Новости

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Магнитогорский орган

05.06.2010
Существующий лишь на бумаге символ советско-немецкой дружбы за 20 лет оброс мифами и тайными смыслами

Геннадий ГРИГОРЬЕВ

Магнитогорск - Челябинск

Работая в Магнитогорске в качестве собственного корреспондента "Челябинского рабочего", не раз слышал от коллег (да и не только от них) версию "родословной" челябинского органа. Дескать, в областном центре инструмент появился благодаря красивому жесту Эриха Хонеккера, с 1971 по 1989 год занимавшего пост Генерального секретаря ЦК Социалистической единой партии Германии. Да и то - первоначально орган предназначался Магнитке, а южноуральская столица его перехватила, решив, что городу сталеваров он "не по чину". Сегодня, когда ломаются копья в противостоянии сторонников и противников переноса челябинского органа из храма Александра Невского, самое время покопаться в истоках этой легенды.

По прозвищу Фриц

Рассказ следует начать с изрядно подзабытого факта.

Существующий лишь на бумаге символ советско-немецкой дружбы за 20 лет оброс мифами и тайными смыслами

Геннадий ГРИГОРЬЕВ

Магнитогорск - Челябинск

Работая в Магнитогорске в качестве собственного корреспондента "Челябинского рабочего", не раз слышал от коллег (да и не только от них) версию "родословной" челябинского органа. Дескать, в областном центре инструмент появился благодаря красивому жесту Эриха Хонеккера, с 1971 по 1989 год занимавшего пост Генерального секретаря ЦК Социалистической единой партии Германии. Да и то - первоначально орган предназначался Магнитке, а южноуральская столица его перехватила, решив, что городу сталеваров он "не по чину". Сегодня, когда ломаются копья в противостоянии сторонников и противников переноса челябинского органа из храма Александра Невского, самое время покопаться в истоках этой легенды.

По прозвищу Фриц

Рассказ следует начать с изрядно подзабытого факта. Оказывается, всемогущий властитель Восточной Германии был одним из первостроителей Магнитогорского меткомбината. В 1931 году юный Фриц Мольтер (партийный псевдоним будущего лидера ГДР) в составе интербригады трудился на ударной стройке первой пятилетки. И хотя южноуральский фрагмент его биографии получился совсем коротеньким - всего несколько месяцев, - Эрих-Фриц сохранил к Магнитке самые теплые чувства. Уже будучи первым лицом государства, Хонеккер трижды посещал город сталеваров.

Нам интересен третий визит восточногерманского генсека. Он состоялся летом 1989 года и был приурочен к 60-летию Магнитогорска. Существует несколько версий приглашения высокопоставленного немца. Согласно одной из них, на юбилей его позвал простой доменщик. Просто взял и написал письмо бывшему первостроителю. По другой - Хонеккера пригласил некий магнитогорский таксист. Вариант номер три повествует о дерзкой инициативе музыканта из Магнитки. Как бы то ни было, на приглашение Эрих Хонеккер откликнулся и на празднование круглой даты приехал.

Германия Магнитке подарила инструмент

В ходе своего последнего визита Эрих Хонеккер и пообещал магнитогорцам настоящий концертный орган. Произошло это при курьезных обстоятельствах. О них в своей книге "Печали и радости топ-менеджера в сфере искусства" поведал директор Центральной музыкальной школы при Московской консерватории Александр Якупов (в то время - руководитель Магнитогорского музыкального училища).

На торжественном заседании, которое проходило в ДК металлургов имени Серго Орджоникидзе, присутствовало все комбинатовское начальство, передовики производства. Мысли Хонеккера до аудитории доносил его личный переводчик, говоривший с акцентом. И когда высокий немецкий гость дошел до кульминационной точки своей речи, то "толмач" произнес следующее: "В знак дружбы правительство Германской Демократической Республики дарит городу Магнитогорску концертный орган". Да, именно так, с ударением на первом слоге. Огромный зал несколько секунд переваривал услышанное, а потом грохнул раскатистым хохотом.

Но лингвистическая накладка не испортила впечатления от сенсационного сообщения. Все понимали серьезность момента. Ведь иметь подобный инструмент в то время мог позволить себе далеко не каждый областной центр Советского Союза. Потому и суета вокруг подарка возникла нешуточная.

-- И понятно почему, - поясняет ректор Магнитогорской консерватории Наталья Веремеенко. - Орган - это ведь не аккордеон и даже не рояль. Городу нужно было дать ответ на главный вопрос: где размещать инструмент? Самым логичным и дешевым решением было бы переоборудование концертного зала нашего музыкального училища. По своим размерам, по акустическим параметрам он подходил как нельзя лучше. Однако городские власти думали по-другому. Чтобы построить отдельный органный зал, они предприняли попытку объединить усилия самых мощных на тот момент предприятий Магнитогорска, даже банковский счет открыли. Но на него, насколько мне известно, поступили совсем небольшие средства. А потом настали "лихие 90-е". Комбинат сидел на бартере, денег в городе не было. И об органе как-то забыли.

