Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

И снова - красные буквы:

29.06.2010
"Челябинский рабочий" продолжает следить за лечением онкологической больной Татьяны Семеновой

Суфия ЛУЗИНА

Челябинск

23 июня 2009 года в "Челябин-ском рабочем" был опубликован материал "Красные буковки отчаяния". В нем рассказывалось о судьбе 50-летней жительницы Челябинска Татьяны Семеновой (имя и фамилия изменены). Два года назад онкологи поставили ей страшный диагноз: рак молочной железы четвертой степени. После операции женщине была назначена комплексная химиотерапия. Больную включили в основной федеральный список для получения льготных лекарств.

"Челябинский рабочий" продолжает следить за лечением онкологической больной Татьяны Семеновой

Суфия ЛУЗИНА

Челябинск

23 июня 2009 года в "Челябин-ском рабочем" был опубликован материал "Красные буковки отчаяния". В нем рассказывалось о судьбе 50-летней жительницы Челябинска Татьяны Семеновой (имя и фамилия изменены). Два года назад онкологи поставили ей страшный диагноз: рак молочной железы четвертой степени. После операции женщине была назначена комплексная химиотерапия. Больную включили в основной федеральный список для получения льготных лекарств. Стоимость рекомендованного лечения на один месяц - свыше 30 000 рублей.

Но осенью 2008 и весной 2009 года бесплатные лекарства, о наличии которых отчитывались в СМИ чиновники, Семенова в своей поликлинике МУЗ ГКБ N 5 вовремя получить не смогла. После нашей публикации ситуация нормализовалась. Плановое обследование больной в онкодиспансере подтвердило состояние ремиссии. Областной химиотерапевт выдал справку на продолжение лечения амбулаторно. Мы порадовались вместе с Семеновой и на некоторое время забыли об этой истории:

В апреле 2010 года в редакцию снова позвонила Татьяна:

-- После вашей статьи и после вмешательства депутата городской Думы И.А. Шафиковой почти год все шло замечательно. Я не могла нарадоваться! Каждые три месяца получала лечение. Один раз в месяц - внутривенно сильнейшее лекарственное средство замета или резорба (отечественный аналог) и ежедневно - таблетированные препараты анастразол или аримидекс. А теперь снова все повторяется. Компьютерная программа у фармаколога выдает "запрет", буквы снова покраснели. Рецепт мне выписать нельзя.

Татьяна по жизни отличается мужественным характером. Не привыкла жаловаться на свои болячки. Старалась не концентрироваться на ноющей боли в спине. Единственный раз пожаловалась дочери, что после операции боль от грудины и плеча будто разливается по позвоночнику. Но тут же отмела лишние подозрения: "Может, просто хондроз? Нет, метастазы дальше плеча не распространились, нет! Просто жара донимает, корсет натирает: хочешь-не хочешь, приходится носить".

Когда после химиотерапии вернулась на работу в книжный магазин, перечитала литературу по траволечению и психотерапии, перешла на размеренный образ жизни, втайне надеясь, что это состояние продлится как можно дольше. Познакомилась с творчеством известной американской писательницы и психолога Луизы Хей, несколько лет назад перенесшей онкологическое заболевание. Через книги пришла к уверенности, что рак - не приговор.

А коллеги до сих пор не подозревают, через какие муки прошла их черноглазая красавица Татьяна. Она стала снимать свои темные очки. Чтобы жить, нужно бороться, а не прятаться.

Когда в новом 2010 году возникли неожиданные проблемы, не растерялась. Пыталась найти в происходящем что-то хорошее. Не получила капельницу в апреле? Ничего. Тем более что специалист управления здравоохранения администрации Челябинска Татьяна Напалкова подтвердила: предназначенные ей лекарственные средства отписаны еще 21 апреля в поликлинику по месту жительства, нужно просто получить их в аптеке. Когда Татьяна пришла с рецептом онколога своей поликлиники в аптеку, выяснилось, что лекарства нет, ее только поставили на очередь.

