Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Все село ходило к ней за счастьем

14.05.2010
Антонина Дучак из села Бектыш не стала целительницей, как ее знаменитый прадед, но унаследовала его доброту и силу характера

Марина МОРОЗОВА

Еткульский район

В ее доме никто не бывает лишним или чужим. Кажется, здесь всегда пахнет пирогами, а приветливая хозяйка ждет именно вас. Это не простое следование законам гостеприимства, а суть натуры Антонины ДУЧАК. Когда-то в украинском селе Заболоть перед началом важного дела односельчане просили ее родную тетю Варвару перейти дорогу. Считалось, что она приносит удачу.

Антонина Дучак из села Бектыш не стала целительницей, как ее знаменитый прадед, но унаследовала его доброту и силу характера

Марина МОРОЗОВА

Еткульский район

В ее доме никто не бывает лишним или чужим. Кажется, здесь всегда пахнет пирогами, а приветливая хозяйка ждет именно вас. Это не простое следование законам гостеприимства, а суть натуры Антонины ДУЧАК. Когда-то в украинском селе Заболоть перед началом важного дела односельчане просили ее родную тетю Варвару перейти дорогу. Считалось, что она приносит удачу. По-моему, дар удачливости передался по наследству племяннице. Даже недолгое общение с 69-летней Антониной Петровной прибавляет сил и оптимизма.

Потомки Арсения

С детства Антонину удивляло: почему их род называли "Арсенчины"? Мама Тони, а также семь ее сестер и братьев носили фамилию Павленко, отец был Семеном. А ее маму односельчане звали Олькой Арсенчиной. Разгадку Антонина узнала недавно, когда гостила на Украине. Оказывается, ее прадед по имени Арсений был знахарем, причем хорошим. В советские годы родные предпочитали об этом молчать, но благодарная память людей хранила его имя.

Тонина мама и тетя тоже владели тайнами народной медицины, умели лечить. Мама предлагала дочке: "Дай я и тебя научу!"

-- Но я же была комсомолка, активистка, не верила в это, - вспоминает сегодня Антонина Петровна. - К тому же лечение сопровождалось молитвой.

Жили Арсенчины-Павленко в селе Заболоть Житомирской области, в 100 километрах от Киева. Семья была бедной, дети рано остались без отца. Зато удались красивыми, сильными, твердые характером. Старшая сестра Тониной мамы Варвара вышла замуж за богатого односельчанина. Однажды в молодости он сгоряча попрекнул ее: "Ты же мое сало и мясо ешь!" С тех пор тетя Варя ни разу кусочка мясного в рот не взяла. Готовила для семьи, но сама не ела. Так до седых волос и осталась вегетарианкой.

-- Зато добрая до чего была! - восхищается Антонина Дучак. - Все село ходило к ней за счастьем. Никому не отказывала.

Тоня родилась в апреле 1941 года. Отца своего так и не узнала: он пропал без вести. Дом, где жили вдвоем с мамой, разбомбили, село заняли фашисты. Крошечную Тоню с мамой приютил в своем доме мамин брат Никита Семенович. Сюда же он еще до войны привез из Сибири овдовевшую сестру Василину с малыми детьми.

Войны Тоня не запомнила. Об оккупации знает из рассказов взрослых. В первый же день гестаповцы расстреляли оставшегося в доме дяди раненого красноармейца. Перед этим спящего солдата разбудили пинком, чтоб увидел свою смерть. Потом в их доме поселились захватчики, а хозяева перебрались в сарай. Однажды фашист со злостью направил автомат на плакавшую Тоню. Немец-повар вовремя шепнул матери, чтоб скорее ее спрятала. До конца оккупации женщина с младенцем жила в кладовке, которую они делили с коровой. Повар посоветовал и буренку убрать с глаз долой, чтоб не зарезали.

Отступая, немцы эшелонами угоняли молодых женщин (до 40 лет). Отправка на чужбину грозила и Тониной маме. Ее спасла родня: старшей маминой сестре Анне было 42 года, она не имела детей и выглядела моложе своего возраста. Вот и поехала в Германию вместо Ольги. Местный староста знал о подлоге, но не выдал их немцам.

Фестиваль и манная каша

Послевоенные годы тоже были тяжелыми, но люди радовались, что кошмар войны остался позади. В двух комнатах старого дома Никиты Семеновича снова поселились три семьи из рода Арсенчиных: Ольга с дочкой, Василина с детьми и хозяева. Вместе выстояли в войну и после нее.

Жизнь в большом селе кипела: школа-десятилетка, где учились больше 1000 ребятишек, кружки, библиотеки, школьная и клубная самодеятельность. Тоня успевала всюду. В 1957 году как активистку и хорошую ученицу ее наградили поездкой в Москву на VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Для девятиклассницы из Заболоти это было почти сказкой. Директор школы дал делегатке 10 рублей на мороженое (немалые деньги по тем временам!), подружка одолжила босоножки.

