Новости

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Вспоминая Николая Щапина

31.10.2002
Отрывок из книги "Дорогие мои энергетики"

Осенняя листва, вперемешку с грязным октябрьским снегом чвакала под ногами. Ветер раскачивал верхушки деревьев, серое небо тяжелыми тучами нависло над кладбищем. Ежась от холода и нервной дрожи, разобрали стопки, наполовину наполненные водкой. Лицо Щапина на зеркально-черном камне глядело спокойно и безразлично. Ни упрека, ни скорби.

Отрывок из книги "Дорогие мои энергетики"

Осенняя листва, вперемешку с грязным октябрьским снегом чвакала под ногами. Ветер раскачивал верхушки деревьев, серое небо тяжелыми тучами нависло над кладбищем. Ежась от холода и нервной дрожи, разобрали стопки, наполовину наполненные водкой. Лицо Щапина на зеркально-черном камне глядело спокойно и безразлично. Ни упрека, ни скорби. "Ну, - вздох, - вечная ему память". Выпили. Молча постояли. Все сказано. Гуськом, стараясь не задеть соседние оградки, пошли к машинам.

И так каждый год, начиная с ноября 1998-го.

Николай Михайлович Щапин родился в селе Аксарка Приуральского района Тюменской области 17 декабря 1938-го, с отличием закончил школу, Челябинский энерготехникум по специальности "Котельные установки", энергетический факультет Челябинского политехнического института по специальности "Электрические станции". С 1968-го по 1996-й работал на ТЭЦ-2 начальником отдела оборудования, начальником ПТО, главным инженером, к.т.н. С 1996 по 1998 год - заместитель генерального директора АО "Челябэнерго" по экономическим вопросам, автор 40 научно-технических статей и 35 изобретений, "Заслуженный изобретатель РСФСР", "Заслуженный энергетик РСФСР". Умер 1 ноября 1998 года в результате разбойного нападения.

Борис Мудрых шел вместе со всеми. А хотелось остаться с ним наедине, поговорить о сокровенном, пожаловаться ему, мертвому, о том, чего не посмел бы сказать живому,

хотелось разрыдаться, припав к могильному камню, хотелось взвыть волком в это хмурое неласковое небо. Неловко. Стыдно. Да будь ты проклята эта вечная наша зажатость, эта вечная наша закомплексованность, это вечное сдерживание чувств, эта вечная скупость на доброе, искреннее слово, которое остается при тебе, потому что вслух сказать стыдно. А потом - некому:

Он поднял воротник пальто. Вспомнилась шутливая щапинская поговорка: "Сопливых вовремя целуют". Ага.

С уходом Щапина в его жизни образовалась удивленная пустота, а в душе словно притаилось сиротство, которое время от времени жалобно скулило, не смея громче заявить о себе.

Он вспомнил то время, когда впервые увидел Щапина. Моложавый, быстрая походка, внимательный взгляд, высокий лоб, хорошо воспитан. Это было то воспитание, которое не дается ни синим, ни красным дипломом - от природы. С приходом на станцию Щапина жизнь в коллективе словно преобразилась. Заработали научно-технический отдел, различные секции, посыпались рационализаторские предложения. Некоторые из них были настолько оригинальны, что не вписывались в современный день, им не давали хода. Завязались научные контакты с московскими организациями, научно-исследовательскими институтами. Там Щапина знали. Его имя было как пропуск в мир высокого научного интеллекта. Он обращал на себя внимание необыкновенной эрудицией. По любому вопросу у него было свое яркое мнение. А если чего-то не знал, зарывался в книги, справочники, докапывался до сути. Умничает, ревниво думали одни, не желая признать, что встретились с личностью, другие шли за советом, за помощью. Помогал. Помогал родственникам, которым не на кого было больше надеяться, помогал коллегам, попавшим в трудную ситуацию, помогал беременным сотрудницам, жалел людей. "Люди страдают, - частенько говорил он, - у них много проблем". Будто у него не было. Борис Александрович вспомнил, как он боролся с жестоко терзавшим его сахарным диабетом, как, стесняясь, давал ему "инструкции" по оказанию первой помощи, в случае чего:

Рука по привычке потянулась к телефону. Один гудок, и в трубке раздается знакомый голос: "Да, это Щапин". Он знал, что с тех пор, как Щапин ушел со станции, ему страшно некогда, он буквально завален делами и бумагами. И все равно они звонили, бежали, летели к нему с очередной головоломкой, которую подбрасывала станция. Только б разрешил.

