Новости

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Я нашел ее на пожаре!"

19.11.2002
К 55-летию своей свадьбы супруги Валлох получили в подарок подписку  на "Челябинский рабочий"

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Челябинск
Уважаемая редакция!
Обращается к вам чета пенсионеров, инвалидов, ветеранов производства. Мы читатели и почитатели газеты "Челябинский рабочий", наверное, уже самые старые. Газету выписываем с 1949 года, без перерывов. 18 лет уже на пенсии. 19 ноября у нас в семье солидная дата - 55-летие совместной жизни.

К 55-летию своей свадьбы супруги Валлох получили в подарок подписку на "Челябинский рабочий"

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Уважаемая редакция!

Обращается к вам чета пенсионеров, инвалидов, ветеранов производства. Мы читатели и почитатели газеты "Челябинский рабочий", наверное, уже самые старые. Газету выписываем с 1949 года, без перерывов. 18 лет уже на пенсии. 19 ноября у нас в семье солидная дата - 55-летие совместной жизни. И если бы вы оформили нам бесплатную подписку - это было бы для нас большим подарком. Дожить до такой даты мало кому дано, а вот мы пронесли свою любовь друг к другу, ни с кем не конфликтуя, не враждуя. Наши власти не могут дойти до каждой семьи, а на вас мы надеемся.

Аркадий Эрнстович и Ида Алексеевна ВАЛЛОХ

И вот мы с фотокорреспондентом Александром Кондратюком сидим в уютной квартире Валлох. Вокруг - на диване, на столе - громоздятся горы альбомов с фотографиями, папки с документами, газетными вырезками, письмами. А неугомонная хозяйка достает из шкафа все новые, при этом продолжая рассказ. Аркадий Эрнстович смотрит на жену с ласковой улыбкой. Такой же вот задорной, стремительной в первый раз увидел он Иду и полюбил навсегда:

-- Я нашел ее на пожаре!

В Каргапольском районе, где Ида работала на строительстве обозного завода, загорелась баня. На задах ее хранилось сено. Так что пожар мог быть страшным - вся молодежь бросилась заливать огонь. Цепочка с ведрами выстроилась от колодца. Ида подавала воду парню, с лестницы заливающему пылающую крышу. Это и был Аркадий, приехавший к отцу, директору стройки.

От дыма слезились глаза, гарь и пепел летели в лицо, вода залила всю шубку, но девушка все так же быстро подавала вверх ведро за ведром, казалось, даже не уставая, пока не справились с огнем.

-- Что за деваха такая? - после пожара допытывался 24-летний Аркадий у отца, ведь они с Идой не сказали друг другу и десятка слов.

Тяжкой была жизнь 18-летней Иды. Отец погиб на фронте. Отчим привел ее, семиклассницу, на стройку. Пришлось копать землю, вывозя ее на быках, валить лес. Одну сосну в сугробах по пояс девчонки валили по три дня. Так что и заработка никакого не было. Жила Ида вместе с детдомовцами за шесть километров от стройки. И вот в пять утра девчонки вставали в кромешной тьме (электричества не было) и шли пешком на запах дыма. А после выматывающей все силы смены еще нужно было добраться до дома.

Весной Ида решила бежать со стройки. Но провалилась под лед Миасса, едва выбралась. Тогда в отчаянии она задумала совершить прогул - за него давали три года тюрьмы.

-- Отсижу, - думала измученная, падавшая от усталости 16-летняя девчонка, - и сюда уже ни за что не вернусь!

Директор завода запряг своего выездного жеребца и повез ее в суд в Каргаполье. Судья приговорил подростка за прогул к штрафу: три месяца вычитать по 25 процентов зарплаты.

Ида готова была руки на себя наложить. Директор посмотрел на нее и предложил стать счетоводом в конторе.

Вот в эту-то контору и пришел Аркадий после пожара знакомиться с Идой, тогда уже бухгалтером. Не влюбиться в него было нельзя - он был необыкновенным красавцем, а еще умным, воспитанным, грамотным. Деревенская девчонка млела, слушая его, на него глядя. А замуж было нельзя: отец Аркадия - директор, сама Ида - бухгалтер. Семейственность на заводе грозила даже не тремя годами тюрьмы. Но свадьбу они все-таки сыграли, а потом уехали в Челябинск строить "Калибр", снова жить в землянках.

-- В любви он мне не объяснялся, цветов не дарил, не ревновал никогда, - говорит Ида Алексеевна. - Но спросите миллион женщин, кто из них самая счастливая, и я скажу: "Я!" За 55 лет не слышала от него ни одного поганого слова. Ни разу не напился, не загулял... Я с ним, как за каменной стеной.

Ее часто спрашивали, не ревнует ли она такого красавца.

-- Еще как! - слышали в ответ. - Есть у него одна, уж сколько лет...

-- Да что вы, Ида Алексеевна! - ахали доброжелательницы. - Кто же это?