Украинскую делегацию поселили в гостинице "Россия". Экскурсий было много. Помимо красот столицы Тоне запомнилась: манная каша. В Москве она попробовала ее впервые. В деревне варили то, что выращивали сами: гречку, пшенку. Манная крупа продавалась в магазине, но денег на нее не было.

Тоня очень любила книги и после десятилетки поехала поступать на библиотечный факультет киевского института. Конкурс был громадный - 12 человек на место. В институт девушка не прошла, но в ноябре с тем же экзаменационным листом она поступила в ветеринарный техникум. Если честно, чтобы получить киевскую прописку. Паспортов в сельской местности не выдавали, а другого способа переехать в город не было.

-- Разве ты будешь учиться?! - ухмыльнулся директор техникума, от которого, получив прописку, уходили многие студенты.

-- А куда я денусь? Буду! - вырвалось у Тони.

Сказано - сделано. Так она окончила ветеринарный техникум в Киеве. Учеба давалась легко, а интерес к ней подстегивала повышенная стипендия в 25 рублей. При этом 12 рублей стоило трехразовое питание в студенческой столовой в течение месяца. Современным студентам остается только завидовать!

По распределению Антонина поехала в Крым, осваивать пустующие земли. Зарплаты там были вдвое больше, чем, например, в центральной Украине. В совхозе на полуострове Тарханкут молодых специалистов встретили хорошо. Однако судьба сделала все, чтобы увезти девушку от Черного моря и цветущей маками степи на Урал. Крымский климат Тоне не подошел. Списавшись со знакомыми, поехала в Коркино. Однако пока добиралась, место в ветлечебнице заняли.

Пришлось ей ехать в Бектыш в отделение Еткульского совхоза, который возглавлял в то время Герой соцтруда Андрей Алексеевич Халтурин. Его краснознаменное хозяйство гремело на всю область и считалось учебно-показательным.

Семья, где пятеро мужчин

В Бектыше она встретила Алексея - своего будущего мужа. Он был шофером.

-- Если бы мне тогда сказали, что я выйду за него замуж, ни за что бы не поверила, - улыбается Антонина Петровна. - Он был старше меня на восемь лет, но выглядел очень старо, выпивал.

К тому времени Алексей успел разойтись с первой женой. Развод дался ему нелегко, он очень переживал о сыновьях. Тоню подкупила его любовь к детям. Может, потому что сама росла без отца, она уважала отцовские чувства Алексея. За Тоней он тоже ухаживал заботливо и терпеливо. Не полюбить такого было невозможно. Когда они решили пожениться, сыновья Алексея жили в другом селе. К отцу приезжали на выходные да на каникулы. Но скоро они стали одной семьей: через четыре года в отцовский дом переехал третьеклассник Витя, еще через год - его старший брат Юра.

-- В то время они уже и мне стали родными, - улыбается Антонина Петровна.

Следом за Юрой и Витей родились Андрей и Алеша. Братьев стало четверо. Антонина Петровна никогда не делила мальчишек на "своих" и "чужих". Было ли трудно? Даже если "да", она не признается, зато любит повторять: "Сыновья у нас росли хорошими!"

Старшие опекали младших, все занимались спортом, неприятностей в школе никогда не было. Теперь она понимает, как много зависело от мужа! Мальчишки слушались его беспрекословно. А работы по хозяйству хватало им всем. Зарплаты в совхозе небольшие, приходилось держать скотину, сажать много картошки.

В 33 года мама четверых детей решила получить высшее образование и поступила в Троицкий ветинститут. Самому младшему сынишке тогда было пять лет.

Ненапрасная работа

Учебу, работу, детей и дом она умудрялась совмещать с общественной нагрузкой. Выпускала стенгазету, была председателем профкома птицефабрики и председателем народного контроля (единственная беспартийная среди коммунистов). Институт многодетная студентка окончила в 40 лет. Специалистом слыла грамотным и сильным. В 1993 году ей было присвоено почетное звание заслуженного ветврача России.

С мужем Антонина Петровна прожила 43 года. Ни разу не усомнилась в его чувствах, не разочаровалась в нем. Последнее признание в любви услышала за три дня до кончины мужа.

Семья Дучак опровергает "народную мудрость" : мол, растить сыновей - напрасная работа. Влюбятся, женятся, забудут родителей. Когда был жив Алексей Петрович, взрослые дети, приезжая погостить, могли ночь напролет проговорить с отцом. Сейчас их по-прежнему тянет в родительский дом, к маме. А ее очень радует, что братья дружны между собой. Ведь с детства усвоила: сплоченный род всем силу дает.

Комментарии
Комментариев пока нет