Щапин несомненно был из тех, к кому люди тянулись, как к "отцу родному" : Однажды в череде производственных докладов настала его очередь. Все устали и со скукой ждали конца собрания. Щапин подошел к трибуне, облокотившись, наклонился вперед: "Дорогие мои:" - зал насторожился, так к народу еще никто не обращался: "Дорогие мои, я вас всех очень люблю, я знаю, как вам тяжело:" В сердце что-то дрогнуло и заныло: В зале образовалась чуткая тишина.

-- Николай Михайлович, вопрос есть.

-- Мужики, дел по горло!

-- Да мы на минутку.

-- Ну, ладно, так и быть, приходите.

Теперь Щапин большой начальник, заместитель генерального, и пробраться к нему непросто. Сидит чистенький, в буржуйском костюмчике с жилеткой, в короткой модной стрижке, которая подчеркивает его облик подростка. Очки-стеклышки сдвинуты на нос, смотрит с прищуром, но где-то в глубине глаз трепещет живой огонек - рад.

-- Ну, чего пришли? - встречает он их грубовато, по-свойски. - Времени нет совсем.

Но они уже наслаждаются общением с ним. Разворачивают схемы, расчеты, и тут обнаруживается их мелкая ложь: дел-то, как минимум, часа на два. Но вскоре Щапин забывает, что хотел ходоков с ТЭЦ-2 выставить побыстрее, уходит с головой в проблему, и праздник общения затягивается до глубокого вечера. Расходятся все довольные друг другом. Пошли проблему "разруливать", а на душе тепло, как от встречи с родным человеком.

А в это время Щапину уже было не до них.

Из открытого письма совета директоров АО "Челябэнерго" начальнику УВД Челябинской области Ю.П. Луконину и прокурору Челябинской области А.И. Брагину:

"По роду своей деятельности Н.М. Щапин кроме работы по экономической и тарифной политике акционерного общества Челябэнерго возглавлял исковую и претензионную работу по отношению к дебиторам "Челябэнерго", принимал непосредственное участие в совете кредиторов предприятий, находящихся в режиме внешнего управления, проводил активную работу по превращению задолженности дебиторов в собственность АО "Челябэнерго" путем создания новых акционерных обществ. Николай Михайлович был активным борцом за отстаивание законных интересов энергетиков, сторонником открытых диалогов в средствах массовой информации: он делал это адресно и аргументированно. Перечисленный спектр работы Н.М. Щапина был, безусловно, небезопасен. В мае и августе 1998 года Н.М. Щапин был предупрежден о том, что к нему могут быть применены силовые методы воздействия. В октябре некоторые сотрудники были свидетелями прямых угроз в его адрес:"

Прокрутить бы назад события тех лет. Вот Щапин - главный инженер ТЭЦ-2, вот Воронин - директор. Им хорошо работается вместе. Они понимают друг друга. Щапин восхищается красивым, обаятельным директором, относясь к нему почти с восторженной нежностью. Воронина поражают глубокая эрудиция и врожденная интеллигентность своего старшего друга. Когда Воронин становится руководителем энергосистемы, он начинает подбирать команду из тех, в ком был уверен, из круга давно знавших его людей, которым он доверял. Николай Михайлович, несомненно, был из этого круга. Поэтому откликнулся на зов друга. Он пошел ему помогать. Он так и говорил: "Ему надо помогать".

-- Как хотелось крикнуть вслед: "Останьтесь! Разве вам плохо с нами!" Нельзя, нельзя было отпускать его со станции. Если б была такая возможность, и весь коллектив мог сказать: "Не отдадим!" Но у нас не было такой возможности. А ему хотелось масштаба. Он чувствовал в себе силы, чувствовал, что способен на большее, - взгляд Бориса Александровича застывает на какой-то точке за окном. - Мы 20 лет работали вместе:

О диссертации Щапина ходили легенды. Говорят, она тянула сразу на докторскую. Любопытно было взглянуть на нее, покопаться в проблеме, насладиться логикой доказательств. В том, что это был блестящий труд, Мудрых не сомневался. Как-то набрался нахальства, попросил Щапина дать посмотреть. Тот многозначительно взглянул, но дал заветную тетрадку. Борис Александрович открыл тетрадь, полистал страницы - формулы, формулы, затосковал и тетрадь вскоре вернул.

