Новости

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Всю жизнь я кормил людей

02.06.2010
Узник фашистских концлагерей, ветеран войны и труда Сергей Вишневой загнал себя в невыносимые бытовые условия

Анатолий ЛЕТЯГИН

п. Красногорский, Еманжелинский район

В поселке Красногорский, в многоквартирном доме на улице Победы, построенном в годы открытия первых здешних угольных шахт, живет известный в Еманжелинском районе человек - Сергей Вишневой. Как и этот дом, он тоже очень стар. На его долю выпало немало испытаний. Сергей Иосифович - бывший малолетний узник фашистских концлагерей, участник Великой Отечественной войны, ветеран труда.

Узник фашистских концлагерей, ветеран войны и труда Сергей Вишневой загнал себя в невыносимые бытовые условия

Анатолий ЛЕТЯГИН

п. Красногорский, Еманжелинский район

В поселке Красногорский, в многоквартирном доме на улице Победы, построенном в годы открытия первых здешних угольных шахт, живет известный в Еманжелинском районе человек - Сергей Вишневой. Как и этот дом, он тоже очень стар. На его долю выпало немало испытаний. Сергей Иосифович - бывший малолетний узник фашистских концлагерей, участник Великой Отечественной войны, ветеран труда. Я пришел с ним познакомиться вместе с Иваном Цвигуном. Когда постучались в дверь, из соседней квартиры выглянула женщина и предупредила: Вишневого может дома и не быть, он часто уходит в поселок. Но потом за дверью зашуршало, щелкнуло, и перед нами предстал человек, напоминающий внешностью то ли бывшего рокера, то ли какого-то персонажа из фильма про жизнь мадьяров и гуцулов: тонкое лицо, седые волосы до плеч. Сергей Иосифович пригласил пройти в квартиру.

Отнятое детство

Его родители, Иосиф Наумович и Мария Давыдовна Вишневые, произвели на свет 15 детей. Пятеро из них умерли от болезней, среди выживших Сергей оказался одним из старших. Родителям он был помощником. Учился в школе, летом, как и другие подростки их села Юзефка, что в Одесской области Украины, работал в колхозе: на лошадях возил волокуши с сеном, боронил пашню, пахал землю. В августе 1941 года в село пришли немцы, началась длительная оккупация. Сергею было 15 лет.

-- Весной 1942 года нас, человек 20 ребят и девчат, немцы собрали, посадили в вагон и отправили на Запад, - вспоминает Сергей Иосифович. - Довезли до польского Кракова. Но в концлагере Маутхаузен мест уже не было: нас не приняли. Привезли в словацкую Братиславу, но и там концлагерь оказался переполненным. Нас выгрузили из вагонов и пешком погнали в Австрию. Пришли в Вену, поселили в лагерь Остмаркверке. Работал на заводе, чистил наждаком от ржавчины старые детали. От пыли я кашлял кровью.

Сергей Вишневой выхватывает из стопки бумаг копию фотографии скелетообразных малолетних узников Бухенвальда:

-- Нас кормили баландой и брюквой. В то время я был таким же, как ребята на этом снимке. Пятеро ребят, в том числе я, договорились сбежать из лагеря. Убежать сумели, но друг друга потеряли. Я спрятался на кладбище, долго там жил. Хорошо было: спокойно, птички поют! Но меня обнаружили местные жители, австрийцы. Так я снова оказался в лагере, но уже в другом - Штрасс-гоф, около города Штокерау. Работал здесь на глиняной фабрике, хозяином которой был Вильгельм Томаш. Вместе с другими узниками копал в карьере глину и отвозил ее на тачке. На фабрике из нее делали цветочные горшочки. Было очень тяжело: грыжу себе заработал. В лагерном бараке жили люди разных национальностей, человек 100. Спали на трехъярусных нарах, укладывались по три человека на квадратный метр площади. Как самого молодого в свободное время меня отправляли на поиски съестного. Австрийцы относились нормально, давали еду, которую я приносил товарищам.

