Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

ВОИтели из Озерска

25.10.2002
В закрытом городе инвалиды самостоятельно решают свои проблемы

Виктор РИСКИН
Озерск

Коляска для спинальника
Когда я был в швейном цехе, раздался междугородный звонок. Телефонную трубку сняла швея Евгения Степанова, она же помощник секретаря первичной организации ВОИ - Всероссийского общества инвалидов. Разговор для постороннего выглядел, мягко говоря, странным.
- Сколько он весит? - переспрашивала невидимого собеседника Евгения. - Да килограммов 120-130.

В закрытом городе инвалиды самостоятельно решают свои проблемы

Виктор РИСКИН

Озерск

Коляска для спинальника

Когда я был в швейном цехе, раздался междугородный звонок. Телефонную трубку сняла швея Евгения Степанова, она же помощник секретаря первичной организации ВОИ - Всероссийского общества инвалидов. Разговор для постороннего выглядел, мягко говоря, странным.

-- Сколько он весит? - переспрашивала невидимого собеседника Евгения. - Да килограммов 120-130. Какой объем бедер? Сейчас скажу.

Степанова взяла матерчатый метр и, придерживая трубку правым плечом, обеими руками разложила его на столе.

-- Вы меня слышите? Записывайте: А когда будет коляска готова? Перезвоните? Ну, хорошо. Спасибо.

-- Это из Санкт-Петербурга звонили, - пояснила Степанова. - Там будут соревнования спортсменов-спинальников. Это тех, у кого спина перебита. Вот и запрашивали размеры коляски для нашего участника.

Инвалидная первичка, что на улице Уральской, одна из шести в Озерске. Занимает несколько комнат первого этажа обычного жилого дома. О присутствии здесь организации ВОИ извещает мраморная табличка, явно выполненная мастерами-изготовителями кладбищенских надгробий.

-- В нашей организации 480 человек, - рассказывает секретарь первички Мария Симонова, - всего же в городе 6940 инвалидов. Мы ориентируемся на тех, кто способен что-то делать самостоятельно - заниматься посильным трудом, участвовать в спортивных соревнованиях, самодеятельности, заниматься рукоделием.

По нулям

Мария Григорьевна сама работает в первичке почти что на добровольных началах, по сути бесплатно. На руках самой Симоновой, получающей 1100 рублей пенсии, дома два инвалида - муж и дочь. У мужа отнята левая нога и больное легкое - следствие аварии 57-го года. Однако ликвидаторскую книжку, а с ней и льготы он получил лишь недавно. Живет семья ликвидатора и инвалида в доме, предназначенном, по словам Симоновой, под снос.

С Марией Григорьевной мы посчитали ее семейный бюджет. Сложили все пенсии - ее, мужа и больной 24-летней дочери. Получилось порядка 4000 рублей.

-- А теперь смотрите, - загибает пальцы Симонова, - одна упаковка депакина стоит 1180 рублей. Кроме того, требуется еще куча лекарств. В месяц на две тысячи. Прибавляем квартплату. Пусть она 50-процентная, но все равно 380 рублей. Теперь продукты:

Здесь в нашем разговоре наступила пауза. Видно было, что продуктовая тема - больная в семье Марии Григорьевны. Здесь давно не покупают мясо, обходятся субпродуктами. Еще получают в день пару талонов на обед в столовую для бедных. Туда Симонова ходит с дочерью. Словом, доходы и расходы приравнены к нулю.Только человек, несущий на себе личные беды, способен оценить, понять, прочувствовать и откликнуться на беду чужую. Людям здоровым, самодостаточным, не обремененным несчастьем близких, практически и психологически сложно понять, что чувствует, переживает человек, обделенный судьбой.

Жертвуют: инвалиды

С судьбой, как известно, спорить трудно. С людьми, которые призваны печься, заботиться и сострадать, спорить еще труднее. В сапожном цехе я познакомился с 65-летним Петром Кошкиным и 45-летним Владимиром Стрельцовым. У первого остеомиелит, второго полиомиелит скрутил с детства. Помимо пенсии имеют неплохой по нынешним временам приработок на мелком ремонте обуви - порядка 1800 рублей. Но на руки получают на 700 рублей меньше. На остальные приобретают кожу, нитки и прочее. Опять по нулям?

-- За помещение мы платим аренду, - объясняет Стрельцов. - Поначалу она была приемлемой. Но буквально через пару месяцев цены резко поднялись. И мы вынуждены с каждого работника отчислять по 700 рублей, чтобы платить за аренду и содержать обслуживающий персонал.