-- Прочитал? - Щапин хитро улыбался.

-- Прочитал, - соврал Мудрых.

-- Все понял? - в голосе Щапина зазвучали садистские нотки.

-- Все понял, - ответил Мудрых как можно тверже, насколько хватило бодрости. Он не понял ничего.

Когда Щапин защитил диссертацию, ему поступало много предложений о продолжении научной карьеры, впрочем, ничего конкретного. Диссертация, имеющая огромное практическое значение, никому не нужна. Ее листы желтеют на полке бывшего щапинского кабинета.

-- У нас боятся умных людей, - говорит Борис Александрович. - В нашей стране умные гибнут.

Из газеты "Челябинский рабочий" от 3.11.98 г.

"Трагическая смерть Н. Щапина обрастает версиями и догадками. Николай Михайлович - один из создателей на заре многопартийности местной организации Республиканской партии, автор блестящих философско-публицистических материалов: Он был среди тех демократов первой волны, которые очень ответственно и принципиально отстаивали свое право на свободу и гласность:"

Из газеты "Челябинский рабочий" от 25.11.98 г. "Органами следствия принимаются все законные меры для установления и изобличения лиц, совершивших преступление в отношении Н.М. Щапина:"

А вот еще одна любимая поговорка Щапина: "Пусть цветут все розы". Что в переводе могло означать широкий спектр мнений по обсуждаемой проблеме. Или вот это. Любил прибавить в обращении "отец родной". Говорит, к примеру, с кем-то по телефону: "Ты уж не подведи меня, сделай, отец родной, как прошу". И чувствуется, на том конце провода "отец родной" попал под обаяние. Щапин всегда был подчеркнуто вежлив.

:Пейзаж за окном кабинета был уже вполне осенним. Деревья готовились сбросить листву. Неяркий луч бабьего лета улыбнулся и погас. В этом кабинете они так долго работали со Щапиным. Сколько производственных баталий выдержали эти стены, скольких откровений и задушевных бесед были свидетелями. Иногда засиживались дотемна, Николай Михайлович пускался в воспоминания. Было ему о чем рассказать. Из семьи репрессированных, что выстояли, не согнулись, упрямо право на жизнь и человеческое достоинство отстаивали. Дед его - замечательная личность, о нем до сих пор в тех местах, где семья ссылку отбывала, легенды ходят. Вот где упрямый щапинский характер закладывался, вот где сила духа крепла.

Слушал его Борис Александрович завороженно: у Щапина был дар слова.

-- Говорят, незаменимых нет, - Борис Александрович горько усмехнулся. - Еще как есть.

Незаменимые есть. Пусть не в кресле, пусть в сердце. И пусть теперь спорят, пусть разгадывают тайну личности Щапина, пусть восхищаются, пусть говорят гадости, пусть многозначительно молчат, пусть пытаются оценить степень успеха и степень вреда его деятельности, пусть заумно рассуждают о его либерально-демократических и политических увлечениях, пусть вообще недоуменно пожимают плечами, мол, много чести: А все равно, хоть криком, хоть шепотом: незаменимые есть!

:Вот и книга вышла о нем, и статьи написаны, и еще будут написаны, а мы так и не можем ответить на вопрос: в чем загадка притягательности этого человека?

Однажды пришел его поздравить. Щапину в тот день 59 лет исполнилось. Столкнулись в дверях: Николай Михайлович уже уходить собрался, но, увидев старого товарища, обрадовался: "Заходи, выпьем по рюмочке, у меня день рождения". Вообще-то он не пил, не любил это дело. Но тут - то один в дверь, то другой: Все с вопросами. Его всегда разрывали на части, он всем был нужен. Так и не выпили.

-- Николай Михайлович, осталось только закусить.

Он досадливо махнул рукой. Потом как-то встретились мельком на лестнице, как всегда, второпях перекинулись несколькими фразами. И все.

Когда Мудрых сказали о том, что Щапина убили, он не поверил. Он сказал, что этого не может быть и что это глупость!

:Моросит дождь. Смеркается. Уже несколько часов они молча бродят по знакомым улицам, не в силах расстаться с нахлынувшими воспоминаниями. Первым не выдерживает пес. Он замедляет шаг и поднимает на Бориса Александровича добрые, умные глаза: "Ну, что, хозяин, долго еще будем гулять? Я замерз".

Нина ГАВРИШ

Комментарии
Комментариев пока нет