Новости

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Смертельное ДТП произошло около 08:00 утра на 220-м километре трассы.

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

"Я люблю этого человека"

23.10.2002
Николай Болдырев написал первую биографию Андрея Тарковского

- Николай Федорович, почему Андрей Тарковский - великий режиссер?
- Когда я впервые увидел его "Андрея Рублева", я понял, что вхожу в совершенно уникальный мир. Меня поразило, что передо мной мистическое состояние вещества. Я чувствовал, что в самые лучшие мгновения своего интуитивного постижения сути у меня прорывается подобное видение.
Современный кинематограф пытается заинтриговать видением людей деморализованных, с расшатанной психикой. Это мутное сознание стремится к корыстным, тщеславным целям, оно забито психологией, а значит, социальными догмами.

Николай Болдырев написал первую биографию Андрея Тарковского

-- Николай Федорович, почему Андрей Тарковский - великий режиссер?

-- Когда я впервые увидел его "Андрея Рублева", я понял, что вхожу в совершенно уникальный мир. Меня поразило, что передо мной мистическое состояние вещества. Я чувствовал, что в самые лучшие мгновения своего интуитивного постижения сути у меня прорывается подобное видение.

Современный кинематограф пытается заинтриговать видением людей деморализованных, с расшатанной психикой. Это мутное сознание стремится к корыстным, тщеславным целям, оно забито психологией, а значит, социальными догмами. Кино - насквозь жанровое искусство, а жанр изначально имеет внутреннюю заданность. Тарковский все это отбрасывает. В результате нам впервые, может быть, удалось увидеть, каким же образом видит мир сознание почти просветленного человека.

-- То есть для вас Тарковский - это иная оптика.

-- Да, прежде всего опыт чистого созерцания. Я так определил для себя жанр Тарковского: кино как медитация.

-- В чем смысл такого кино?

-- Смысл медитации - очищение сознания. Фильмы Тарковского имеют колоссальное очищающее воздействие. Если на большом экране ты видишь его фильм, то ощущение, будто губка стирает всю грязь. Кстати, для меня Тарковского по телевизору не существует. Это своего рода дайджест, скелетные каркасы, и зритель не может участвовать в главном - таинстве медитации.

-- Почему Тарковского многие, причем подчас далеко не глупые люди, просто не воспринимают?

-- Главная ошибка состоит в том, что зрители, в том числе и кинокритики, пытаются расшифровывать его кино, ищут в нем символы. Тем самым включают его в обычную канву разбора психологии действующих лиц, конфликтов, идут по проторенной дорожке, запутываются и ругают Тарковского. Он сам возмущался, когда критики пытались его интеллектуально воспринимать:

-- :"переводить".

-- Да, переводить на какой-то идеологический язык. Его не понимают интеллектуалы и критики. Он это осознавал и говорил: лучше всего меня понимают дети и крестьяне.

-- Вы себя к какой категории относите?

-- Ну, я вообще считаю себя очень простодушным читателем и зрителем. Искусство для меня не кроссворд, не ребус, а как раз возможность оказаться в медитации. В принципе любое подлинное искусство - это медитация. Ты забываешь про свой бормочущий ум и погружаешься в поток просто как любое живое существо или растение.

-- Но для режиссера одного видения мало, кино - это технология:

-- Вот тут как раз очень много тайн. Даже крупные режиссеры зачастую просто не понимали, как сняты те или иные вещи у Тарковского. Тарковский был одним из создателей кино как полноценного искусства. Он стал работать с тем, с чем не работает ни одно другое искусство. Тайна, собственно, заключается в том, что Тарковский посредством кинокамеры снимал само текущее время.

-- Каким образом?

-- Он часто говорил студентам: нужно спонтанно наблюдать жизнь. На самом деле, конечно, Тарковский все мизансцены выверял до миллиметра. Его главный технологический инструмент - резкое замедление ритма внутри кадра. У него беспрецедентно небольшое количество кадров, каждый из них длится баснословно долго. Мы завороженно наблюдаем за магическим изменением реальности. Мы видим то, что имеем возможность видеть всегда, но, как правило, не замечаем. Потому что мы не бытийствуем, а находимся в функциональной жизни. Тарковский дает бытие в чистом виде. Он сам называл этот феномен взглядом Пришельца. Магия, по Тарковскому, заключается в том, что человек видит мир как бы впервые, взором "новорожденного теленка".