Владимир вовсе не бессребреник. Он готов хоть завтра уйти в самостоятельное плавание: поставить киоск и там сапожничать. Стать частным предпринимателем ему куда выгоднее: помимо нормального дохода он будет иметь право на оплачиваемый больничный и отпуск. Здесь - ни того, ни другого. Но поставить киоск он не имеет права.

-- Администрация города и наши депутаты еще в прошлом году наложили запрет на киоски, - говорит Владимир. - Можно использовать только павильоны. Но мне павильон не нужен, достаточно киоска. Почему в Челябинске они стоят, а у нас нет? Мне не надо, чтобы обо мне заботились. Я сам имею возможность купить оборудование, установить его и работать. Но работать не могу - нет рабочего места.

У Петра Васильевича Кошкина свои проблемы. Он с семьей в пять человек живет в малометражке из двух комнат. На нем жена - инвалид первой группы. Готов сапожничать дома, но в квартире не развернуться, да и маленький внук нуждается в чистом воздухе, а не в запахе кожи и клея.

Философы не требуются

Мои собеседники порой аккуратно, а чаще, не очень сдерживаясь, высказывали свое мнение о политике городской администрации по отношению к инвалидам. Суммируя все мнения, можно сказать, что оценку они выставили, мягко говоря, невысокую. А точнее - нулевую. Впрочем, когда начинали говорить о проведенных мероприятиях, то оказывалось, что вклад администрации, как говорится, имеет место. К примеру, на городские деньги команда инвалидов съездила на областные соревнования по пулевой стрельбе, где стала второй. Спонсировала администрация соревнования по многоборью, теперь вот помогает отправить команду в Магнитогорск на состязание по дартсу (метание дротиков). Наиболее активных спортсменов поощряет: восемь человек отдохнули в Адлере. Да та же коляска из Санкт-Петербурга стоит порядка 12 тысяч рублей. И оплатит ее опять-таки администрация. Но все же. В бухгалтерии мне выдали всю раскладку по оплате за аренду и прочие цивильные блага. Помещение общей площадью 190 квадратных метров обходится в 9 тысяч рублей в месяц. За свет - 500 рублей, тепло - около трех тысяч, телефон - 20 рэ. Затраты как бы не велики, но реализация услуг - ремонт обуви, шитье - их все равно не покрывает. Вот и вынуждены брать дань с каждого работника на содержание общества. Хотя, надо сказать, такая практика была и при социализме. Раньше член общества отчислял 80 процентов своего заработка в пользу первички ВОИ. А теперь только 50:

Делопроизводитель Антон Шабуров, который рассказывает мне все это, - в обществе личность примечательная. Он - самый настоящий философ. Закончил соответствующий факультет УрГУ. Работу по специальности не нашел. Обращался к мэру. До сих пор хранит его письменный ответ: "В связи с тем, что вакансий нет, мы вас не можем трудоустроить". Для философа нашлось место делопроизводителя в обществе инвалидов.

Многое, конечно, зависит от самих инвалидов и, разумеется, от руководителя. Немало благодарных слов я услышал о председателе общества Светлане Юрченко. Председательствует она всего год, но изменений масса.

-- Ей удалось расшевелить нас, - говорит швея Степанова, - больше появилось желающих участвовать в соревнованиях, вести деятельный, активный образ жизни.

Все это хорошо. И все же человек слабый, беспомощный (именно так с латыни переводится инвалид) нуждается во внимании. И не только материальном. Думаю, что обычный телефонный звонок из той же администрации и стандартный вопрос "Как дела?" придаст такой прилив энергии и благодарности, какой не вызвать даже разовым денежным вбросом на ту же коляску или оплату соревнований. Любому человеку дорого внимание, а человеку, потерявшему в жизни опору (в буквальном и переносном смысле), особенно. Пока же таких звонков, по уверению инвалидов, не было.

Кстати, та самая коляска, о которой мы говорили вначале, так и не найдет своего адресата: ее потенциальный владелец Владимир Кандрушин при мне позвонил в общество и сообщил, что отказывается от участия в соревнованиях.

-- Я приболел, - сообщил он, - поэтому не хочу, чтоб коляска, сделанная под меня, простаивала. Пусть ее закажут для кого-нибудь другого. n

Комментарии
Комментариев пока нет