Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

С колунами по городу

13.11.2002
В Нязепетровске токари переквалифицировались в дровосеков

Виктор РИСКИН
Нязепетровск
Привыкли руки  к топорам
Мы стояли у дома охотоведа Басманова на окраине Нязепетровска, когда сзади послышался неуверенный голос: "Вам дрова порубить не надо?" Оглянулись. На нас выжидательно смотрел среднего роста чернявый парень. В глазах, как и в голосе, - растерянность и робость. Было видно, что он не профессиональный дроворуб, что с такими просьбами обращается не в первый раз, а безнадежность тона доказывала тщетность обращений. Наша догадка подтвердилась при дальнейшем знакомстве: за полдня 34-летний Инсаф Шамсутдинов не нашел ни одного клиента.

В Нязепетровске токари переквалифицировались в дровосеков

Виктор РИСКИН

Нязепетровск

Привыкли руки к топорам

Мы стояли у дома охотоведа Басманова на окраине Нязепетровска, когда сзади послышался неуверенный голос: "Вам дрова порубить не надо?" Оглянулись. На нас выжидательно смотрел среднего роста чернявый парень. В глазах, как и в голосе, - растерянность и робость. Было видно, что он не профессиональный дроворуб, что с такими просьбами обращается не в первый раз, а безнадежность тона доказывала тщетность обращений. Наша догадка подтвердилась при дальнейшем знакомстве: за полдня 34-летний Инсаф Шамсутдинов не нашел ни одного клиента. А он просил всего-то 50 рублей за разделанный кубометр топлива. Но вышедший из сарая Басманов объяснил, что колоть свои дрова на своем дворе для него самого не в тягость, а в удовольствие.

Инсаф приехал из Аши. По его словам, там нет работы. Вот и подался в Нязепетровск - в город, где когда-то жил. Здесь нет газа, люди топят печи, дрова для многих - единственный способ обогреться и приготовить пищу. Однако вышла незадача. И не потому, что с дровами перебои: вон они, чуть не у каждого двора нерасколотыми лежат! Просто в "дровокольном бизнесе" наблюдается конкуренция. Клиентура давно разобрана местными дровосеками.

С некоторыми из них мы столкнулись на улице.

Два парня с колунами на плечах неторопливо шествовали по краю дороги. Догнали их, когда они сворачивали к дому, из ворот которого уже выглядывала моложавая женщина. Ребята остановились и без большой охоты стали отвечать на вопросы.

-- С год вот так ходим, - пояснил 29-летний Андрей Редькин, - раньше работал на заводе токарем, еще слесарем. Работы не стало, вот и начали с Виктором по дворам ходить.

Напарник Андрея - 32-летний Виктор Ушаков, не снимая с плеча колуна, согласно кивает головой.

-- У меня две специальности - слесарь-ремонтник и чокеровщик. Леспромхоз развалился - и я безработный.

Как говорят сами доморощенные дровосеки, заработок у них стабильный. Люди их уже знают и сами обращаются. За колку дров берут по-божески: все тот же полтинник за куб. Вкалывают на совесть, так что заказчики не обижаются. Да, слышали, что завод поднимается, и леспромхоз зашевелился. Когда окончательно поднимутся, непременно вернутся: стаж надо вырабатывать, да и не дело это с квалификацией токарей-слесарей по улицам шататься.

Медвежий угол

Информацией о промышленном росте мы порадовали ребят после нашей встречи с главой Нязепетровского района Александром Цыпышевым. Последний раз в Нязю, как ласково называют свой город местные, мы заезжали пару месяцев назад. И сразу почувствовали разницу: центральная улица застраивается домами из белого кирпича, в европейском стиле ремонтируются магазины.

-- На какие такие "бабки" народ строится, - поинтересовались у Александра Ивановича, - вроде у вас все, что могло, давно умерло?

-- Хоть вы и норовите каждый раз обозвать наш город медвежьим углом, но лапу мы давно не сосем, - начал издалека Цыпышев. - В последнее время наметился перелом. Точку падения мы прошли в 1997-1998 годах. Мы ее пережили и осознали: помощи в том понимании, к которому мы привыкли, ждать бесполезно и бессмысленно. Надо браться за дело, кормить себя, семью, создавать рабочие места.

