Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Крематорий для учителя

31.10.2002
Аша проводила в последний путь зверски убитого молодого преподавателя истории

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Аша
Александр Викторович Кузнецов был не таким, как все. Об этом тихо переговаривались люди, пришедшие на похороны. В глазах иных он выглядел странным молодым человеком. В свои 26 лет даже не пробовал вина, не гулял, как другие, с девушками. Если и был в чем замечен, так это в любви к истории - предмету, заинтересовался которым еще в школе благодаря уважаемой учительнице А.

Аша проводила в последний путь зверски убитого молодого преподавателя истории

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Аша

Александр Викторович Кузнецов был не таким, как все. Об этом тихо переговаривались люди, пришедшие на похороны. В глазах иных он выглядел странным молодым человеком. В свои 26 лет даже не пробовал вина, не гулял, как другие, с девушками. Если и был в чем замечен, так это в любви к истории - предмету, заинтересовался которым еще в школе благодаря уважаемой учительнице А.Р. Щекалевой.

"Неужели пойдешь в педагогический институт?!" - недоверчиво спрашивали у Саши одноклассники перед окончанием школы. Ведь с таким аттестатом, как у него, в котором были почти одни пятерки, он мог поступить на любую престижную специальность. Недаром Сашу прозвали в школе "профессором".

Он поступил в ЧелГУ на исторический факультет. А после окончания учебы уже государство распорядилось его судьбой, предложив, как и другим молодым парням, в общем-то, небогатый выбор: либо армия, либо село. "Косить" от призыва, устроившись в какую-нибудь престижную фирму с хорошим заработком, как это делает большинство парней, он даже не пробовал. Не про него. Стал учителем в селе Ерал.

Вряд ли знал Александр, что выбрал место не менее трудное и опасное, чем армия: пьянство и нищета превратили деревню в социальное дно, образно говоря, в гроб для интеллигентного человека. Но даже если бы он это и знал, то все равно от своего решения, наверное, не отказался. С физкультурой Александр не дружил. А историей был готов заниматься где угодно. Даже в промерзшем вагоне электрички, когда ехал из Аши на работу, не расставался с книгами и газетами.

В последний день своей жизни Александр Викторович провел открытый урок - для родителей, которые пришли на собрание в школу. Поблагодарил их в конце занятия. А ведь это они должны были благодарить его.

-- Я всегда восхищалась его уроками. Он очень много знал. Его рассказами можно было заслушаться, - говорит директор Еральской средней школы В.Н. Багишева.

А методист Ашинского управления образования Л.К. Шапошникова сказала: "Сегодня мы провожаем в последний путь настоящего Педагога". Наверное, Сашина мать - Антонина Валерьяновна - потому с таким мужеством держалась на похоронах, что ей не было стыдно за своего сына. Вместе с мужем Виктором Петровичем они подарили миру двух прекрасных детей (кроме Саши вырастили еще и дочь, которая учится в Уфимском авиационном университете). Так что родителям - медсестре и технику по медицинской аппаратуре - не приходится прятать глаза от людей. Если перед кем и испытывает вину Антонина Валерьяновна, так это только перед своим собственным сыном.

Прощаясь с ним у гроба, она тихонько причитала даже не голосом, а болью сердца:

-- Сынок, прости меня! Я не смогла тебя спасти. А ты, наверное, звал меня, кричал: "Мама!"

...Он звал на помощь людей из ближайших домов. И люди слышали этот зов, видели из окон пламя. (После того, как Александру нанесли множественные ножевые ранения, его облили бензином и подожгли, устроив для учителя импровизированный крематорий). Но никто не вышел. Даже дверь не открыл, не крикнул: "Что вы делаете, негодяи?!" Страх загнал людей в свои дома, как в норы, заставил закрыться на запоры. Но кого они спасли в этом мире от зла?

Самое страшное, что обвинение в убийстве предъявлено двум (пока двум) ученикам Александра Викторовича. Зло предстало в обличье двух подростков-девятиклассников. Не отрицая содеянного на этапе следствия, они не могли назвать даже причины, толкнувшие их на преступление, если не брать во внимание, что учитель раздражал их своей непохожестью на других. Значит, убили ни за что, просто так, потому что не понравился. После ареста от былой смелости у подростков не осталось и следа: каждый старался свалить всю вину на другого. Жалким выглядит это зло, порожденное в селе Ерал, где некоторые жители продают самогон даже детям.

К сожалению, не удалось поговорить на похоронах с коллегами Александра - учителями Еральской средней школы. Они убегали от меня, как дети с урока. Могу лишь предположить, почему. Возможно, боялись расспросов, чтобы не сказать что-нибудь лишнее и не прогневить либо кого-то из односельчан, либо начальство, которого было вокруг немало. Так могла проявиться обычная учительская задавленность, выработанная с годами в обстановке того бесправия, в котором они существуют. Но учителя, наверное, избегали встречи еще и по другой причине: из-за комплекса вины перед Александром. И не только перед ним одним. Пятеро молодых специалистов-мужчин пришли в Еральскую среднюю школу в последние годы. И никто их там с распростертыми объятиями не встретил. В них увидели конкурентов, которые могут осложнить и без того непростую жизнь: и в смысле заработка, и в смысле интенсивности работы. Ведь молодые, энергичные люди, не обремененные хозяйством и семьей, могут посвятить себя делу целиком.

-- Если я оттуда уйду, то этому только обрадуются, - говорил Александр своей матери. - Мои часы с радостью поделят между собой все, кто там останется.

Он не мог ночевать по воскресеньям дома, потому что его урок в расписании поставили первым. Вот и возвращался в село Ерал в 21 час в кромешной темноте, потому что в деревне ни один фонарь не горит.

-- Как же ты, сынок, доберешься?- тревожилась мать.

-- Не беспокойся. Денег у меня с собой нет. Кому я нужен?

За неделю до убийства Александр Викторович пришел в школу с разбитым лицом. Директору школы признался, что драку затеял старший брат ученика, который в учебе успехами не блистал. Валентина Николаевна заставила молодого коллегу написать заявление в милицию. На похоронах она едва держалась на ногах, видимо, измучив себя мыслями о том, правильный ли совет дала Александру, не спровоцировала ли преступление? Она действительно относилась к нему тепло, по-матерински. А вот со стороны коллектива школы такого отношения не чувствовали ни Александр, ни остальные.

На грани нервного срыва ушел из школы в военнослужащие сын начальника Ашинского управления образования учитель иностранного языка Антон Манушин. А как плакал у могилы молодой программист-математик! Так плачут по своей загубленной судьбе.

Если учителям со стажем в селе нелегко, то молодым специалистам трудно вдвойне. Ведь они только что приехали из города и нужно время, чтобы адаптироваться, прижиться. Чуть ли не каждый день ездил Александр на электричке домой в Ашу. В дождь и в слякоть, в мороз и в стужу, шел по раскисшей дороге, прыгал через сугробы почти четыре года. В доме на окраине, где его поселили, не было даже телевизора.

-- Может быть, мы свой привезем, сынок? - спрашивала мать.

-- Так ведь украдут! - отвечал Александр.

-- Звери, ой звери! - приговаривали люди на похоронах, качая горестно головой. - Такому светлому человеку и такая мученическая смерть!

Но она высветила многое. И прежде всего то, что без таких людей, как Саша, наша жизнь станет сплошным кошмаром. Мы живем в мире, где зло соседствует с добром. И каждый из нас каждый день и каждый час любым своим поступком делает выбор: либо в сторону добра, либо в сторону зла. Третьего не дано. n

Комментарии
Комментариев пока нет