-- Толстовское "остранение"?

-- В ряду тех, у кого Тарковский мировоззренчески учился, он называет и Толстого, и Баха, и Леонардо, и Питера Брейгеля-старшего. В альтернативе Гамлета "Быть или не быть?" большинство людей выбирают "не быть". Их нет. Они просто перетекают из одной функциональной матрицы в другую. Они не находятся в процессе бытия. Тарковский находился там. И учил этому.

-- Являлся ли, по-вашему, Тарковский проповедником?

-- На мой взгляд, он от природы был религиозным искателем. Как сам признавался, занятие кинематографом было для него достаточно случайным. Он же несколько раз хотел бросить кинематограф. Кино было лишь способом выражения его религиозного импульса. Думаю, и учительство имело место. Он ощущал в себе некую благодать, весть, которую должен проводить и нести. В последних фильмах - "Сталкер", "Ностальгия", "Жертвоприношение" - это совершенно очевидно. В нем, на мой взгляд, боролись две эти тенденции - чисто дзенское начало, кинофильм как медитация, в которой мы можем реализовать свою подлинность, ощутить дух, и проповедничество как попытка предостеречь людей, что они живут "не туда", роют себе яму, понимая смысл жизни чисто материалистически.

-- Откуда вы черпали информацию для биографии?

-- Существует огромный массив документов. Нужно было найти в себе энергию, чтобы все это переварить и не быть погребенным этой информацией. Мне пришлось прочитать на немецком языке два больших тома его дневников. На немецком читал и "Запечатленное время", основной теоретический труд Тарковского, который на тот момент, когда я работал над биографией, не существовал по-русски. Плюс к этому пришлось изучить документальный материал, что есть в России.

-- А почему дневники Тарковского до сих пор полностью не опубликованы у нас?

-- Проблема, на мой взгляд, отчасти в том, что там немалое количество беспощадных подчас высказываний о реальных людях, имеющих общественный вес, живущих по сей день в Москве. Хотя формальная причина, мне говорили о ней в Фонде Тарковского, - сумма гонорара, которую затребовал наследник Андрей Андреевич Тарковский, живущий во Флоренции. В 1996 году вдова режиссера Лариса Павловна приезжала в Москву и обещала, что вскоре дневники будут опубликованы на русском языке. Но она умерла, права перешли к сыну, а он был непреклонен:

-- Может быть, есть более серьезные причины?

-- Возможно, потому, что Тарковский с женой и ребенком пережили такую драму вынужденной эмиграции, что, судя по дневникам и интервью, у них была колоссальная обида на Россию, прежде всего на власть и чиновников от кино. И в том числе на так называемых бывших друзей по кинематографии.

-- Но ведь сейчас другое время, вроде бы другие люди у руля:

-- В начале своей работы, когда я только пытался навести мосты в Москве, то почувствовал сопротивление, даже некую агрессивность. В ряде мест меня откровенно запугивали, говорили, что я влипну в историю, меня затаскают по судам. Атмосфера вокруг имени Тарковского до сих пор настороженная и таинственная.

В московских кругах очень распространена версия, согласно которой причина многих несчастий Тарковского - его жена Лариса Павловна. Якобы она, чуть ли не злодейка, совершенно ему не равная во всех смыслах, с помощью своих ведьминских способностей его заколдовала, вывезла из России, которую он страстно любил и из которой не хотел уезжать. В Италии она будто бы им манипулировала, высасывала из него энергию, настраивала против всех друзей. Вот такая фигня, не подтверждающаяся никакими документами - ни перепиской, ни дневниками, ни интервью.

-- Да, любопытный поворот: гений-подкаблучник:

-- Факты-то как раз показывают противоположное. Это был человек чрезвычайно волевой, мощный, его продуктивность с годами нарастала. Легенду о демонической злодейке-жене я пытаюсь развенчать, попутно выстраивая определенную логику его трагической судьбы и увязываю это все прежде всего с духовной биографией. Как говорил Бальзак, "главные события моей жизни - это мои произведения". Фактически я не более чем предлагаю свою гипотезу о тайне жизни Андрея Тарковского.

