Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Градусник для экономики

24.07.2010
Уровень достатка южноуральцев официальная статистика оценивает излишне оптимистично, считают Алексей Даванков и Сергей Гордеев                                      из Института социально-экономических проблем регионального развития ЧелГУ

Реальный уровень зарплат жителей Челябинской области не соответствует официальной статистике. Такой вывод сделали специалисты Института социально-экономических проблем регионального развития Челябинского госуниверситета. Для большинства работающих южноуральцев это наверняка не сенсация. Но одно дело личное ощущение (оно субъективно и не факт, что отражает тенденцию), другое - научный анализ. Он дает рациональный ответ на вопрос, почему жизнеутверждающие отчеты чиновников не соотносятся с содержимым наших кошельков.

Уровень достатка южноуральцев официальная статистика оценивает излишне оптимистично, считают Алексей Даванков и Сергей Гордеев из Института социально-экономических проблем регионального развития ЧелГУ

Реальный уровень зарплат жителей Челябинской области не соответствует официальной статистике. Такой вывод сделали специалисты Института социально-экономических проблем регионального развития Челябинского госуниверситета. Для большинства работающих южноуральцев это наверняка не сенсация. Но одно дело личное ощущение (оно субъективно и не факт, что отражает тенденцию), другое - научный анализ. Он дает рациональный ответ на вопрос, почему жизнеутверждающие отчеты чиновников не соотносятся с содержимым наших кошельков. Об итогах своего исследования корреспонденту "Челябинского рабочего" рассказали доктор экономических наук, профессор Алексей ДАВАНКОВ и кандидат экономиче-ских наук, руководитель Центра аналитических исследований Сергей ГОРДЕЕВ.

Смотря как считать!

-- Наблюдаемый в течение двух лет кризис поставил немало вопросов, - говорит Сергей Гордеев. - Один из них касается оценки его последствий: например, в том, что затрагивает уровень зарплат. По данным министерства экономического развития области, в 2009 году номинальный заработок южноуральцев подрос на 1,1 процента. Однако даже такой небольшой рост не увязывается с другими тенденциями, такими как динамика объема реализации продукции или изменения платежеспособного спроса и товарооборота.

-- То есть зарплата у производителей не может расти, если товар не продается?

-- В данном контексте именно так. Кроме того, вызывает сомнение корректность официальных сведений о показателях начала 2010 года: рост зарплаты отмечен на уровне 113 процентов к январю - апрелю 2009-го. Выходит, реально (с учетом инфляции) она увеличилась на 3,5 - 4 процента.

-- Об этом говорит минэкономразвития области?

-- Да.

-- Вы не согласны?

-- Не согласны, - вступает в разговор Алексей Даванков. - Потому что сведения министерства основаны на цифрах территориального органа государственной статистики. Они получены по обычной методике и вполне оптимистичны. Но показатели финансовой деятельности, которые публикует Минфин РФ, свидетельствуют об обратном.

-- Разве цифры Росстата и Минфина имеют разную природу?

-- Совершенно разную. Как формируются данные статистики? В относительно крупных городах есть свои статистические отделы, которые с подведомственной территории собирают и передают в областной центр информацию. В том числе о работе предприятий, объемах производства, уровне зарплат. Но интересоваться суммами налоговых отчислений специалисты Росстата не могут, у них нет таких полномочий. Это функция налоговой службы. Между тем именно эти финансовые показатели наиболее достоверно отражают динамику роста или уменьшения средней заработной платы.

-- А в чем секрет достоверности?

-- Приукрасить (или, наоборот, притушить) для статистики сведения о производительности труда, численности персонала, среднем заработке можно, и на практике никто за это никого даже не пожурит. У Росстата нет реальных рычагов воздействия на бизнес. Потому заполнение бланков стат-отчетности в компаниях - дополнительная нагрузка. Человек, который ее на себя берет, зачастую выполняет обязательство формально. Как результат - недопустимые обобщения, ошибки. А за отчислениями налогов контроль всегда жестче. Под финансовым отчетом ставится чья-то определенная подпись. Деньги сводятся с точностью до копейки. За искажение данных ответственность вплоть до уголовной. Следовательно, здесь не может быть округленных цифр.

-- И что показывают неокругленные?

-- То, что средняя номинальная зарплата на Южном Урале в 2009 году не выросла на 1,1, а упала минимум на 10 процентов, - утверждает С. Гордеев. - Об этом говорит сокращение сбора налогов на доходы физических лиц (НДФЛ). Судите сами: сумма отчислений НДФЛ за 2008 год - 32 миллиарда 947 миллионов 531 тысяча 384 рубля. За 2009 год - 29 миллиардов 190 миллионов 571 тысяча 960 рублей. То есть падение на 11,4 процента. Оно указывает на существенные проблемы с сохранением докризисного уровня зарплат. Одни лишь вынужденные отсрочки уплаты налога не могут привести к столь существенной разнице. Итак, в номинальном исчислении южноуральцы стали получать на 10 процентов меньше. А если к этому приплюсовать инфляцию, то можно говорить о 20-процентном падении доходов.

-- Это касается только Южного Урала или остальных регионов тоже?

