Новости

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Звенья одной цепи

22.05.2010
К нам приходят письма, в которых жители Челябинской области рассказывают о судьбах своих родных-фронтовиков, делятся мыслями о значении Дня Победы для современного поколения.

К нам приходят письма, в которых жители Челябинской области рассказывают о судьбах своих родных-фронтовиков, делятся мыслями о значении Дня Победы для современного поколения.

Чем удивить правнуков?

Мне предложили провести автобусную экскурсию с ветеранами больницы в преддверии юбилея Победы.

Когда план экскурсии обозначился, возникла мысль предложить экскурсию одноклассникам внука: в память о прадеде (моем отце) - фронтовике, братьях и сестре матери, тоже участниках Великой Отечественной войны.

Предложение было принято, и с разницей в день состоялись две похожие и удивительно разные поездки.

Ветераны, а среди них были и участники войны, и труженики тыла, и постаревшие дети блокадного Ленинграда, оказались благодарными слушателями. Их мало интересовали истории создания монументов, но они живо откликались на любую информацию, как-то соприкасающуюся с их жизненным опытом. Удивила готовность подойти к любому объекту, не хотели они смотреть из окна автобуса. Как бы тяжело ни было, все вышли, чтобы поклониться памяти бойцов, похороненных на Лесном кладбище, не говоря уж о посещении Вечного огня у главпочтамта.

Десятиклассники лицея быстро разделились на три группы: первая слушала, вторая смотрела в окно, а третья активно занималась межличностным общением. Когда автобус остановился у заводоуправления ЧТЗ, все остались на своих местах: они предпочли рассматривать первый трактор издали. «Ну ничего, - подумала я. - Впереди музей военной техники, он-то уж не оставит мальчишек равнодушными!» Я ошиблась.

Мы доехали до парка Победы, прошли к выставке, и ребята сбились в группки, спинами к боевым машинам… И это при том, что большинство видело танки, САУ, «катюшу» вблизи впервые.

Я поняла, что надо срочно менять и темы рассказов, и стиль общения. Можно, конечно, выражать удивление и сожаление, что их не интересует история, но попытаемся взглянуть на увиденное их глазами. Является ли исторический ансамбль парка выдающимся скульптурно-архитектурным сооружением? Вопрос спорный. Старая военная техника не заинтересовала. Но кто в 16 лет, когда все мысли о будущем, интересуется раритетами? Гуманитарии, наверное. А вокруг меня стояли будущие программисты, математики, инженеры, компьютерщики…

И тогда я дала ребятам нашу семейную реликвию - военные треугольники отца. «Они настоящие?» - спросили меня. «Им 65-70 лет…»

Рискнула прочесть отрывок из письма, датированного 12 мая 1945 года о том, как полк праздновал окончание войны: «Мы украсили военные машины сиренью и побежали к Дунаю…»

Все отвлеченные разговоры прекратились.

Пока мы ехали к Вечному огню, рассказывала ребятам историю создания Добровольческого танкового корпуса. «Как могло совпасть, что проводы танкистов состоялись именно 9 мая 1943 года?» - спрашивала, зная, что нет объяснения такому судьбоносному совпадению.

Загадками истории, неожиданными сопоставлениями пыталась пробудить в старшеклассниках интерес и уважение к людям и событиям, стараясь говорить так, как будто мы все через пять минут окажемся на проводах корпуса. «Вталкивала» ребят на место их сверстников: юной Ани Пашниной, легендарного бригадира с ЧТЗ, в 17 лет получившей орден Ленина, старшеклассников, учившихся в третью смену (утром - работали на заводах, в госпиталях).

В автобусе стало тихо. Я могла уже говорить без микрофона: слушали все.

Выходит, мы, старшие, сами виноваты, что, легко отпуская ребят в виртуальные миры, не успеваем зацепить их своими знаниями, чувствами и уверенностью, что все мы, и юные, и пожилые, и ушедшие, - звенья одной цепи, которая не должна прерываться.

Марина ТКАЧЕНКО

Ошиблись буквой

Хочу рассказать о человеке, который никогда не жил в Брединском районе, но с которым он навеки кровно связан. Василий Семенович Баштан - мой родной дед, которому было отпущено немного - 35 лет.

В первые годы Великой Отечественной войны он был призван на фронт Адамовским райвоенкоматом Чкаловской (ныне Оренбургской) области, оставив на руках своей жены, Евдокии Захаровны Баштан, моей бабушки, пятерых детей, младшему из которых не было и полугода. Успел прислать с фронта письмо и фотографию, сообщив, что был тяжело ранен. Но поправился в госпитале и снова пошел воевать.

Это было последнее, что семья узнала о нем. Потом в 1942-м извещение: «Пропал без вести». И все. Дальше на 57 лет - глухое безмолвие, и на все запросы семья получала тот же ответ.

