Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Марш за колючей проволокой Заключенный Виктор Рубцов вместе с супругой Юлией борется за свои права более восьми лет

25.06.2010
Марина Малкова

Челябинск

Всего одно слово "виновен", произнесенное судьей, навсегда меняет жизнь человека. Гражданин, имеющий дарованные Конституцией права и свободы, становится никем. Колючая проволока в местах лишения свободы будто отделяет сидельца от всего, что так или иначе можно связать со словом "право". Может быть, эта "разделительная полоса" и есть главное наказание за преступления. Но порой она бывает слишком колючей.

Марина Малкова

Челябинск

Всего одно слово "виновен", произнесенное судьей, навсегда меняет жизнь человека. Гражданин, имеющий дарованные Конституцией права и свободы, становится никем. Колючая проволока в местах лишения свободы будто отделяет сидельца от всего, что так или иначе можно связать со словом "право". Может быть, эта "разделительная полоса" и есть главное наказание за преступления. Но порой она бывает слишком колючей. Те из заключенных, кто пытается хоть как-то отстоять свои права, автоматически попадают в разряд нарушителей. Из этого ряда челябинец Виктор Рубцов, отбывающий срок в одной из колоний Оренбургской области. Он более восьми лет сидит занозой в "красном режиме" пенитенциарной системы России.

Магнитогорская пытка

Свой срок в 12 лет строгого режима Виктор Рубцов получил за убийство охранника, совершенное в челябинском казино "Лагуна", тогда еще действовавшем легально. Судился Виктор до последнего, отказывался признавать вину. Дело пережило несколько апелляций. Но ранее судимому человеку очень сложно доказать, что второго преступления он не совершал. К моменту подготовки материала Виктор "отмотал" две трети срока, восемь лет. Прошел через следственный изолятор и три зоны. Из жалоб, которые он написал в надзорные органы на действия администраций учреждений, можно составить целую книгу. Как и из воспоминаний о том, через что пришлось пройти.

Рассказ Виктора наглядно передает сюжет одного любопытного, причем выложенного в Интернете видеоролика. "И небо становится ближе" - так называется фильм, снятый заключенными в одной из колоний Челябинской области. В полном жестокости сюжете реалистично показано, через какие унижения проходят люди, прибывающие в "места не столь отдаленные". Процесс этот называется ломкой этапа. Тебя заставляют раздеться, бьют и, извините, вставляют палец в задний проход, а потом принуждают поднять красную тряпку с пола зубами. Это подтверждает то, что ты принимаешь "красный" режим зоны - то есть порядки, устанавливаемые администрацией учреждений, а не криминальными авторитетами. Если согласен быть петушком на службе у заключенных, тесно сотрудничающих с начальством, то, может быть, выживешь. Не согласен - отправляйся в штрафной изолятор (ШИЗО), пиши жалобы в прокуратуру, только об условно-досрочном освобождении (УДО) забудь.

Все это испытал Рубцов, причем в основном на зонах нашей области. Хотя, как говорят сами сидельцы, возможно, со скандалом в ИК-1, случившемся в июне 2008 года, и уходом начальника ГУФСИН Владимира Жидкова порядки смягчатся.

-- Во время следствия Виктор был под стражей в следственном изоляторе N 1 Челябинска, - рассказывает супруга заключенного Юлия. - После оглашения приговора мужа перевели в ИК-18, что в Магнитогорске. Вот тут-то и началось самое страшное. Виктор буквально прописался в штрафном изоляторе, с него не сходили синяки и ссадины, полученные от конвоиров.

Было время, что защитника Виктора Рубцова - его мать Галину Ефимову, не пускали на свидания с сыном. Позже Орджоникидзевский суд Магнитки рассмотрел дело по жалобе Галины Геннадьевны и принял ее сторону. Свидания действительно запрещались незаконно. После такого неприятного для администрации ИК решения на Рубцова обрушился еще больший прессинг. Не помогло даже то, что после нескольких жалоб заключенного администрация 18-й колонии написала в Советский суд Челябинска расписку следующего содержания: "Администрация ФГУ "ИК-18" гарантирует, что против осужденного Рубцова не будет проводиться противоправных и противозаконных действий (притеснений, преследований)". Но, как мы уже сказали, все гарантии за колючей проволокой существуют только на словах. Через некоторое время Виктор Рубцов с повязкой на голове, закрывающей очередную незаживающую ссадину, полученную от конвоира, отправился в ШИЗО на трое суток лишь за то, что во время маршировки по территории жилой зоны учреждения шел не в ногу. Затем за такую же точно провинность Рубцова посадили в изолятор уже на 15 суток.

