Новости

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Наркотический офф-шор

22.10.2002
Около 500 цыганских семей "кормят" дурманом всю горнозаводскую зону

Сергей ЛИХАЧЕВ
Миасс

Больше года назад на дне депутата, где слушался вопрос о незаконном обороте наркотиков, народные избранники спросили у начальника УВД Миасса Александра Леоновича: нельзя ли сделать так, чтобы цыганские семьи, прочно обосновавшиеся в городе, "пропитались романтикой дорог" и "свинтили" бы куда подальше? Это пожелание, конечно, попахивает шовинизмом. Но такие мысли появились у депутатов не от хорошей жизни: милицейская практика показывает, что 90 процентов городского рынка наркоторговли захвачено именно представителями кочевого племени, сменившего шатры на новомодные особняки. Променяли-таки свободу на "дворцов заманчивые своды". Впрочем, дворцы появились не сразу.
Воспоминание из детства.

Около 500 цыганских семей "кормят" дурманом всю горнозаводскую зону

Сергей ЛИХАЧЕВ

Миасс

Больше года назад на дне депутата, где слушался вопрос о незаконном обороте наркотиков, народные избранники спросили у начальника УВД Миасса Александра Леоновича: нельзя ли сделать так, чтобы цыганские семьи, прочно обосновавшиеся в городе, "пропитались романтикой дорог" и "свинтили" бы куда подальше? Это пожелание, конечно, попахивает шовинизмом. Но такие мысли появились у депутатов не от хорошей жизни: милицейская практика показывает, что 90 процентов городского рынка наркоторговли захвачено именно представителями кочевого племени, сменившего шатры на новомодные особняки. Променяли-таки свободу на "дворцов заманчивые своды". Впрочем, дворцы появились не сразу.

Воспоминание из детства. Примерно раз в неделю в наш двор заезжала повозка, утомленно-покорная лошадь останавливалась как раз под моими окнами. Ребятня стайками выбегала из подъездов, чтобы сдать небритому дядьке бутылки и получить свои гривенники. Кто знает, может быть, тогда мы лицезрели известного ныне наркобарона Пашу-Бороду. Теперь он утверждает, что особняк свой выстроил на деньги, полученные с продажи пустых бутылок.

В 80-е годы в Миассе проживало около пяти десятков крепких цыганских семей. Занимались они коммерцией и, как тогда говорили, общественно-полезным трудом. Их дети даже в армию ходили, укрепляли нашу обороноспособность. Начальник отделения по незаконному обороту наркотиков УВД города Александр Симонов, по долгу службы изучивший подноготную своих потенциальных "клиентов", вспоминает их трудовые биографии: один был парикмахером (говорят, неплохим), другой работал мастером на заводе, третий таксовал. Но в том или ином виде коммерцией занимались все.

В цыганских семьях, где матери - через одну героини, подросли дети, потом внуки. К ним начали подтягиваться родственники из других городов. Финансовую основу под всю их жизнь заложил незаконный оборот наркотиков.

Путь от конопли до героина наркоманы и их снабженцы прошли за несколько лет. Опий как промежуточную станцию миновали быстро: уж больно неудобно было его хранить - только в холодильнике. И поскольку любой сбытчик живет в постоянном страхе, а во сне ему видится обыск, опий был просто с рынка выведен. В одно прекрасное утро бедные наркоманы, куда бы они ни обращались, получали твердое "нет". Затем следовало предложение купить "белого". Так Миасс "подсел" на героин.

По примерным прикидкам оперативников, в городе активно действуют порядка 500 цыганских семей с разной степенью вовлеченности в наркобизнес. Общего руководства нет, каждая ячейка общества - самостоятельная финансовая единица со своими доходами, заморочками и клиентурой. Есть, правда, свои короли и батраки, есть определенная иерархия, и есть совет, призванный решать все споры внутри цыганской диаспоры. В отличие от российского правосудия, цыганский совет куда эффективнее. Во всяком случае, его решений боятся больше. И на допросах в органах обычно молчат.