Благодарна своей бабушке, светлая ей память, за то, что она нам, внукам, рассказывала про деда. Мы его никогда не видели, но хорошо знали: спокойного, доброго, с красивой кудрявой головой.

В 1951 году бабушка со всеми детьми перебралась в Бреды. У детей появились свои семьи. У каждого была своя жизненная дорога. Из пятерых детей на сегодня осталась только моя мама - Дарья Васильевна Цупак (Баштан), более 30 лет проработавшая заведующей библиотекой в поселке Комсомольский. Но дед и бабушка могли бы гордиться своими детьми: ни один из них не посрамил фамилию, память отца.

9 мая 2009 года моя мама получила весть, которую воспринять без боли в сердце было просто невозможно: ее отец, Баштан Василий Самсонович, воевал, погиб и захоронен в деревне Павлово Смоленской области 3 апреля 1942 года! Привезла маме эту весть подруга ее детства Татьяна Ивановна Голикова, с которой они не виделись 57 лет! Нашла дорогого нам человека невестка этой женщины, Валентина Голикова, учитель истории поселка Адамовка Оренбургской области, много лет занимавшаяся поисками солдат ВОВ, пропавших без вести.

«Ржевско-Вяземский котел» - так называют сегодня историки страшные бои, которые вели советские солдаты с фашистами. Там сложил свою голову мой дед. Я, учитель литературы, столько раз на уроках читала старшеклассникам стихотворение А. Твардовского «Я убит подо Ржевом» и не знала, что строки его напрямую относятся ко мне самой!

Летом, в сорок втором,

Я зарыт без могилы.

Всем, что было потом,

Смерть меня обделила.

Сказать, что весть стала для всех нас потрясением, это не сказать ничего! Мы собирались в доме моих родителей и вновь всматривалась в портрет дорогого нам человека. Мучила мысль: почему же целых шесть десятилетий шла до нас печальная весть? Все оказалось банально просто и дико: в списках погибших в деревне Павлово дед значился как Башман В.С., и только сверка с именем жены и именами родных его братьев, призывавшихся на фронт из Адамовского района, позволила удостовериться: это действительно он!

Но и деревня Павлово оказалась сегодня несуществующей. Долгие недели искала через Интернет, как значится место захоронения, моя двоюродная сестра и нашла: это Климов завод (на месте бывшей деревни) Юхновского района Калужской области (границы Смоленской и Калужской областей поменялись). И все эти долгие недели болело и трепетало сердце моей мамы.

Весть о нашем дедушке, который сегодня по возрасту моложе своих внуков, нас объединила. Мы обязательно соберемся вместе и съездим к далекой братской могиле, придем и скажем: «Здравствуй. Это мы…» И он нас услышит.

Любовь КРАВЧЕНКО (ЦУПАК),

заместитель директора МОУ Ново-Рассыпнянская СОШ Нагайбакского района

А под гимнастерками бились молодые сердца

Хочу рассказать о своем отце - Шайдулле Набиулловиче Султанове, участнике Сталинградской битвы. Папа не любил рассказывать о войне. Он отказывался выступать на всевозможных мероприятиях. Редко смотрел фильмы о Великой Отечественной. Он не хотел вспоминать этот кошмар всуе. Наверное, поэтому неожиданностью для меня было то, что после 70 лет папа начал вспоминать отдельные моменты из военной жизни. Каждый такой рассказ был откровением, заставлял по-новому взглянуть и на войну, и на жизнь солдат.

С поля боя раненых подбирали санитары. В большинстве своем это были молоденькие девушки. Они под пулями и рвущимися снарядами на себе тащили тяжелых, окровавленных, грязных и часто матерящихся солдат. Нередко бывало, что обезумевшие от боли раненые пытались вырваться, отбивались, кусались. Хрупкие, маленькие девчушки были на удивление терпеливы: как могли, перевязывали их, уговаривали как маленьких детей, оттаскивали под обстрелом в укрытия. О себе они не думали.

Папе был 21 год, когда в 1944 году в тяжелом, кровопролитном бою его ранили. Осколком повредило правое плечо, вырвало правую лопатку, верхнюю долю легкого. Рана была тяжелой, сам он передвигаться не мог, оставалось одно - ждать.

Он терял от боли и кровопотери сознание, ненадолго приходил в себя и опять проваливался в беспамятство. Очнулся, о боже - сестричка! Он услышал рядом ее тихий ласковый голос, но она уговаривала потерпеть кого-то другого. В ответ слышался хриплый стон вперемешку с матом. Боец пытался что-то выкрикнуть, но голос прерывался, переходил в хриплый шепот. Видимо, он был очень грузным - сестричка долго не могла его сдвинуть с места, и вдруг она тихонько вскрикнула: «Миленький, ну зачем же ты так, я же не дотащу тебя!»

