Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Музыкант - лучшая профессия на свете

16.07.2010
Взращивая в столице музыкальные дарования, профессор Александр Якупов пристально  следит за тем, что происходит на Южном Урале

Геннадий ГРИГОРЬЕВ

Москва - Челябинск

О таких людях, как Александр ЯКУПОВ, обычно говорят: человек-оркестр. И дело тут не только в музыкальной профессии Александра Николаевича. Уроженец Агаповского района, бывший ректор Магнитогор-ской консерватории, а с 2000 года столичный житель, Якупов широко известен во многих ипостасях: как дирижер, как менеджер, как ученый, как общественный деятель. Воспользовавшись подвернувшейся оказией, корреспондент "Челябинского рабочего" встретился с директором Центральной музыкальной школы (ЦМШ) при Московской консерватории. Наш земляк не стал жестко очерчивать временные рамки беседы.

Взращивая в столице музыкальные дарования, профессор Александр Якупов пристально следит за тем, что происходит на Южном Урале

Геннадий ГРИГОРЬЕВ

Москва - Челябинск

О таких людях, как Александр ЯКУПОВ, обычно говорят: человек-оркестр. И дело тут не только в музыкальной профессии Александра Николаевича. Уроженец Агаповского района, бывший ректор Магнитогор-ской консерватории, а с 2000 года столичный житель, Якупов широко известен во многих ипостасях: как дирижер, как менеджер, как ученый, как общественный деятель. Воспользовавшись подвернувшейся оказией, корреспондент "Челябинского рабочего" встретился с директором Центральной музыкальной школы (ЦМШ) при Московской консерватории. Наш земляк не стал жестко очерчивать временные рамки беседы. А после трехчасового кабинетного общения еще и провел гостя по своим "владениям", показал сверкающее мрамором здание школы, уютный интернат для иногородних учеников главной музыкальной школы России и свою особую гордость - центр концертной подготовки. Разбитый на классы-кельи, оборудованный суперсовременными музыкальными инструментами, установками по поддержанию микроклимата и даже душевыми кабинками, он предназначен для того, чтобы юный конкурсант мог целыми днями, неделями и даже месяцами оттачивать свое мастерство.

-- Александр Николаевич, до поры всем казалось, что ваша карьера в Магнитке складывается сверхуспешно: вы и ректор консерватории, и худрук местного театра оперы и балета. И вдруг Якупов все бросает и улетает в Москву:

-- Причина моего конфликта с прежней администрацией Челябинской области никакого отношения к творчеству не имеет. В свое время на очередных выборах в Госдуму я стал доверенным лицом не того кандидата, на которого ставило тогдашнее руководство региона. Мне позвонил заместитель губернатора Андрей Косилов и предложил пересмотреть это решение. А поскольку я отказался, то впал в немилость. И уже в апреле 2000 года проверяющие нашли недочеты в хозяйственной деятельности Магнитогорского театра оперы и балета. Угадайте, кто в этом оказался виноват? Конечно, художественный руководитель, то есть я. И меня тут же уволили.

-- Раз уж речь зашла о Магнитогорской опере: Нередко приходится слышать мнение, что оперный театр для небольшого рабочего города - непозволительная роскошь.

-- Но почему тогда на Западе считается нормальным, когда городок со 150-тысячным населением открывает свою оперу? А ведь в Магнитогорске почти полмиллиона человек. Чем мы хуже Европы или Америки? В той же Магнитке собраны колоссальные материальные ресурсы, но все они обесценятся, если не заниматься культурой. И надо сказать, в этом плане в Магнитогорске всегда делалось много. Поэтому проект строительства оперного театра в сугубо металлургическом городе вовсе не был воздушным замком. Уверен: театр спас от прозябания, от пьянства и деградации немало душ.

