Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

А под гимнастерками бились молодые сердца

21.05.2010


Хочу рассказать о своем отце - Шайдулле Набиулловиче Султанове, участнике Сталинградской битвы. Папа не любил рассказывать о войне. Он отказывался выступать на всевозможных мероприятиях. Редко смотрел фильмы о Великой Отечественной. Он не хотел вспоминать этот кошмар всуе.

Хочу рассказать о своем отце - Шайдулле Набиулловиче Султанове, участнике Сталинградской битвы. Папа не любил рассказывать о войне. Он отказывался выступать на всевозможных мероприятиях. Редко смотрел фильмы о Великой Отечественной. Он не хотел вспоминать этот кошмар всуе. Наверное, поэтому неожиданностью для меня было то, что после 70 лет папа начал вспоминать отдельные моменты из военной жизни. Каждый такой рассказ был откровением, заставлял по-новому взглянуть и на войну, и на жизнь солдат.

С поля боя раненых подбирали молоденькие девушки. Они под пулями и рвущимися снарядами на себе тащили тяжелых, окровавленных, грязных и часто матерящихся солдат. Нередко бывало, что обезумевшие от боли раненые пытались вырваться, отбивались.

Папе был 21 год, когда в 1944 году в тяжелом, кровопролитном бою его ранили. Осколком повредило правое плечо, вырвало правую лопатку, верхнюю долю легкого. Рана была тяжелой, сам он передвигаться не мог, оставалось одно - ждать.

Он терял от боли и кровопотери сознание, ненадолго приходил в себя и опять проваливался в беспамятство. Очнулся, о боже - сестричка! Он услышал рядом ее тихий ласковый голос, но она уговаривала потерпеть кого-то другого. В ответ слышался хриплый стон вперемешку с матом. Боец пытался что-то выкрикнуть, но голос прерывался, переходил в хриплый шепот. Видимо, он был очень грузным - сестричка долго не могла его сдвинуть с места, и вдруг она тихонько вскрикнула: "Миленький, ну зачем же ты так, я же не дотащу тебя!"

Папе стало очень жалко сестричку, захотелось взглянуть, что там произошло, он попытался повернуться на бок: В себя пришел от нестерпимой боли: он лежал в палатке полевого госпиталя, две медсестры обрабатывали его раны. Они тихонько переговаривались, у одной был удивительно знакомый ласковый голос. Превозмогая боль, он повернул голову. На миг забыл о своих ранах: у худенькой голубоглазой сестрички с длинной косой было перевязано плечо. Вторая медсестра расспрашивала, откуда у той рана на плече. Голубоглазая шепотом поведала, как ее утром покусал тяжелораненый боец, а к вечеру плечо распухло - попала грязь. Сердце солдата бешено заколотилось от сумятицы чувств: неожиданной нежности, тревоги за девушку, от своей беспомощности. Больше всего на свете в этот миг он хотел защитить и ласково обнять эту гибкую, как лоза, девушку.

Вдруг раздался громкий, хриплый шепот: "Сестра! Сестра!" Это был тот самый боец. Девушка бросилась к нему. "Сестрица, поцелуй меня!" Шепот становился все слабее: Девушка ласково погладила его по лицу, он поймал ее руку, прижал к губам. Сестричка нежно коснулась губами его губ. "Спасибо", - еле слышно прохрипел боец, его пальцы медленно разжались.

Папа опять впал в беспамятство, но вскоре очнулся. О нем, видимо, забыли. Сестричка тихо плакала, та, что была постарше, промолвила: "Зина, а ведь ему еще и двадцати не исполнилось! Он бредил, обещал матери, что вернется, отомстит за братьев и вернется:" А папа лежал и думал о том, как же тяжко молоденьким девчонкам каждый день прощаться с молодыми парнями. Решил, если выживет - найдет сестричку обязательно.

На следующий день Зину отправили вместе с ранеными - инфицированная рана оказалась опасной. Папу ждали тяжелые операции и очень сложный восстановительный период. Но молодость и крепкий организм сделали свое: отправив удостоверение инвалида домой, он прошагал пол-Европы. Зину он больше не видел, о судьбе ее не смог узнать - он не знал о девушке ничего, кроме имени.

Прошло 52 года, и каждый раз, собираясь с друзьями-фронтовиками в День Победы, папа со слезами на глазах сетовал: "Ну почему не ставят памятников фронтовым сестричкам?" И только в дни празднования 50-летия Победы он рассказал нам о голубоглазой Зине.

Он не дожил до того дня, когда в нашем городе появилась бронзовая сестричка.

Марзия СУЛТАНОВА

Комментарии
Комментариев пока нет