И предписанное лекарство она сможет получить только в мае, после всех праздников, то есть через 20 дней: Хотя сами врачи советуют своим больным строго придерживаться расписания, лечиться по назначенной схеме гормонотерапии.

У этих больных другой отсчет жизни. Время меряется не годами, счет идет по дням. А Татьяна целый месяц провела без жизненно важной капельницы. Она успокаивала себя, что хоть таблетками лечится регулярно:

В мае и июне ей повезло. В аптеке, пусть с задержкой, но выдали лекарства. Правда, за рецептом пришлось побегать. Единственный онколог поликлиники МУЗ ГКБ N 5, как пояснили нам в регистратуре, отсутствует с 31 мая по уважительной причине. И чтобы сделать в амбулаторной карте отметку, без которой невозможно получение лекарства по федеральной льготе, Семеновой пришлось упрашивать врача совсем другого профиля, участкового терапевта, который не наделен необходимыми полномочиями. Спасибо, добрый доктор вошел в положение, спас Татьяну. Получила она свои препараты еще на один месяц.

-- Действительно, во многих лечебных учреждениях наблюдается острая нехватка специалистов, в том числе онкологов, - говорит заместитель начальника управления здравоохранения администрации Челябинска Ангелина Голошевская. - Мы обращались в вышестоящие организации с просьбой направить к нам выпускников медицинской академии, например тех, кто учился за счет бюджета, но там объяснили, что нельзя влиять на выбор выпускников, это нарушение прав человека. Вместе с главными специалистами лечебных учреждений Челябинска бываем на выпускных экзаменах в ЧГМА, ищем специалистов для закрытия вакансий, но основная масса претендентов находит применение не по профессии. Все это происходит по причине низкой заработной платы наших медицинских кадров. В некоторых поликлиниках по штатному расписанию положена одна единица, и ничего тут не поделаешь, не положено.

А в июне у Татьяны снова возникли форс-мажорные обстоятельства. Когда она подошла за выпиской рецепта на следующий срок, буковки у фармаколога покраснели. Наложен запрет. Требуется подтверждение ее инвалидности, хотя давно известно, что избавиться от второй группы еще никому не удавалось.

Как выяснилось, справка комиссии областного онкодиспансера от 3 июня 2010 года об инвалидности Семеновой, подтвержденная ФГУ "Медико-социальная экспертиза", со всеми другими справками поступила в управление Пенсионного фонда по Калининскому району только 21 июня и была занесена в федеральный регистр. Но автоматическое обновление данных происходит всего три раза в месяц. Снова "объективная причина", и надо подождать...

О проблемах лекарственного обеспечения постоянно говорится на всех уровнях. Государство выделяет много денег на закупку препаратов, специалисты все время совершенствуют схемы их поступления, но когда дело доходит до конкретного больного, все это теряет смысл. Бюрократическая машина работает ради порядка, соблюдение которого вновь оказывается главнее боли простого человека.

Комментарии
Спасибо Вам большое за статью!

Когда человек сталкивается с таким страшным диагнозом, все его силы должны идти на борьбу с болезнью, вся энергия - на скорейшее выздоровление. Но, к сожалению, в России оставшееся здоровье уходит на борьбу с чиновниками и бюрократией.
Бесконечные звонки в медицинские учреждения, часовые стояния в очередях, перебранки с "ответственными" лицами - все это должен пережить больной человек, чтобы обратить на себя хоть какое-то внимание, добиться хоть какой-то помощи от государства.

Но больше всего пугает безразличие и бездушие врачей: нет лекарств и не будет, делайте что хотите, мы не причем.

Еще раз спасибо за то, что обращаете внимание на эту проблему! Я уверена, что в нашем городе найдутся десятки людей столкнувшихся с таким бюрократическим бездушием.
Сунгатуллина Татьяна
30.06.2010 09:17:53