-- Хорошо, убедили. Но знаю и то, что когда вы задумали превратить провинциальное училище в музыкальный вуз, то самым мягким комментарием были слова "не по Сеньке шапка" :

-- Длительное время в нашей стране существовала такая цепочка музыкального образования: музыкальная школа - музыкальное училище - музыкальный вуз. Вроде бы все ясно и логично: школа приобщает молодежь к искусству, вуз готовит специалистов с высшим образованием. А вот какова сегодня роль училища? Тут мы с коллегами задумались. И пришли к выводу, что современное общество давно переросло этот уровень.

-- Так что же, закрывать теперь все музучилища?

-- Не надо ничего закрывать. Давайте лучше возьмем курс на преобразование хороших, авторитетных училищ в консерватории или институты искусства. Училище готовит четыре года и выпускает специалиста, который, по сути, сегодня оказывается не у дел. Но стоит добавить в учебный процесс ряд предметов, немного дополнительных часов - и вы получите преподавателя совсем другого уровня. В Магнитогорске мы так и сделали, преобразовали училище в консерваторию. Первая реакция была примерно такой, о которой вы сказали: "Эка, Якупов, из грязи в князи!" Прошло всего несколько лет, и магнитогорскому примеру последовал уже добрый десяток училищ. Сразу за Магниткой в вуз преобразовались два московских музучилища. А потом пошла цепная реакция: Челябинск, Краснодар, Оренбург: Государство не потеряло ничего, ведь материальная база, бюджет оставались прежними. Зато на рынок пришли профессионалы с более высокой квалификацией.

-- Сейчас в Челябинске активно обсуждается тема переноса органного зала. Здесь, в Москве, вы за этой историей следите?

-- Да, безусловно.

-- И каково ваше мнение?

-- Моя позиция очень простая. Челябинский орган нужно сохранить любыми путями. Ясно и то, что из храма органу придется уйти. Кстати, когда в 80-х годах решался вопрос, где его устанавливать, я выступал против размещения инструмента в церкви. И говорил, что нужно искать для органа хороший концертный зал. Не то чтобы я был каким-то провидцем, просто тогда уже осознавал: это несправедливо - отбирать у верующих намоленное место.

-- Сейчас усиленно ищутся варианты новой "прописки" инструмента:

-- А у меня уже готово предложение. В Челябинской области есть помещение, куда этот орган впишется и будет там как родной. Это концертный зал Магнитогор-ской консерватории. У него феноменальная акустика. Когда руководство ГДР пообещало Магнитке орган, немецкие специалисты обследовали его параметры. И остались довольны.

-- Боюсь, ваше предложение челябинцы воспримут без восторга: Но давайте поговорим о вашей блестящей московской карьере. Столица многими молодыми людьми воспринимается как некая площадка для реализации собственных амбициозных планов. А вот каково было вам 10 лет назад в зрелом возрасте начинать с нуля?

-- Первое мое московское назначение - заместитель директора Российской государственной цирковой компании. В тот момент эта структура объединяла более 80 предприятий и коллективов. Там я проработал всего полтора года, но о результатах моей деятельности может сказать хотя бы такой факт: когда уходил, то на банковском счете Росгосцирка лежало более миллиона долларов и 160 миллионов рублей. Когда же я дела принимал, счета были практически нулевыми.

-- Почему же тогда вы ушли?

-- Все-таки в цирке я чувствовал себя человеком из другой системы. И тут в июне 2002 года министр культуры Михаил Ефимович Швыдкой предложил мне возглавить Центральную музыкальную школу. К тому времени она 18 лет стояла на ремонте, ребятишкам приходилось ездить учиться на окраину города. Я взялся - и уже в январе 2005-го мы вселились в отремонтированное здание.

-- И получился некий "город в городе" : в самом центре Москвы, в полукилометре от Кремля, появился хорошо охраняемый шестиэтажный "инкубатор" для взращивания музыкальных талантов.