Нет страны - нет органа?

Для полноты картины добавим: на экономические неурядицы трещавшего по швам Союза вскоре наложились и глобальные политические передряги. В том же 1989 году Эрих Хонеккер был снят со своего поста, за этим последовало падение Берлинской стены. Государство, посулившее Магнитогорску дорогущий инструмент, попросту исчезло с карты Европы. А в июле 1991 года не стало Ивана Ромазана, легендарного директора ММК, который вместе с тогдашними первыми лицами города брал на себя обязательство принять немецкий дар.

Но остались подписанные гэдэ-эровской стороной документы. Вот дословный перевод переданного магнитогорским властям своеобразного "гарантийного письма" :

"ЦК Социалистической единой партии Германии, Государственный совет и Совет министров ГДР дарят городу Магнитогорску по случаю 60-летия основания города и Магнитогорского металлургического комбината концертный орган. Орган будет сооружен Германской Демократической Республикой в городе Магнитогорске в знак дружбы и прочного единения с СССР. Вилли Штоф, председатель Совета министров ГДР. Эрих Хонеккер, генеральный секретарь ЦК СЕПГ, председатель Государственного совета ГДР". По сути, Магнитка получила государственные гарантии, которые просто обязана признавать держава-правопреемница Восточной Германии. А таковой, как известно, является Федеративная Республика Германия.

Сейчас этот документ хранится у перебравшегося в столицу Александра Якупова. Собственно, Александр Николаевич и был основным "мотором", пытавшимся реализовать хонеккеровскую инициативу. Вот что он сказал в телефонном разговоре:

-- Да, очень жаль, что Магнитогорск не сумел воспользоваться такой уникальной возможностью. Магнитка - город музыкальный. Не каждый город областного подчинения может похвастаться собственной хоровой капеллой, консерваторией, оперным театром. А если бы к этому еще и орган...

-- Так почему все-таки Магнитогорск не принял такой шикарный подарок?

-- Мы упустили время. Я изо всех сил уговаривал власти оставить идею строительства специального помещения под орган. Чуть ли не на колени вставал. Знал, что это превратится в очередной долгострой. А параллельно на свой страх и риск ремонтировал концертный зал училища. Видя такую активность, горком партии, в конце концов, отстранил меня от всех "органных" дел.

-- О каком органе шла речь?

-- О самом настоящем, концертном - известной фирмы "Герман Ойле". Это очень сложный и очень дорогой инструмент (в конструкции аналогичного челябинского - 2 504 трубы, он стоит примерно 1,5 миллиона евро. - Прим. ред.).

-- Как думаете, у Магнитогорска еще есть шанс заполучить обещанный подарок?

-- Думаю, да. Ведь под письмом стоят "автографы" не кого попало, а первых лиц государства. Главное, чтобы это было нужно самому городу, властям Магнитки.

Крах легенды

И в самом деле, время от времени руководители "сталеплавильной столицы" пытаются тормошить этот вопрос. Как стало известно "Челябинскому рабочему", последний "подход" в прошлом году предпринял экс-мэр Магнитки Евгений Карпов. Правда, бывший градоначальник отказался общаться с вашим корреспондентом напрямую. Но через супругу передал, что в прошлом году он действительно летал в Москву, где получил от Александра Якупова копии бумаг на "виртуальный" орган.

Почему же Евгений Карпов не горит желанием поделиться своими соображениями (и, возможно, новыми данными) на эту тему? Может, все дело в той мистической подоплеке, которой за 20 лет успела обзавестись магнитогорская легенда? Для власть предержащих самого разного уровня несуществующий инструмент и в самом деле стал настоящим камнем преткновения. Если не сказать проклятием, черной меткой.

Судите сами. Эрих Хонеккер лишился власти вскоре после подписания соответствующих обязательств. В том же 1989 году оставил свой пост первый секретарь магнитогорского ГК КПСС Лев Стоббе - именно он принимал из рук лидера ГДР гарантийное письмо. Об Иване Ромазане мы уже упомянули. В 2009-м в досрочную отставку попросился глава Магнитки Евгений Карпов. По странному стечению обстоятельств - сразу после того, как к нему на рабочий стол легли документы, касающиеся подаренного немцами инструмента.

Но оставим эту "инфернальную" тему любителям порассуждать о сверхъестественных материях. И вернемся к вопросу, с которого начали: так имеет или нет челябинский орган какое-то отношение к дару руководства ГДР? Выслушав всю предысторию, директор Магнитогорского краеведческого музея Александр Иванов улыбнулся:

-- Да что вы! Это чистейшей воды миф. Чтобы его развеять, достаточно просто даты сопоставить. Хонеккер заговорил о подарке в 1989 году, а челябинский орган дал свой первый концерт на два года раньше - в 1987-м. Так что ничего челябинцы у нас не узурпировали.

Комментарии
Комментариев пока нет