Новости

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Автолюбилельница на Skoda Octavia сбила коляску с четырехмесячным малышом на улице Корепина.

По предварительной информации, возгорание могло стать результатом поджега.

Четырнадцатилетняя девушка два месяца назад ударилась во время катания с ледяной горки и жаловалась на боль в ушибленном суставе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Отдых в коровнике, с самогоном

02.09.2000
Убитая горем мать не решилась открыть малолетним детям лицо  их погибшего отца: так оно было изуродовано

Анатолий ЛЕТЯГИН
Увельский район

Пока искал в Водопойке улицу и дом Петровых, поговорил со встречными. Слова пенсионерки, назвавшейся Галиной Сергеевной, сами просятся в предисловие этого материала.
- ...

Убитая горем мать не решилась открыть малолетним детям лицо их погибшего отца: так оно было изуродовано

Анатолий ЛЕТЯГИН

Увельский район

Пока искал в Водопойке улицу и дом Петровых, поговорил со встречными. Слова пенсионерки, назвавшейся Галиной Сергеевной, сами просятся в предисловие этого материала.

-- ...Так жизнь стала такая, - рассуждает она о случившейся здесь трагедии. - В колхозе зарплату не выдают, все живут благодаря собственным подворьям. Пьют, воруют: лошадей, коров, все что можно украсть, присвоить и продать. И взрослые, и дети стали злыми, жестокими друг к другу.

:Январским студеным вечером Саша Жабатинский с другом Сашей Поповым запрягли в сани лошадь и поехали к сестрам Насте и Ирине Мошкиным. Пригласить съездить на колхозную животноводческую ферму и там, в коровнике, попить самогонки и отдохнуть. Сестры Мошкины приглашение приняли, радостно прыгнули в сани, и все вчетвером помчались на окраину деревни, на ферму. Спустя некоторое время они пили и разговаривали в будке коровника.

Жабатинский и Попов, прежде чем пригласить дам в коровник на отдых, украли с колхозного фуражного двора возок сена, два центнера, если верить документу следствия. Сено свезли на подворье пенсионерки Анны Семеновой и получили от нее литр самогона. Шестнадцатилетний Саша Попов, за плечами которого четыре года мучений в деревенской общеобразовательной школе, в колхозе работал младшим конюхом, а в эту ночь подменял на ферме одного из скотников. Коровник оказался в его ведении - чем не место для ночного пикника, пей, веселись!

Самогонка, судя по всему, оказалась не первачом - на четверых литра не хватило. Вновь поехали на фуражный двор за колхозным сеном. Опять свезли возок корма к Анне Семеновой и с новым литром самогонки вернулись в коровник. Пили, разговаривали. Так потом утверждали на допросах. "Когда допивали, - скажет подруга парней Ирина Мошкина, - пришел Петров и попросил лошадь, чтобы увезти домой сено. Он пообещал за это привезти самогонки".

Виктор Петров на ферме работал скотником. Работником считался не худшим. Случалось, выпивал, и даже лишнего, но этим не очень выделялся среди колхозников. В свои сорок пять лет жизнь уже повидал, но вопреки всему имел хорошую семью. Надежда Васильевна родила ему дочку и сына, да от первого мужа был сын. Сама по образованию веттехник, десять лет работала ветврачом на местном Луговском свинокомплексе, пока он существовал. А затем была дояркой. С Виктором держали хорошее домашнее хозяйство, благодаря чему и сносно жили. Он, работая на ферме "при корме", надо полагать, возможностью пользовался. Поэтому и попросил лошадь на полчаса.

Но вернулся позже, часа через полтора. И приехал навеселе, даже хорошо выпивши, как утверждали на суде молодые люди. Но возмутило их не это - Петров не привез обещанную за аренду лошади самогонку. У "отдыхающей" четверки отвисли челюсти. Первыми вышли из ступора дамы. "Настя на повышенных тонах стала спрашивать: где самогон?" - признается следователю Ирина Мошкина. Но не стояла в стороне и сама Ирина. Как ни странно, читая признания четверки, приходишь к выводу, что не парни, а девчата спровоцировали потасовку.

"Мошкины стали спрашивать у Петрова, - рассказывает Жабатинский. - Я взял сигарету и пошел покурить. Когда курил, забежала Настя и сказала, что Петров бьет Ирину. Я увидел, что Петров держал Ирину и Попова, грозился утопить их в лотке для навоза. Я ногой стукнул Петрова в живот - он загнулся. Попов коленом ударил Петрова. Настя двинула ему рукой. Петров упал, хотел встать, а Ирина пнула его ногой:" А дальше он перечисляет, кто, чем и как били Петрова. Били, прыгали по лежащему телу. Когда скотник перестал сопротивляться, подогнали лошадь, взяли его за руки и ноги, положили в сани. Возможно, в сани его ложить вообще не хотели. Настя предложила увезти Петрова с фермы волоком, чтоб, мол, таким гадом сани не пачкать. Можно предположить, что именно волоком его и вытягивали из коровника.

Около часа ночи они его, с веревкой на ноге, и привезли к дому. Сбросили с саней, постучали в окно и уехали. Когда задержанные давали показания, все подчеркивали: везли, а он все падал из саней и падал - лбом, затылком о дорогу. Будто намекали: мол, сам падал, поэтому и убился. Везли и трогали сердце, оно билось, Петров был живой. Выбежавшая на стук в окно Надежда Васильевна увидела, что ее муж мертв.