С фабрики мы сбежали вчетвером. С нами была девушка из Польши, Тилей ее звали. Мы тайком взяли хозяйскую лошадь с телегой, положили в нее вилы, грабли и под видом крестьян отправились на Восток. Был март 1945 года, Австрию уже бомбили. К нашим мы пришли, когда они форсировали Дунай. Шли бои у венгерского озера Балатон.

Нас приняли. Никакой проверки личностей не было: меня сразу поставили у орудия заряжающим. Это была горная вьючная противотанковая дивизия, которой командовал Герой Советского Союза, генерал-майор Гладков.

День Победы я встретил на границе между Австрией и Венгрией. Командование меня приметило и направило служить поваром в столовую. Оттуда я демобилизовался на гражданку.

Я не стою квартиры?

В Венгрии он получил письмо от отца: "Сережа, как демобилизуешься, то на Украину не уезжай. Я семью перевез в Еманжелинск, в Челябинскую область". В 1948 году Сергей Иосифович оказался на Еманжелинских копях. Когда служил в Прикарпатском военном округе, окончил кулинарное училище, поработал поваром в солдатской столовой. Приехав на Урал, нашел работу по профессии. В ОРСе треста "Коркиноуголь" стал заведующим производством в одной из столовых. Но привлекали его и к другой работе. Например, направляли в воинскую часть Чебаркуля для организации солдатской пекарни. Посылали открывать столовые на целинных землях. В 1958 году его перевели в управление рабочего снабжения Челябинского совнархоза. В качестве заведующего производством он обеспечивал продовольствием обком партии. Как с гордостью говорит Вишневой, кормил тогда самого председателя совнархоза Михаила Соломенцева. С 1960 года Сергей Иосифович живет в поселке Красногорский. Работал инженером-технологом, организовывал общественное питание шахтеров, школьников, работников свинокомплекса - нынешней агрофирмы "Ариант". Вел в поселковой школе уроки кулинарной технологии.

-- Для себя я вроде бы и не жил, - не то с радостью, не то с горечью говорит Сергей Иосифович. - Но всю жизнь я кормил людей.

За 85 лет жизни собственной семьи он не создал. Все, что у него есть, - это воспоминания и квартира-полуторка, которую он получил полвека назад. Здесь хранится все его богатство - масса вещей, от костюмов с правительственными наградами до старых книг, газет и даже надгробного венка. Этим добром он хаотически заполнил всю квартиру - жилую комнату, кухню и ванную с туалетом, тесный коридорчик. Для собственного местопребывания оставил самую малость жилой площади, чтобы бочком передвигаться да не в полный рост улечься на диванчик отдохнуть. В квартире уже не одно десятилетие не мыли полы, не белили стены и потолки, ничего не протирали и не ремонтировали. Нереальный, параллельный мир:

-- Я у поселкового начальства с 2008 года новую квартиру прошу, - рассказывает Сергей Иосифович. - Когда сдавали дом, в нем просил. Но мне бывший глава поселка сказал: "Квартира в этом доме стоит миллион рублей". Дескать, я таких денег не стою.

Начав готовить материал о Вишневом, я позвонил начальнику Еманжелинского центра социальной защиты населения Нине Колмогорцевой. Выслушав меня, она вздохнула:

-- К Вишневому кого только не направляли. Предлагали сделать в квартире ремонт, с администрацией поселка все было согласовано. На время ремонта предлагали ему переехать в дом ветеранов, в областной дом инвалидов. Но от наших предложений он отказался. Сказал, что эти дома горят по всей России, мол, и его решили сжечь. Жалеет, что пропадут его вещи, если начнется ремонт, поэтому просит новую квартиру. Но квартира, в которой он живет, была бы не хуже новой, если бы ее отремонтировали. Сергей Иосифович ходит в школу, выступает перед учащимися. Мы ему предложили купить приличный костюм, он и от этого отказался. Социальным работникам просто не открывает дверь и отказывается от всех услуг. Мы не теряем надежды как-то помочь заслуженному ветерану.

Не исключено, что кто-то из социальных работников, а может, и грамотных психологов найдет слова, которые еще не говорили Вишневому. И он поверит ради собственного же благополучия. Потому что в таких условиях, в каких находится он сейчас, жить человеку просто нельзя. Противопоказано.

Комментарии
Комментариев пока нет