Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Десятый сон Марины Глуховской

14.05.2010
Ученица Петра Фоменко поставила в Магнитогорской драме «Бег» Михаила Булгакова.

Ученица Петра Фоменко поставила в Магнитогорской драме «Бег» Михаила Булгакова.

Театральную судьбу пьесы Михаила Булгакова «Бег», «драмы в 9 снах» об исходе из России не столько остатков Белого движения, столько самой русской цивилизации, русского дореволюционного мира, не назовешь счастливой. Сначала «Бег» был под запретом по причинам идеологическим, за симпатию к «белогвардейщине». Когда запреты со скрипом отступили, появился мощный фильм Алова и Наумова с грандиозными актерскими работами Ульянова, Дворжецкого, Евстигнеева и Баталова, и театральные режиссеры, как видно, стали опасаться невыигрышного сравнения с киноверсией. Постановки все-таки были, некоторые из них даже оставили след в истории русского театра (прежде всего «Бег» режиссера Андрея Гончарова в Театре им. Маяковского), но по-настоящему значительные театральные прочтения «Бега» можно пересчитать по пальцам.

Этот короткий список теперь можно дополнить «Бегом», поставленным режиссером Мариной Глуховской в Магнитогорском драматическом театре имени Пушкина. Это работа значительная, серьезная, очень качественная, потребовавшая от театра масштабных творческих и материальных усилий. Этих усилий хватило бы на полдюжины проходных сценических поделок, и то, что в Магнитогорской драме не размениваются на ерунду, а концентрируются на глубоком и сущностном, свидетельство профессионального класса театра. Ни одна из челябинских трупп, к примеру, в нынешнем сезоне не показала премьеры, которую можно было бы поставить рядом с магнитогорским «Бегом».

На агонию последних дней Гражданской войны, описанную Булгаковым еще и как очевидцем, у Глуховской женский взгляд. Такая война ведь вовлекает в свою губительную воронку не только мужчин, делающих свою кровавую работу с хмельным азартом (как генерал Чернота актера Владимира Богданова) или усталым и спокойным отчаянием профессионала, понимающего, что дело проиграно (генерал Хлудов Петра Ермакова). Рядом с ними женщины: жены, сестры, подруги, просто случайные встречные. Молох не щадит никого. Кто-то гибнет от шальной пули (как немая с ведром актрисы Лиры Лямкиной). Кто-то становится жертвой насилия. Сцену допроса Серафимы (Ольга Гущанская) в контрразведке, перерастающую в сцену изнасилования с полубезумными садистами-эстетами в офицерских погонах, Глуховская ставит так, как, мне кажется, может поставить только женщина. Никакого смакования, натурализма или любования красотой порока. Только холодный ужас и невозможность не сойти с ума после случившегося. А кому-то отчаяние придает воли к жизни вопреки всему, особую горькую красоту и лихость, как Люське Татьяны Бусыгиной. Надо признать, что женские образы этого спектакля получились объемнее и ярче мужских, что неудивительно, когда режиссер - женщина.

Зато сценограф - мужчина. Художник Магнитогорской драмы Алексей Вотяков придумал двухъярусное пространство на сценическом круге, способное, кажется, трансформироваться во что угодно: промерзший вагон и тифозный барак, зал ожидания, комнату для допросов, палубу эмигрантского парохода, ветхие стены константинопольских халабуд, где обитают русские беженцы… Многомерное пространство абсолютно созвучно этому сложносочиненному спектаклю и в значительной мере диктует ему пластику, ритм, сложные, многоуровневые мизансцены.

Сложность замысла и затейливость режиссерской фантазии, впрочем, не всегда благо. По контрасту со сжатостью и трагической экспрессией первого акта очевидно ненужное излишество второго, особенно излишество музыкального ряда, от Горана Бреговича, шансона и жестоких романсов до народных песен и «Покаянной молитвы» Чайковского. И записи замечательные, а «живьем» магнитогорские артисты поют еще лучше, вот только дыхание трагедии куда-то уходит, остаются живые картинки, иллюстрирующие музыкальный ряд.

Замечу, и эти «картинки» дорогого стоят, просто высота замысла, заявленного в первом действии, обещала большее. Впрочем, после премьеры жизнь спектакля только начинается, и возможно все, в том числе и коррективы уверенной режиссерской рукой. В уверенности режиссерской руки Марины Глуховской сомневаться не приходится.

Марина Глуховская - ученица великого русского режиссера и театрального педагога Петра Фоменко. Профессиональная известность пришла к Глуховской после того, как ее спектакль «Старосветская история» в омском «Пятом театре» в 2000 году стал номинантом национальной театральной премии «Золотая маска». Поставила больше двадцати спектаклей в Омске, Казани, Новосибирске, Саратове, Москве. Была одним из режиссеров телесериала «Адъютанты любви». «Бег» - первая постановка Марины Глуховской на сцене Магнитогорской драмы.

Комментарии
Комментариев пока нет