Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Семейный психолог с большой дороги

18.06.2010
Как обычная пенсионерка обвела целую семью вокруг пальца и стала владелицей многомиллионного состояния

Наблюдая обыденную жизнь вечно загнивающего Запада, среднестатистический россиянин приходит к выводу, что приличная семья обязательно должна располагать личным доктором, адвокатом, психотерапевтом. Хочется жить комфортно. Проблема в другом: где найти честных и надежных специалистов? Образ безвредного многодетного недотепы-психолога, созданный на телеэкране Андреем Леоновым, имеет мало общего с реальностью. На самом деле все может оказаться гораздо хуже.

Перед вами - история обычной челябинской семьи, угодившей в капкан.

Как обычная пенсионерка обвела целую семью вокруг пальца и стала владелицей многомиллионного состояния

Наблюдая обыденную жизнь вечно загнивающего Запада, среднестатистический россиянин приходит к выводу, что приличная семья обязательно должна располагать личным доктором, адвокатом, психотерапевтом. Хочется жить комфортно. Проблема в другом: где найти честных и надежных специалистов? Образ безвредного многодетного недотепы-психолога, созданный на телеэкране Андреем Леоновым, имеет мало общего с реальностью. На самом деле все может оказаться гораздо хуже.

Перед вами - история обычной челябинской семьи, угодившей в капкан.

Явление генеральши

Елена Г. считала свой брак нормальным. Муж - добряк и умница, занимается малым бизнесом, создал уникальное графитовое производство, ничего не жалеет ни для близких, ни для друзей. Пожалуй, излишне доверчив, да и выпивает иногда больше нормы. Но ведь в хорошем человеке, как известно, должен быть какой-то изъян.

Еще есть две дочери на выданье, строптивые, непредсказуемые, но хорошие девчонки. Словом, жизнь сложилась.

И вдруг случается "солнечное затмение". Муж срывается и уходит к другой женщине. У дочерей - возрастной бунт. Как? Почему? Что случилось?

Найти ответы на вопросы и помочь пережить трагедию вызвалась психотерапевт Ольга Мытарченко. Оснований сомневаться в ее компетенции не было. Имеет высшее медицинское образование, основала в городе работу телефона доверия, занимала исключительно "генеральские должности" в серьезных организациях, имеет связи во властных структурах. Но больше всего в пользу психолога свидетельствовали ее личные семейные обстоятельства. Мытарченко четырежды была замужем, и все четыре раза по любви. Кто может знать о семейном счастье больше?

Худо-бедно, с помощью максималисток-дочерей мужа и отца вернули домой. "Ангел-хранитель" Ольга Мытарченко стала близким другом на долгих 14 лет.

Разделяй и властвуй

Проблемы множились. Дочери взрослели, выбирали женихов одного подозрительнее другого. Муж горел на работе, стал чаще и больше пить, в результате свалился с инфарктом. Потом у Елены заболела престарелая мать. Потребность в ежедневных телефонных разговорах с семейным психологом возрастала, их продолжительность увеличивалась в геометрической прогрессии. Постепенно Ольга Мытарченко стала едва ли не единственной спасательной соломинкой. "Золотой, бескорыстный человек! - уверяла Елена своих домочадцев. - Ей можно полностью доверять!" Как следствие, психологу стали доступны все внутренние тайны семьи. Она знала обстоятельства сексуальной жизни своих пациентов, как складываются дела на работе и отношения с близкими, знала истории хронических болезней и многое другое. Но главное - Мытарченко поняла, что основная ее "пациентка" Елена психически крайне уязвима и нуждается в помощи психиатра. Настоящий психолог знает, что работу с такими пациентами следует немедленно прекратить, однако слишком лакомой казалась добыча - истероидная дамочка, ее доверчивый муж, зарабатывающий миллионы, но стремительно спивающийся рядом с больной женой, и две глупые девчонки, интересами которых можно пренебречь.

И Мытарченко взялась за дело.

В течение нескольких лет ей удалось вбить клинья между Еленой, ее дочерьми и мужем. Дочерям она говорила: "Ваша мать - больной человек, делайте скидку на ее состояние". Мужу нашептывала: "С такой женой тебе осталось либо пить до упора, либо сразу повеситься". Самой Елене лила бальзам на душу: "Ты цельная и волевая личность, хватит быть приживалкой у своих жадных девчонок и их халявщиков мужей! Хватит потакать мужу, он у тебя безнадежный алкоголик, надо пожестче его прессовать. Расправь плечи, ты же женщина, пусть тебя начнут уважать!"

И Елена "расправляла плечи". Она утратила интерес к детям и внукам. На мужа окончательно махнула рукой и думала уже лишь о том, чтобы "закрыть ему глаза после смерти". "Цельная и волевая" личность стремительно распадалась. Налицо явный признак психологического воздействия, сравнимого с тем, что оказывают на людей в тоталитарных сектах: отторжение от семьи и привычного круга общения.

