Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Симфоний больше не пишу"

13.11.2002
Челябинский композитор Владимир Веккер о перспективах своей жизни в Германии

Олеся ГОРЮК
Челябинск
Владимир Веккер прилетел в Челябинск через день после авторского концерта, прошедшего в Роттенбурге (Германия), городе, где композитор живет последние восемь лет. В Челябинском театре оперы и балета прозвучал его концерт для баяна с камерным оркестром в исполнении Константина Ищенко и камерного оркестра "Классика". А на следующий день Веккер встретился с друзьями-композиторами и студентами в камерном зале академии культуры и искусств. Причем сам маэстро ни разу не сел за рояль: он - композитор, а исполнителей его музыки в Челябинске хватает.
Последний раз наша газета писала о Владимире Веккере два года назад.

Челябинский композитор Владимир Веккер о перспективах своей жизни в Германии

Олеся ГОРЮК

Челябинск

Владимир Веккер прилетел в Челябинск через день после авторского концерта, прошедшего в Роттенбурге (Германия), городе, где композитор живет последние восемь лет. В Челябинском театре оперы и балета прозвучал его концерт для баяна с камерным оркестром в исполнении Константина Ищенко и камерного оркестра "Классика". А на следующий день Веккер встретился с друзьями-композиторами и студентами в камерном зале академии культуры и искусств. Причем сам маэстро ни разу не сел за рояль: он - композитор, а исполнителей его музыки в Челябинске хватает.

Последний раз наша газета писала о Владимире Веккере два года назад. Тогда он еще не очень успел проявить себя в Германии как композитор. Естественно, мой первый вопрос - изменилось ли что-то за эти два года? Веккер долго думает, прежде чем ответить. Но оказывается, творческая жизнь все же не стоит на месте.

-- Три года я руковожу оркестром народных инструментов "Мандолинен оркестр". Выступаю там как дирижер, солист-аккордеонист и композитор. Сначала мы исполняли в основном чужую музыку, сейчас репертуар на три четверти состоит из моих произведений. Форма мандолинного оркестра сейчас уже немного устарела, для него пишут непрофессионалы, и довольно скучно. Я пишу современно, с учетом тенденций легкой музыки. Успех огромный, мы много выступаем.

У меня заключено несколько договоров с издательствами, выпущено пять сборников, на очереди симфония и соната. А самое главное, будет издан мой главный труд - новая музыкальная теория.

-- Что это за теория?

-- Часть ее посвящена новой системе ладов. Я расширил возможности старой классической гаммы мажора-минора в 10 раз. Открываются новые возможности для композиторов, потому что гаммы - основа музыки. Я 30 лет использую возможности этой системы. Многие последние вещи я сочинил в синтезе современных систем и моей. Я бы не сказал, что она чем-то особенна. У многих современных композиторов, в том числе Шостаковича и Бартока, была собственная система. Люди ищут свое творческое лицо, и если его нет, то это не профессионализм, а любительство.

Немецкое издательство заинтересовалось работой, и это я оцениваю как большой успех, потому что до сих пор не видел ни одного русского имени в теоретической музыкальной литературе.

- Как часто исполняются ваши произведения?

-- Сначала я пытался искать выход своей музыке, но это очень сложно. Вся музыкальная культура, все люди взаимосвязаны там. Свой мир, свои оркестры, все свое. Я пытался сотрудничать с дирижерами, и что? Они просто не слушают мою музыку, не ставят мое ЦД (этим словечком Веккер именует компакт-диск). И партитуру не разворачивают. Там каждый дирижер уже на пять лет расписан. Во-вторых, они в принципе не хотят знать меня из-за России. Я для них пока иностранец, хотя я немец. Но я другой немец - жил не там и рос не там.

12 лет в Мюнхене живет Родион Щедрин. Хорошо издается, сотрудничает с Ростроповичем. Но я бы не сказал, что его играют в Германии. Я его не слышал за восемь лет по радио ни разу. Однажды мы с ним обменялись письмами, я сказал, что у меня есть балетная музыка. А как раз Майя Плисецкая приезжала к нему из Испании. Я спросил, как сориентироваться, возможно, она посоветует мне какого-то хореографа. Щедрин ответил: "Вы знаете, Майя три года отработала в Испании и говорит, что балетные круги встретили ее очень ревниво". То есть они не хотят знать нас. Немцы тоже ревнивы, они горды за свою историю - Бах, Бетховен, Брамс, Штраус.

-- Тогда какие же перспективы в Германии у композитора из России?

-- Пока я решил терпеливо ждать выхода моей теории в свет - это займет год-два. Если она по-настоящему крупная и произведет впечатление, у меня будет имя. А имя открывает дверь для звучания моей музыки. Теория интересна, скажут критики, а что он сделал на практике? И, может быть, появится интерес к моей симфонической и камерной музыке, а у меня ее немалый багаж. Через эту работу я надеюсь получить имя и интерес Запада вообще. А сейчас я особо не рвусь, потому что не хочется приходить, когда тебе отказывают. Издательства на мне ничего не зарабатывают, потому что у меня нет имени.

-- Какие преимущества дает жизнь в Европе?

-- Преимущество в том, что если ты зарабатываешь деньги, то зарабатываешь хорошо. Многие музыканты, окончившие консерваторию, работают грузчиками на складах, пока есть силы.

-- Пишете ли вы новую музыку?

-- Немного меньше. Первые три года было вживание в законы, сейчас период акклиматизации прошел. Но дело не только в этом. Когда музыка не исполняется, это убивает желание писать. Три симфонии я сочинил и сказал себе: "Если они не получат большого признания, я не вернусь к симфонической музыке". И не вернулся.

-- Вы входите в Союз композиторов Германии. Что вам это дает?

-- Нас больше тысячи в этом союзе и полторы сотни в регионе. Союз композиторов не в состоянии нам всем помогать. Удивительно, в этой стране настоящий культ музыки. 500 симфонических оркестров с высокопрофессиональными исполнителями (в СССР их было 42), в крупных городах каждый ребенок несколько лет обучался музыке, в деревне таких - каждый третий. И тем не менее я не знаю ни одного композитора не то что мирового, но даже европейского класса. Последним для меня был Рихард Штраус, умерший, если не ошибаюсь, в 1937 году.

Мы еще некоторое время беседуем о музыке, о сложности восприятия произведений, положенных на "новые музыкальные теории". В финале задаю Веккеру сакраментальный вопрос: не жалеет ли, что уехал. Он отвечает не раздумывая. В России у композитора вообще нет перспектив, если он не вписался в московскую элиту. Но связью с Челябинском Веккер очень дорожит и каждый год приезжает сюда с творческими отчетами. "Здесь мои слушатели и исполнители, а это очень дорогого стоит", - заключает он.

Комментарии
Комментариев пока нет