-- Наверняка найдутся люди, которые упрекнут вас в излишней склонности к философическим построениям.

-- Нет-нет, в этом смысле книга очень уравновешена. Жизнь Тарковского я очень мощно документирую. Даю большое количество цитат из его дневников, интервью и так далее. На мой взгляд, здесь идеальное равновесие между моим собственным мифом о Тарковском и документальными материалами. У меня была возможность написать книгу с первой до последней страницы своим собственным стилем. Грубо говоря, пересказывая материал, как большинство беллетристов. Будто мы - всеведущие демиурги!

-- В процессе работы было ли такое, чтобы вы в каком-то месте остановились и не знали, что делать дальше?

-- Такого не было, но я был в немалой растерянности по поводу школьных лет и первой юности. Здесь почти ничего нет. Материал собирался с миру по нитке. Многое узнал от Марины Арсеньевны Тарковской.

-- Она с пониманием отнеслась к вашим поискам?

-- Это было драматичное общение. Потому что мы очень скоро с Мариной Арсеньевной вступили в полемический диалог. На этой ноте он пока и остается. Мне трудно сказать, как она воспримет книгу. Она заняла такую позицию, что пыталась внушить мне желание развенчать образ жены Андрея Арсеньевича. Но при этом категорически просила меня не ссылаться на ее мнение ни устно, ни письменно. У меня было много встреч в Москве с людьми, которые знали Тарковского, которые также что-то мне шептали, но просили не ссылаться. А какую ценность этот материал представляет для меня, если я не могу на это сослаться?

-- Тарковский - гений, борец, религиозный искатель - все это ипостаси одного человека. Что их, на ваш взгляд, внутренне, по-человечески обусловливает?

-- Знаете ли, любимый его образ - средневековый японский художник. Он добивается успеха при дворе одного сегуна, то есть князька, создает себе имя, стиль и внезапно все это бросает, меняет имя, уходит в другое княжество, осваивает другой художественный стиль и снова добивается успеха. Чтобы затем опять все бросить... Иные из них проживали до пяти-шести таких жизней. Тарковский мечтал жить примерно так же. Сбрасывать с себя личины и социальные матрицы. Ценить в себе сущность, дух, приходить к своей подлинности. У него не было ни малейшего зазора между исканиями приватного человека и тем, что он искал в кинематографе. Это не было функцией, работой. Этим он поражал, вот почему у него почти не было друзей, и он всем был как бы чужой.

-- Случались ли у вас какие-то открытия в процессе написания книги?

-- Открытий много. Например, такая забавная вещь: в какой-то момент я почувствовал, что люблю Тарковского. В прямом смысле - я люблю этого человека:

Айвар валеев

В челябинском издательстве "Урал Л.Т.Д." только что вышла книга "Сталкер, или Труды и дни Андрея Тарковского", претендующая на то, чтобы стать первой попыткой внятно изложить биографию выдающегося кинорежиссера. Ее автор, известный челябинский поэт, эссеист и интеллектуал Николай Болдырев, считает этот труд своего рода благодарностью Тарковскому за возможность собственного духовного роста. В этом году отмечается 70-летие со дня рождения кинорежиссера, которого Ингмар Бергман назвал "величайшим среди нас". Несмотря на многочисленные воспоминания, вокруг его имени продолжает витать ореол таинственности. У книги "Сталкер, или Труды и дни Андрея Тарковского" помимо прочих достоинств есть одно, принципиально отличающее ее от других, вышедших по-русски. Она во многом основана на дневниках Тарковского, которые он вел с 1970 года и вплоть до своей смерти в Италии 16 лет назад. Переведенные на 20 языков мира, эти два тома до сих пор не опубликованы в России. К этому добавим, что эссе Николая Болдырева "Молчание Андрея Тарковского", написанное в 1982 году, сестра режиссера Марина Арсеньевна сочла лучшим, что написано о ее брате.

Комментарии
Комментариев пока нет