Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Вакуумный массаж по Cтарваку, взято отсюда.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Самороспуск колледжа

12.11.2002
Учебный процесс в филиале "Комитента" прервали... вынужденные каникулы

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Златоуст
Случай беспрецедентный: еще ни одно негосударственное учебное учреждение в нашей области не распускало учащихся по домам. К тому же филиал остался еще и без руководства: директор и завуч уволились сразу же, как только родители начали бомбардировать их звонками, испугавшись, что колледж могут закрыть вообще.

Учебный процесс в филиале "Комитента" прервали... вынужденные каникулы

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Златоуст

Случай беспрецедентный: еще ни одно негосударственное учебное учреждение в нашей области не распускало учащихся по домам. К тому же филиал остался еще и без руководства: директор и завуч уволились сразу же, как только родители начали бомбардировать их звонками, испугавшись, что колледж могут закрыть вообще. Никого не устраивала перспектива остаться и без денег, и без диплома.

Между тем у филиала есть обязательства перед учащимися, которые заплатили деньги за учебу. А руководство головного учреждения "Комитент", что находится в Челябинске, словно кость мамонта, сохраняло потрясающее спокойствие. По мнению директора Л. Загвоздиной, ничего из ряда вон не произошло. Просто в этом случае имел место рядовой недосмотр. У филиала истек срок лицензии. А руководство поздно спохватилось. По закону же без лицензии образовательную деятельность вести нельзя.

-- Поскольку я человек законопослушный, приняла решение приостановить на время учебный процесс, - говорит Любовь Генриховна.

Но очень может быть, что на ее решение повлияли еще и штрафные санкции, которые грозили ей как руководителю учебного учреждения в случае проверки. Размер их, заметим, немалый.

В получении же лицензии Л. Загвоздина, как видно, не сомневалась. Порукой тому служила в общем-то добрая репутация "Комитента", который появился как негосударственное учебное заведение одним из первых в сфере профобразования нашей области. Да и отеческий контроль со стороны органов управления образования не сулил больших неприятностей.

Не видели оснований для паники и педагоги.

-- Ребята не бездельничают, - уверяли. - Одни рисуют кости, изучая анатомию человека, другие готовят курсовые, приходят на репетиции КВН.

-- А отставание мы нагоним за счет дополнительных занятий, - пообещали преподаватели.

В главном управлении образования и науки нашей области инцидент восприняли, надо сказать, с очевидным удовлетворением. Наконец-то, мол, мы приучили негосударственные учебные учреждения работать как положено - с лицензией. Но в помощи "Комитенту" не отказали: в ускоренные сроки созвали комиссию и отправили ее в Златоуст.

Расчет Любови Генриховны оказался верным: лицензию ее филиал получил по всем существующим специальностям, за исключением двух новых. Стало быть, инцидент исчерпан?

Может быть, и так. Но этот случай показал, с каким опозданием мы "въезжаем" в новую ситуацию на рынке образовательных услуг: и родители, и учебные учреждения. Похоже, родители до сих пор еще не поняли, что они являются заказчиками. И за свои деньги вправе требовать качественный товар. Никому из них не пришла в голову мысль обратиться в суд по поводу незаконных каникул: родители заплатили деньги не за самостоятельную работу своих детей. Дело было явно выигрышным, но наши люди не научились пока защищать свои права. И не только те, чьи дети учатся в "Комитенте", но и в других негосударственных учебных учреждениях, которых только в сфере профобразования существует более двух десятков. Все они предлагают свои правила игры, знать которые необходимо хотя бы для того, чтобы оградить себя от неприятностей. Но в эти правила многие просто не вникают.

Заблуждение первое, которое встречается особенно часто: "Учащиеся в коммерческих образовательных учреждениях - те же самые студенты, что и в государственных". Если бы! В отношении обучающихся на коммерческой основе действует закон о защите прав потребителей, а в отношении студентов - закон об образовании, что, разумеется, не одно и то же.

Видимо, это заблуждение стало психологическим барьером, который помешал родителям, чьи дети учатся в филиале "Комитента", заявить о своих правах в полный голос. В каком-то смысле прав у них больше, чем у родителей обычных студентов. Ведь кто платит, тот и музыку заказывает. Зато позиции в смысле будущего, перспектив - менее твердые. Например, материальное положение семьи может измениться в худшую сторону. Что тогда? В этом случае печальные плоды приносит второе распространенное заблуждение: "Из коммерческого учреждения можно перевестись в государственное". Уж сколько людей обожглось на этом, но оптимистов, которые надеются быть исключением из правила, не убавилось.

Не допускают родители мысли и о том, что негосударственное учреждение в один не очень прекрасный миг могут просто закрыть. В том случае, например, если уровень преподавания признают низким. Не выдают тут пожизненных лицензий. Право учить придется доказывать постоянно. Где гарантия, что учебное учреждение этот экзамен успешно выдержит?

"Ну вот, чуть что, так сразу же о худшем", - упрекнула меня Л. Загвоздина, когда я предложила ей проиграть такой вариант, когда в выдаче лицензии ей отказали. В принципе она, как и родители, тоже действует, не просчитывая все возможные ситуации. Ведь если бы родители обратились в суд, то колледж мог бы понести потери даже более крупные, чем штраф за отсутствие лицензии. Ей повезло - и слава Богу! А если бы нет, то что же было бы с учащимися при закрытии филиала?

-- На произвол судьбы я бы их все равно не бросила, - говорит Любовь Генриховна. - Кого-то забрала бы к себе в Челябинск, а остальных с удовольствием приняли бы наши конкуренты в Златоусте.

Не правда ли, хорошо? Одна незадача: добровольно таким устройством ребят вряд ли кто займется. Значит, родителям придется изрядно пооббивать пороги для того, чтобы пристроить свое чадо во второй раз.

По поводу коммерческого образования существует устойчивый миф: "Заплатил - и живи спокойно". Поступить, мол, проще, учиться - легче. Все это так, но ведь еще и до диплома нужно дожить. А негосударственным учебным учреждениям удержаться на плаву будет все труднее. Государство очень недовольно низким качеством образования, какое получают там молодые люди. Не случайно оно создало "полицию качества", которая начала проверку именно с негосударственных учебных учреждений. О том, что часть их будет закрыта, говорят уже во всеуслышание с высоких трибун.

Не все, разумеется, верят в независимый государственный контроль. И правильно делают. По старой российской традиции даже с самой строгой комиссией контролируемая сторона умеет "договориться". Но и без контроля государства позиция родителей и учащихся укрепилась в силу объективных обстоятельств. Благодаря сползанию в демографическую яму мы вступили в период борьбы за абитуриента. (Не было бы счастья, да несчастье помогло). Уже в этом году в Тюмени 20 процентов мест в учебных учреждениях остались невостребованными. Через год-другой проблема с набором контингента обострится и в нашей области. И тогда не учебные учреждения будут нам диктовать, а мы - им. Но готовы ли мы к этому? n

Комментарии
Комментариев пока нет