Вскоре случилось самое худшее.

Тартюф и Оргон по-челябински

Муж Елены, не получивший благодаря стараниям "семейного психолога" ни моральной поддержки, ни квалифицированной помощи, скончался. В последние годы жизни, будучи не в состоянии сопротивляться напору супруги и "друга семьи", он переписал на Мытарченко многомиллионное производство, а жене оставил несколько счетов в банке. Елена, убежденная в том, что жадные дочери обязательно обдерут ее до нитки, скрыла наличие наследства и прибрала к рукам практически всю наследственную массу. И не просто прибрала - стала по частям отдавать ее Мытарченко. Зависимость от семейного психолога, которую вдова к тому времени называла подругой, приобрела болезненный характер. Ни одного действия, никаких разговоров она не предпринимала без длительной телефонной консультации с Мытарченко. С близкими отношения прекратились полностью. Написав дочерям два больших нелогичных письма, Елена принялась "жить, как давно мечтала, с Богом в душе, легко и радостно, никому не кланяясь и ни о чем не жалея".

Внешне все выглядело иначе. Согбенная фигура быстро постаревшей женщины каждый вечер брела по двору, входила в пустой дом, включала телевизор и без конца смотрела программы о колдунах, экстрасенсах и "простреленных аурах".

В это же время на другом конце города "семейный психолог" Ольга Мытарченко, в одночасье превратившаяся из обычной пенсионерки в миллионершу и потерявшая от ощущения безнаказанности всяческие представления о приличиях, швыряла на ветер чужие деньги, покупала квартиры и ненужные вещи, устраивала праздники и присматривала новых пациентов.

Пересмотр дела

Пересматривать почти 15-летнюю историю собственной семьи почти наверняка сильный стресс. Тем не менее дочери главной героини Катя и Лена пошли на это. Им не оставили выбора. Побудительным мотивом стало не то, что их родная мать, объявив собственных детей врагами и прибрав к рукам наследство мужа, фактически стала воровкой и пособницей воров. Мать стремительно превращалась в зомби, и существовала реальная опасность, что, отдав последние сбережения в руки мошенницы, она просто сойдет с ума и окажется недееспособной.

Катя и Лена выяснили, что никаких "генеральских должностей" Мытарченко не занимала. Более того, не имела высшего медицинского образования. Ее трудовые подвиги на ниве психологии ограничивались разводом на деньги доверчивых родителей наркоманов и алкоголиков и организацией психотерапевтической помощи на упомянутом выше телефоне доверия. Связями во властных структурах женщина не располагала, в экономике, ведении бизнеса, юриспруденции не разбиралась. Единственное, чем в совершенстве владела Мытарченко, - это дар убеждения и грязные психологические приемы. Использованием их и объяснялся факт передачи отцовского предприятия в ее руки.

Опросив десятки свидетелей и очевидцев, собрав объяснения и показания, бухгалтерские документы и черновые записи, дочери практически собственноручно собрали уголовное дело, чтобы передать его на рассмотрение в официальные органы. Оставалась последняя формальность - возбудить дело в установленном порядке.

Следствие состава преступления в действиях мошенницы не находит и работать категорически отказывается. Мотивация сражает: "Сама потерпевшая нам заявления не подавала. Кроме того, Елена Г. относит деньги Мытарченко добровольно. В чем конфликт?" И это говорит начальник ОБЭП, человек с большим служебным опытом, которому должно быть известно, что мошенничество тем и отличается от грабежа и разбоя, что жертва всегда отдает деньги добровольно! Более того, следствие упускает тот факт, что потерпевшая уносит чужие деньги, поскольку, напомним, прибрала к рукам все оставленное мужем наследство. В утешение начальник добавляет, что прецедентов в российском уголовном праве нет и дело наверняка бесперспективное. Однако в одной только Челябинской области таких жертв, пострадавших от "психологов с большой дороги" и потерявших все - семью, здоровье, деньги, имущество, найдется немало. В масштабе страны цифра может получиться впечатляющая. У всех на слуху громкое дело "экстрасенса" Грабового: мошенник обобрал и довел до нервного срыва большое количество людей, отсидел символический срок и, выйдя на свободу, спокойно принялся за старое.

Нет прецедентов? Дела не доходят до суда ввиду их бесперспективности? А кто тогда вообще создает прецеденты?

Всегда кто-то начинает первым. Или правоохранительные органы действуют только при наличии окровавленного трупа и орудия преступления?

Равиль ГАЙНУЛИН

Настоящие имена героев и обстоятельства дела имеются в распоряжении редакции.

Комментарии
Комментариев пока нет