-- День и ночь одна на уме - работа, - смеялась жена. Она умела веселиться, радоваться жизни вопреки всем бедам и горестям, выпавшим им на долю.

Впрочем, она их сама выбрала: знала же, за кого выходит замуж. У Аркадия по тем временам была страшная биография. Его отец Эрнст Францевич Валлох 15 лет был директором завода имени Колющенко. В 1937-м его приговорили к расстрелу. Аркаше было тогда 14 лет. Мама его умерла, воспитывался у тетки.

-- Папа был чехом по национальности. Получил блестящее образование, закончив юридический институт в Вене. А затем был призван в австро-венгерскую армию - шла гражданская война, - рассказывает Аркадий Эрнстович. - Он был тяжело ранен, Красный Крест подобрал его. Так в 1914 году отец попал в Россию.

Юридическое образование Эрнста Францевича спасло жизнь не только ему: после ареста он обращался во все инстанции. И произошло чудо: высшую меру ему заменили десятью годами тюрьмы.

Вернувшись из заключения, отец снова было пошел на родной завод имени Колющенко, но МВД тут же выслало его с сыном в Куртамыш. Не успел Аркадий начать работать - пришла повестка в армию. Он так радовался: значит, сняли с него клеймо врага. Но его отправили в трудармию - каменный карьер "Челябметаллургстроя". "Черный ворон", что увез отца, навсегда искалечил и судьбу его сына.

Аркадию Эрнстовичу и сегодня тяжело вспоминать те годы. Говорит скупо:

-- Дробили камень. Жили в бараках, где волосы примерзали к земле. Каждый день хоронили товарищей. Я выжил только потому, что закончил бухгалтерские курсы.

Он всегда учился отлично, но кто позволит бывшему трудармейцу, сыну врага народа поступать в вуз? А без высшего образования, без членства в КПСС дальше начальника цеха не пойдешь. Вся жизнь его прошла под этим дамокловым мечом. Сменится на заводе парторг, снова вызывают Валлоха на собеседование: "Почему такой уважаемый человек не вступает в партию?" А как услышат о трудармии, аж в лице меняются. Особенно обидно это было в 50-е годы: политическая оттепель на дворе, амнистия. А Аркадия Эрнстовича, как прежде, без всяких объяснений увольняют с работы.

Жили они в землянках, в бараках. Но гости, что не выводились в гостеприимном доме, входя чуть не под землю, ахали: красивый абажур под потолком, нарядные скатерти, вышивки. Оба они были передовиками своих предприятий (фотография Иды Алексеевны не сходила с доски почета), растили троих детей, но при этом успевали быть, как тогда говорилось, в самой гуще общественной жизни. Ида и художественной самодеятельностью, и передвижной библиотекой занималась, была одной из самых активных переписчиц Всесоюзной переписи 1959 года. Спустя полвека после окончания школы задумала собрать одноклассников. Подняла школьные архивы, написала десятки писем. И вот в 1987 году из Ленинграда и Одессы, Минска и Чарджоу съехалась в родное Каргаполье чуть не половина класса. Были потом и другие встречи, а их переписка продолжается по сей день. А когда школа N 121 праздновала 60-летие, Аркадий Эрнстович оказался самым старым ее выпускником - в апреле ему будет 80. Он недавно расстался с любимым фотоаппаратом "Зоркий", которым и снял всю семейную историю.

-- Мы были невыездными, - рассказывают они. - Зато объездили всю нашу страну от Калининграда до Бреста. И какие веселые компании собирались вокруг!

Вот на снимках глава дома в кокетливой шляпке и мини-юбке - две многоэтажки буквально качались от хохота. Вот их семейная пара в узбекских национальных нарядах. А это - традиция: вся большая семья собирается в день их свадьбы. К нему готовят альбом со стихами и фотографиями детей, внуков, а теперь вот и полуторагодовалого правнука Димы.

Всю жизнь они стойко переносили несчастья. Но несколько лет назад, когда сгорела от рака 40-летняя дочка Оленька, не выдержало отцовское сердце - инфаркт миокарда. А мать потеряла зрение. Три операции частично вернули свет лишь одному глазу. И съели их скромные сбережения, годами откладываемые на черный день.

44 года - трудовой стаж главы семьи, у Иды Алексеевны - 34, она растила детей. Сколько помнят себя, всегда жили от зарплаты до зарплаты, теперь от пенсии до пенсии. На двоих она у них три с половиной тысячи. Очень много денег уходит на лекарства плюс квартплата, телефон, за сад заплатили ("Держим его в память об Оленьке") и обнаружили: на подписку не хватает. А жизни без "Челябинского рабочего" они просто не представляют - 53 года вместе. Вот и написали в редакцию.

"Челябинский рабочий" поздравляет Иду Алексеевну и Аркадия Эрнстовича с 55-летием семейной жизни и дарит им подписку на нашу газету на следующее полугодие. Спасибо вам, наши верные друзья! Мы рады, что вы по-прежнему с нами.

Комментарии
Комментариев пока нет