Убийц задержали уже к пяти часам утра, потемну - ночью выпал снег, санный кровавый след указал, где искать преступников.

Рассказать об этой драме меня подтолкнуло прошлогоднее событие, случившееся здесь же, в Водопойке. Его участниками, как и на этот раз, были молодые люди. В "Челябинском рабочем" за 21 января нынешнего года о том происшествии опубликован материал под заголовком "Деревенский секс-детектив" - о групповом изнасиловании взбалмошной, но несовершеннолетней девицы, о пьянстве на дискотеке, о том, как молодежь, колхозники, школа дружно выступили в защиту не потерпевшей девчонки, а парней-насильников. И все эти нешуточные страсти, с собраниями и сбором подписей, кипели незадолго до трагедии на ферме, фактически без временного перерыва.

Что же это с селом происходит?

На этот, увы, уже ставший риторическим вопрос первой мне ответила пенсионерка Галина Сергеевна. А по конкретному делу, убийству Петрова, говорили уже другие. Производственные и бытовые характеристики, выданные суду, во внимание можно не брать. По ним выходит, что все участники убийства - послушные ребята, работящие, отзывчивые и заботливые дети, не способные убить человека:

Но ведь убили, и не нечаянно, а издеваясь, зверски. Как же они, послушные и заботливые, так оплошали? А может быть, к этому преступлению они уже были готовы, но не хватало повода?

Александр Жабатинский, семнадцати лет от роду, в семье старший из семи детей. По словам отца, воспитывался в строгости, веселый и трудолюбивый. Довольна сыном и мать Александра Попова: уважал, помогал по дому. Но, по словам родителей, оба Саши учиться не хотели, это им было неинтересно. Не преуспевала в учебе и Настя Мошкина, да и не могла. Училась во вспомогательной школе, осилив шесть классов. Ее сестра Ирина была способнее, и после одиннадцатилетки даже мечтала поступить в школу милиции. По школьной характеристике, она была общественницей и пользовалась в школе авторитетом. И родители, и педагоги, видимо, не все договаривают. Впрочем, есть и другие мнения.

-- Я Попова два года учила, - рассказывает педагог Людмила Тюрина. - Он грубый и даже жестокий парень, со старшими не считался. Даже мне грозил: "Я тебе устрою!" А Жабатинский, бывало, пройдет и даже не поздоровается. Сестер Мошкиных я меньше знаю.

О них, Насте и Ирине, рассказывает вдова Петрова.

-- Мошкины не раз избивали и своих сверстников, и взрослых - владеют какими-то приемами борьбы, когда бьют ногами, - говорит она. - В деревне все об этом знали, но не хотели связываться. Сейчас, к примеру, в армии служит Вовка Прокопьев, ушел со шрамами на лице. Мошкины его бутылкой избили. Подавал на них заявление, но потом взял обратно. Не было у этих девочек жалости к людям. Какие-то воспитательные меры к ним надо было принимать давно, но все прощали, будто чего ждали. Вот и дождались. Жабатинский летом с моим Виктором и старшим сыном вместе работали, помогал скот пасти. И такое убийство. Лицо мужа они так изуродовали, что я не решилась его открыть перед детьми.

В деревне все всё знают друг о друге, трудно что-либо утаить. О Жабатинском и Попове мне рассказывали, что в последнее время, перед убийством, они часто ночевали не дома, уходили на ферму. Там, в коровнике, им было хорошо, вольготно и весело. Особенно в компании девчат, с самогоном. Самопальную, сшибающую с салазок, в деревне теперь купить так же просто, как и зачерпнуть в колодце воду. К услугам и Семеновы, и Сидоровы, и Ивановы - напоят за деньги, за воз сена, мешок зерна или отходов, дадут в долг, если в данный момент нет ни того и ни другого. Водопойка собственноручно спаивает своих сыновей и дочерей, свое будущее. Все, будь то насилие или убийство, здесь происходят "по пьяному делу", озверев и потеряв нравственные преграды.

Недавно ребят и девчат судили. Увельский суд счел возможным назначить наказание всем четверым на сроки, по гуманности не соизмеримые с содеянным. Жабатинского и Попова лишили свободы на 3,7 года с отбыванием наказания в воспитательной колонии общего режима - несовершеннолетние. На такой же срок и в такую же колонию отбыла восемнадцатилетняя Настя Мошкина. Ее старшей сестре Ирине назначили такой же срок, но отбывать его она начала уже в исправительной колонии.

:На улице льет внезапный дождь. Разглядываю улицу, застроенную колхозом кирпичными домами "на два хозяина". В одном из них живут Петровы.

-- Не стало Виктора, и все наше хозяйство разрушилось, - говорит Надежда Васильевна. - Родственники советуют уехать из деревни, но куда я без денег? Дом колхозный, продать нельзя.

По ее словам, и жить тут психологически стало нелегко. Родители убийц мужа в открытую ругают: мол, посадила в тюрьму их детей. То есть не похлопотала о смягчении наказания или полном помиловании? Иногда и "сочувствуют", передают: девчонки, то есть Мошкины, очень обозлились, вернутся - накажут.

Родители, как и их дети, не поняли и не осознали: что же с ними со всеми произошло?.. n

Комментарии
Комментариев пока нет