-- В целом по стране ситуация противоречива. Среднероссийское снижение составляет всего 0,2 процента. В Москве зарплаты сократились на 2,2 процента. В Липецкой области и Красноярском крае наблюдается даже значительный рост. Доходы людей снизились в индустриально развитых регионах Урала: в Пермском крае - минус 10,3, в Свердловской области - минус 11. На Южном Урале снижение одно из самых существенных. Разумеется, это влечет социально-экономические проблемы.

-- Сейчас на докризисные высоты мы все-таки выбираемся?

-- Давайте посмотрим динамику. Заработки южноуральцев стабильно росли до четвертого квартала 2008 года. Затем шел резкий спад. С апреля 2009-го началось выравнивание, наблюдался даже рост зарплат. Он связан с существенным увеличением федерального финансирования в рамках антикризисных мер. В четвертом квартале рост ускорился - во многом за счет традиционного для конца календарного года "разгона" освоения бюджетных денег. К настоящему моменту уровень заработка (без коррекции на инфляцию) почти достиг максимального докризисного значения. Но инфляцию игнорировать нельзя, потому в реальности средний южноуралец в апреле 2009 года получал на 15 процентов меньше, чем в сентябре 2008-го. Естественно, это сказывается на его благополучии. Заметим, до последнего времени темп роста зарплат в Челябинской области примерно в два раза ниже предкризисного. Значит, в ближайшее время без каких-либо существенных и заметных перемен в экономике ситуация резко не улучшится. При сохранении подобных темпов для полного выхода на докризисный уровень нам потребуется почти год.

-- Темпы могут ускориться?

-- К этому недостаточно предпосылок. Среднегодовой объем реализации товаров, произведенных ведущими предприятиями, ниже, чем ранее. Это опять же данные финансовых отчетов. Проще говоря, в долгосрочной перспективе компаниям не хватит денег.

-- Ваши оппоненты могут спросить, на данные каких документов вы опирались в исследовании.

-- Готов перечислить. Во-первых, это отчетность подразделений Минфина РФ (налог на доходы физиче-ских лиц). Во-вторых, издание территориального органа Федеральной службы государственной статистики "Челябинская область в цифрах". В-третьих, официальная информация регионального министерства экономического развития ("О предварительных итогах социально-экономического развития Челябинской области в 2009 году и задачах на 2010 год"). Это лишь основные источники.

Люди по-прежнему экономят

-- Почему минэкономразвития использует методику учета, которую вы считаете необъективной? Других нет, и ваша тоже несовершенна.

-- Методики такие есть, и не мы их изобрели, - продолжает С. Гордеев. - Они использовались в 90-х годах. Потом экономическая ситуация изменилась, пришла стабильность. Острая необходимость в них отпала, так как с 2006-го по 2008 год данные статистической и финансовой отчетностей давали почти одинаковые результаты. Расхождение было в пределах 0,2-0,6 процента. Это непринципиально. Но в кризисном 2009-м отличие результатов увеличилось более чем в десять раз.

-- Когда экономика здорова, можно обойтись и менее точным "градусником"?

-- Совершенно верно. В условиях стабильности многое предсказуемо, и вопрос эффективности той или иной методики оценки не столь актуален. Другое дело кризис, когда происходит дисбаланс: одни показатели, допустим по энергетике, остаются на прежнем уровне, а по металлургии падают на треть. С численностью сотрудников предприятий и уровнем зарплат (с переводом на неполный рабочий день, неоплачиваемыми отпусками) вообще неразбериха. Испытанные методы учета перестают работать, и более-менее объективным показателем оказывается финансовый. Он отражает то, сколько денег у людей реально остается на руках.

-- Неприятие этого метода - плод инерции чиновников или вопрос политики: обнадеживающие цифры показывать всегда выгоднее?

-- Инертность влияет в первую очередь. Если она овладела управленцами, то навыки со временем теряются и формируются привычки. Люди перестают мыслить и начинают работать как автоматы. К тому же есть четкие должностные обязанности. Еще, конечно, стремление построить определенный тренд, показать динамику роста даже там, где ее не существует. Посмотрите, что сообщает минэкономразвития области. Все данные приводятся в процентах к уровню апреля-мая 2009 года. То есть к моменту "дна" кризиса. Показан рост промышленности 18 процентов и рост зарплаты на 13 процентов. А какое было падение до этого? С другой стороны, видно, что население деньги никуда не тратит: объем товарооборота не растет.

-- Может быть, люди несут излишки в банк? Объем вкладов, говорят, увеличился.

-- А насколько этот самый объем снизился за период кризиса? У нас естественное восстановление нередко трактуется как рост. То же происходит и с доходами южноуральцев. Чиновники пишут: в апреле 2010 года зар-плата увеличилась на 13 процентов к апрелю предшествующего года. Но ведь в первом квартале 2009-го провал был 30 процентов. Сравнивать некорректно.

-- Мы просто "отвоевали" часть 30-процентного падения?

-- Вот именно! Чуть приподнялись от безнадежного провала и готовы кричать об успехе. Но ведь важно учитывать, что принимается за базовую точку. Самое интересное, средний заработок указывается - 15 тысяч рублей. Но если вы разделите общий фонд заработной платы области на число работающих, цифра будет существенно меньше.

Беседовал Андрей САФОНОВ

Комментарии
Комментариев пока нет