-- Вы хоть знаете, что такое маршировка по плацу? - рассказывает Юлия. - Такой формы воспитательной работы нет в законодательстве, но в наших колониях она очень активно используется. Заключенных заставляют часами шагать строем с отмашкой рук под какую-нибудь тяжелую монотонную музыку. Могут включить барабан или флейту, иногда заставляют петь песни. Из человека делают просто овощ. Шаг влево, шаг вправо - нарушение, ШИЗО, ужесточение режима, избиение.

Юлия оказалась права, такой формы исправления, как движение строем, в законе нет. Но в "красных зонах" маршировки процветают. Очень часто топтать сутками плац заставляют в тех колониях, где для зеков не хватает работы. По комментариям некоторых бывших за-ключенных и их родных, именно таким учреждением является ИК-18.

"Черный дельфин" для нарушителя

Уже позже Юлия через прокуратуру добилась отмены постановления о наложении взыскания. Но для администрации Рубцов так и остался нарушителем. Чтобы сломать осужденного окончательно, его начинают "пересылать" по разным колониям. В каждой зек проходит через ломку, встречает новые порядки и, в конце концов, должен сломаться. Чем надоедливее нарушитель, тем более суровая зона его ждет. Юлия, морщась, рассказывает, что чуть ли не по личной просьбе генерала Жидкова мужа отослали в одну из самых страшных и старых тюрем России - колонию особого режима Оренбургской области "Черный дельфин", где держат пожизненно осужденных.

-- Там сидят одни полусмертники, - говорит Юлия Рубцова, - насильники, серийные убийцы. Они уже не люди, знают, что обречены. Виктор находился там рядом с наркоманами, больными туберкулезом, но боролся.

Благодаря усилиям родственников из мрачного "Черного дельфина" полтора года назад Виктора перевели в ИК-3 Оренбургской области. Как оказалось, в Новотроицкой колонии порядки несколько мягче, а отношение к заключенным лучше, чем в Челябинской области.

-- Прессинг, конечно, продолжался, но уже гораздо меньше, - рассказывает Виктор. - Здесь, в местном профессиональном училище, я получил две профессии. Теперь могу работать токарем или строителем.

С надеждой на свободу

Как раз в момент подготовки материала у Виктора подошло УДО. Девять томов дела вместе со всеми характеристиками переданы в суд. Но после стольких лет борьбы с тюремными режимами Рубцову очень сложно рассчитывать на освобождение. Благодаря Юлии свои послания об освобождении Виктора в ГУФСИН направили лидер ЛДПР Владимир Жириновский и челябинский правозащитник Алексей Севостьянов. Начальник ГУФСИН Оренбургской области Александр Тарнавский уже очень хорошо знает о заключенном Рубцове. Говорит он охотно, грамотно. Видно, что разбирается в своем деле и заключенных все-таки считает за людей.

-- Положение у Рубцова сложное, слишком много жалоб он писал, числится в нарушителях, - говорит Александр Петрович. - Но все решит суд.

Жена Виктора Юлия верит, что все у них с мужем будет хорошо. Она продолжает обивать пороги инстанций, чтобы хоть как-то облегчить жизнь своему заключенному супругу.

-- Я знаю, тюрьма - это не его место, он добрый, - улыбается Юлия.

Комментарии
Спасибо марине малковой кто она не боится писать правду . Правду про оборотней в погонах и других негодяев . Побольше бы таких корреспондентов , спасибо марина за все . Большое человеческое спасибо . Рубцов виктор
Администрация
08.07.2011 10:31:47
Спасибо . Марина большое человеческое спасибо за правду . Побольше бы таких корреспондентов которые не боятся писать правду . Виктор рубцов
Администрация
08.07.2011 10:34:44