Папе стало очень жалко сестричку, захотелось взглянуть, что там произошло, он попытался повернуться на бок… В себя пришел от нестерпимой боли: он лежал в палатке полевого госпиталя, две медсестры обрабатывали его раны. Они тихонько переговаривались, у одной был удивительно знакомый ласковый голос. Превозмогая боль, он повернул голову. На миг забыл о своих ранах: у худенькой голубоглазой сестрички с длинной косой было перевязано плечо. Вторая медсестра расспрашивала, откуда у той рана на плече. Голубоглазая шепотом поведала, как ее утром покусал тяжелораненый боец, а к вечеру плечо распухло - попала грязь. Сердце солдата бешено заколотилось от сумятицы чувств: неожиданной нежности, тревоги за девушку, от своей беспомощности. Больше всего на свете в этот миг он хотел защитить и ласково обнять эту гибкую, как лоза, девушку.

Вдруг раздался громкий, хриплый шепот: «Сестра! Сестра!» Это был тот самый боец. Девушка бросилась к нему. «Сестрица, поцелуй меня!» Шепот становился все слабее… Девушка ласково погладила его по лицу, он поймал ее руку, прижал к губам. Сестричка нежно коснулась губами его губ. «Спасибо», - еле слышно прохрипел боец, его пальцы медленно разжались.

Папа опять впал в беспамятство, но вскоре очнулся. О нем, видимо, забыли. Сестричка тихо плакала, та, что была постарше, промолвила: «Зина, а ведь ему еще и двадцати не исполнилось! Он бредил, обещал матери, что вернется, отомстит за братьев и вернется…» А папа лежал и думал о том, как же тяжко молоденьким девчонкам каждый день прощаться с молодыми парнями. Решил, если выживет - найдет сестричку обязательно.

На следующий день Зину отправили вместе с ранеными - инфицированная рана оказалась опасной. Папу ждали тяжелые операции и очень сложный восстановительный период. Но молодость и крепкий организм сделали свое: отправив удостоверение инвалида домой, он прошагал пол-Европы. Зину он больше не видел, о судьбе ее не смог узнать - он не знал о девушке ничего, кроме имени.

Прошло 52 года, и каждый раз, собираясь с друзьями-фронтовиками в День Победы, папа со слезами на глазах сетовал: «Ну почему не ставят памятников фронтовым сестричкам?» И только в дни празднования 50-летия Победы он рассказал нам о голубоглазой Зине.

Он не дожил до того дня, когда в нашем городе появилась бронзовая сестричка.

Марзия СУЛТАНОВА

Мама выполнила наказ отца

В июне 41-го наш папа ушел защищать Родину, оставив шестерых детей мал мала меньше. Когда узнали, что поезд повезет бойцов на фронт, мама бежала 30 километров до станции, чтобы проститься. Папа кричал ей из теплушки: «Учи детей! Я вернусь!»

На войну забрали всех мужчин из нашей сибирской деревни, их было 89 человек. Никто не вернулся. Вместо отцов стали приходить похоронки со страшными словами: «Без вести пропавший». Такая пришла и нам.

Нас называли «подранками войны». Годы были холодными, неурожайными, а мы, голодные и раздетые, летом рвали траву, радовались весной лепешкам из вытаявшей в поле мерзлой картошки. Все несовершеннолетние с восьми лет вместе с женщинами и стариками работали до упаду, никто не жаловался, потому что знали: надо.

У нас на всех членов семьи были одни чуни. В школу бегали почти босиком. От мороза мама шила нам штаны и платья из мешковины, окрашенной корой какого-то дерева. Словом, хватили лиха через край.

В школе учителя говорили, что если будем хорошо учиться, то отец обязательно вернется. И мы верили им, старались и ждали. Любили учителей и ценили их как самых родных и близких нам людей.

Повзрослев, решили искать могилу отца. Писали в Москву и во все города, где шла война. Искали 30 лет. И вдруг пришел ответ от пионеров-следопытов, что наш отец Виктор Владимирович Кербец лежит в братской могиле в Белгородской области, с ним еще тысяча солдат. В советское время вся наша семья побывала там. Теперь на этом месте стоит обелиск, на мраморной плите золотыми буквами написаны фамилии геройски погибших бойцов.

Наша неграмотная мама сумела выполнить наказ мужа. После окончания школы каждый из нас пошел учиться дальше. Имеем на шестерых десять дипломов о высшем и среднем техническом образовании и общий рабочий стаж в 238 лет. Заработав пенсию, все мои сестры и братья продолжали трудиться. Нас не сломала тяжелая жизнь. Мы не научились курить, пить, воровать, а слово «наркотики» совсем не знали.

Мы призываем молодых к тому, чтобы они не оскверняли священного места - кладбища, не убивали пенсионеров за пенсию, чтобы не отбирали награды у участников Великой Отечественной войны. Ведь они получили ее за Победу. Люди, берегите мир, любите жизнь, уважайте родителей и самих себя.

Лидия ДУБРОВИНА

Комментарии
Комментариев пока нет