Здесь надо внести пояснения: почему реформы больнее ударили именно по "медвежьему углу", по самому отдаленному северному району области. Его экономика держалась на четырех китах - крупнейшем в стране заводе башенных кранов, лесопромышленном комплексе, железнодорожном узле и сельском хозяйстве.

-- Да не только реформы виноваты, - досадливо машет рукой Цыпышев, - тут целая цепь досадных совпадений. Так получилось, что лес в районе закончился. Выражаясь сельским языком, уборка леса завершена! Если раньше по 300 тысяч кубометров в год заготавливали, то нынче можем вырубать лишь 20-25 тысяч. А это значит, что несколько поселков, ориентированных на лесодобычу, потеряли смысл своего существования. Следом наступила очередь депо, где порядка 500 человек трудились на ремонте мощных тепловозов. Пять лет назад оно полностью ликвидировано и переведено в Златоуст.

Такая же участь постигла завод башенных кранов. Строить в стране в прежнем объеме перестали, краны не востребованы. Да и дорогущие они: один "башенник" стоит под 2,5 миллиона рублей. Строители жили на старье: подъемники тянули по два и более срока, пока от старости не рушились наземь вместе с крановщиками.

Упасть, чтобы подняться

Сегодня завод оживает. Жизнь берет свое: строить надо. Вот и потянулись в Нязю тонкие ручейки заказов. Объемы по нынешним временам немалые: 60 миллионов рублей в год. (Для сравнения - пару лет назад было 2,5-3 миллиона).

-- Самое важное, - продолжает Александр Иванович, - смогли восстановить производство. Были сомнения, что не осталось людей, которые умеют это делать. Сомнения развеялись, когда удалось освоить четыре новых модификации кранов. Теперь наш завод - единственный в стране производитель лесопогрузчика. Другой кран "подрос" с высоты шести-восьмиэтажного дома до 15-этажного. На сегодня предприятие ликвидировало все задолженности по зарплате. У людей появилась надежда, что еще не все потеряно, что завод вернет свои позиции градообразующего предприятия. Произошли сдвиги в сторону позитива и в лесном комплексе. Теперь лес не сплавляется на сторону в стволах, а перерабатывается на месте. Новое оборудование позволяет выпускать отделочные материалы европейского уровня. На базе железнодорожного депо создан филиал Челябинского завода по ремонту путевых машин. Не удается пока остановить спад производства в сельском хозяйстве. Инвесторы к нам не торопятся: их больше привлекают южные регионы области. В наш действительно медвежий угол их нечем заманить.

Не терять силы духа

К инвесторам никаких претензий не предъявишь: они идут туда, где выгодно, и никакими криками о помощи их не дозовешься. Другое дело - государство. Но оно не торопится заключить в свои отеческие объятия осиротевшее село.

-- Вы посмотрите, - грустно констатирует Александр Иванович, - на ценовую политику. Сегодня мы продаем литр молока за четыре рубля. Ровно столько оно стоило пять лет назад! А цены на электроэнергию и топливо за это время выросли в несколько раз. Лучшее хозяйство района - Ташкиновское - прежде выходило на прибыль в полтора миллиона рублей в год, а нынче - лишь на 400 тысяч. Значит, нет возможности для развития, поскольку техника старится, а покупать не на что.

Глава района, тем не менее, видит перспективы и в сельском хозяйстве. По его словам, следующий год будет переломным, разумеется, в лучшую строну. Поэтому, считает он, главное - не допустить дальнейшего падения и не пасть духом.

Однако не духом единым жив человек. На том же заводе башенных кранов в лучшем случае будет трудоустроено 800 человек при нынешних 600. А ведь не так давно там работало больше двух тысяч нязепетровцев. Значительно поредели рабочие души и на других предприятиях города. Так что проблема трудоустройства в районе, стабильно входящего в пятерку наиболее незанятых в области, остается напряженной. А потому еще не время снимать с плеч топоры Инсафу, Андрею, Виктору и другим токарям-слесарям, вынужденно поменявшим престижные трудовые профессии на незатейливое, но хлебное ремесло дровосека. n

Комментарии
Комментариев пока нет