-- А тут и нужны особые условия. В ЦМШ дети находятся практически целый день. Сверходаренных ребятишек (не только из России, но также из Америки, Японии, Англии, Франции, Испании и других стран) мы берем, случается, с четырех лет и учим их лет до 17-18. Но главный критерий для попадания в эти прославленные стены - вовсе не абсолютный слух. Нужны и исключительная память, и прекрасное чувство ритма, и особый темперамент: Не меньше прочих качеств ценится второй талант - трудолюбие.

-- Наверное, поступающим в вашу школу приходится выдерживать сумасшедший конкурс?

-- Иной раз доходит до 10 человек на место. Каждый год сюда приезжают поступать и 200, и 300 человек, а берем только 30. Плюс 8-10 человек - на коммерческое отделение.

-- И как по вашим наблюдениям, не оскудела талантами земля русская?

-- Скорее наоборот. Я подметил: как только в обществе формируется какой-нибудь кризис, тут же возникает всплеск музыкальных талантов. Россыпь просто! Объяснить этот феномен я не берусь, тут, наверное, нужно социологам или психологам поработать.

-- Тем не менее, на мой взгляд, в последние годы произошла девальвация ценности музыкального образования. Далеко не все родители считают необходимым отдавать своих чад в музыкальные школы:

-- Приходится с вами согласиться. В системе ценностей общества деньги сейчас вышли на первый план. Но я думаю, что это заблуждение недолго продлится. Взрослые должны осознать, что нет более совершенного инструмента в работе над формированием личности ребенка, чем музыка. Вообще, я считаю, что музыкант - лучшая из всех профессий.

-- А себя вы кем больше ощущаете: менеджером или музыкантом?

-- О чем вы говорите! Музыка перетягивает все остальное. Масштаб моей исполнительской деятельности сейчас как никогда огромен. Во-первых, я дирижер оперного театра, во-вторых, у меня два симфонических оркестра - российско-белорусский молодежный и оркестр ЦМШ. Каждый год по нескольку раз езжу на гастроли за границу. Я дирижировал в таких странах, как Франция, Германия, Болгария, Израиль, Малайзия:

-- Среди граней вашего таланта есть сочинительская?

-- Чего нет, того нет. Никогда не писал музыку и никогда не сочинял стихи. Всю свою жизнь я придерживался трех направлений: наука, музицирование и административная деятельность. Какая из этих ипостасей главная? Пожалуй, я и сам не отвечу на этот вопрос. Если я строю что-то, руковожу каким-то проектом, у меня душа поет. Если я месяц не выхожу на сцену, у меня появляется состояние жуткой неудовлетворенности. То же самое и с наукой. Вот видите этот ящик в моем рабочем столе? В него я складываю свои черновики. А когда ящик будет полон, то сяду и напишу очередную книгу.

-- И о чем же будет эта книга?

-- Об ответственности музыканта перед обществом, в котором он живет. О необходимости преодоления наметившейся пропасти между "элитарными" и рядовыми российскими исполнителями... Впрочем, это уже тема для другого разговора.

Из книги А. Якупова "Печали и радости топ-менеджера в сфере искусства" :

n Чтобы понять проблему, необходимо вгрызаться в детали. В управлении, как и в искусстве, царит великое "чуть-чуть".

n Небесполезно порой усыплять бдительность бюрократов демонстрацией своего послушания.

n Счастье в одиночку невозможно. Вдвоем - это лишь полсчастья. Настоящее счастье можно испытать только среди людей.

n Менеджер не имеет права обижаться ни на своих подчиненных, ни на руководителей. Его успех зависит от способности делать для себя верные выводы по результатам общения с теми и другими.

n Недругов необходимо лелеять и держать при себе. Если избавиться от них, это место займут другие, возможно, более способные.

n Менеджер не должен проявлять негативного отношения даже к агрессивному собеседнику. Чем хуже отношение к нему, тем шире менеджер должен улыбаться.

n Не следует путать традиционные формы работы с традициями. Формы работы - не священная корова, они требуют обновления.

Комментарии
Комментариев пока нет