Сбыт наркотиков - целая наука. Интересно, кто-нибудь стал бы грабить банк, если бы преступление длилось не пять-десять минут, а месяц, полгода, год? Низовой наркобизнес, когда сбытчик контактирует непосредственно с клиентами-наркоманами, сродни вот такому долгому ограблению. О новой точке сбыта становится известно чуть ли не на другой день. Дальше - как повезет. Тактика может быть различной: от осторожной продажи лишь "проверенным" наркоманам (а где ваше рекомендательное письмо?) до оголтелого сбыта всем подряд, в надежде успеть сорвать банк до первых неприятностей со стороны закона.

Неприятности эти, впрочем, весьма условны. Злую шутку с правоохранительными органами играет цыганский менталитет. Мужчина - хозяин, женщина - добытчик. Так что в сети оперов чаще всего попадаются именно женщины. На суде выясняется, что вот эта старушка больна, вот у этой 14 детей и еще она почетный донор, причем беременный. Справки прилагаются тоннами. Отсюда нередки маленькие сроки, а то и вовсе условные. Четверо сотрудников ОБНОНа тратят на каждую точку примерно две недели. За это время появляется пара новых. Вот и считайте.

Это как задача, когда в бассейн через одну трубу вода вливается, а через другую выливается. И если вливается больше, бассейн будет наполняться.

Сегодня "вливания" новых цыганских семей происходят за счет миграции - в Миасс едут охотно, зная, что всегда можно рассчитывать на поддержку соплеменников. Можно взять на первое время денег в долг, наркотики - тоже в долг. А там уж как повезет.

Конечно, погоду делают не низовые сбытчики, не те, кто недавно приехал в Миасс, чтобы "отряд не заметил потери бойца". Их поддерживают, обустраивают и дают товар в долг бароны наркорынка - те, кто, имея с оборота наркотиков, по самым скромным подсчетам, до полутора миллионов рублей в год, сами к ним и не притрагиваются. Когда к одному из них пришли с обыском и показали санкцию прокурора, он сказал: "В следующий раз приходи без санкции. В любой день, в любое время. С собакой приходи, полы вскрывай. Ничего не найдешь!"

Свои доходы, скрыть которые невозможно, наркобароны объясняют коммерцией. Время от времени их жены, оформленные индивидуальными предпринимателями, действительно стоят на рынке и торгуют куртками, шапками, шубами: Им очень везет. Получать с базара доходы, сравнимые с прибылью небольшого предприятия, это еще умудриться надо. Когда пришли арестовывать Пашу-Бороду (попался в общем-то на ерунде, нашли у него несколько граммов гашиша. Обнаглел), у него изъяли около 500 тысяч наличными. Объяснение все то же: жена ездит по деревням, куртками торгует. Кто бы мог подумать, что наше село способно столь сытно кормить коммерсантов.

Один килограмм героина стоит в Средней Азии 40 тысяч рублей. Оптовая цена в нашем регионе - 350 тысяч. Розничная - 600 рублей за грамм. Хватает всем.

За оптовиками следят, отвлекаются огромные силы и средства, но, увы, попытка взять их с товаром редко заканчивается удачей. Между тем общий доход цыганских кланов сравним с годовым бюджетом города. Метастазами расползаются от этого преступления другие - грабежи, угоны, квартирные кражи. Можно смело утверждать, что 70 копеек с каждого похищенного рубля уходит в итоге в казну наркобаронов, укрепляя и без того мощную систему.

Миасс стал своеобразной Меккой для всех наркоманов горнозаводской зоны. Здесь задерживали ребят, приехавших за зельем из Златоуста, Карабаша, Уйска, Чебаркуля, Сатки. По содержанию наркотиков Золотая долина медленно, но верно превращается в Чуйскую: n

Комментарии
Комментариев пока нет