Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

И чужого мне счастья не надо

06.08.2010
Ушел из жизни южноуральский гармонист Иван Плешивцев, сделавший "Калину" народной песней

Ушел из жизни южноуральский гармонист Иван Плешивцев, сделавший "Калину" народной песней

Было это 20 с лишним лет назад. Позвонил руководитель фольклорного хора Анатолий Морозов: "Приходи, я тебе одного человека покажу". Зная, что Анатолий Иванович прирожденный открыватель талантов, сразу поспешил к нему. В квартире сидел на небольшом стульчике явно немолодой крупный мужик с лицом, испещренным глубокими морщинами. Ни во взгляде, ни в грузной его посадке не было даже намека на приближенность к тонкому миру народного искусства. Заметив мое уныние, Морозов подвинул гостю гармонь: "Давай, Антоныч!"

В ту же минуту я пожалел, что не обладаю тургеневским даром, подобно автору рассказа о соревновании певцов, передать то, что услышал. На моем месте Иван Сергеевич сочинил бы нечто вот такое: "Его грубое, еще недавно напряженное лицо преобразилось, глаза засияли, а морщины распрямились. Хрипловатый голос с непередаваемо русским грустно-нежным постаныванием и одновременно хитровато не пел, а говорил устами не одного, а сотен, если не тысяч очень земных людей с их думами и надеждами. И главное, верой в эти думы и надежды".

Пел Антоныч настолько органично, что вовлекал окружающих в водоворот песенной жизни. И такие в его исполнении были сила и призыв, что стали вдруг осязаемы и одухотворены избитые слова насчет того, что нам песня строить и жить помогает.

После этого мы с Иваном Плешивцевым встречались регулярно. Возвращался он с гастролей каждый раз с новыми песнями, которыми щедро одаряли слушатели. С его легкой руки до того малоизвестная и, откровенно признаться, маловыразительная "Калина" стала классикой народного жанра. Ее на первый взгляд примитивная мелодия захватила не только Урал и Россию, но и дальнее зарубежье, вплоть до Ближнего Востока и Америки.

В этом и феномен Антоныча. "Калина" исполняется с 30-х годов прошлого века. Входила в репертуар хора Пятницкого. Слышал - сплошное бесцветье. Неудивительно, что не пошла в народ. А в руках Антоныча песенная Золушка заиграла такими красками, что стала своей на светских раутах и в обычных застольях. Это как необработанный бриллиант. В руках ремесленника камень камнем, а у мастера засияет первой звездой.

Так и Антоныч - стал первым по праву в золотой десятке гармонистов России. Правда, стал и меняться. В голосе появился ранее несвойственный надрыв, некоторые знакомые строчки песен поменялись. Однажды у меня с ним даже вышел спор. Слушал песню со словами: "В роще моей пел соловей, спать не давал он теще моей. Выйду я в рощу, убью соловья, спи ты, любимая теща моя!" Озорные строчки, отточенный ритм. Но что это! Уже поет: "Выйду я в рощу... спугну соловья!" "Антоныч, - спрашиваю, - кто тебя надоумил сменить "убью" на "спугну"? Все очарование, весь шарм пропал!" Он глянул боковым зрением и с подначкой произнес: "Ничего ты не понимаешь. Это мне сам Магомаев подсказал: дескать, что ж ты так на птичку!" Никакие доводы, что великий Муслим - человек восточный и у него слишком прямолинейное восприятие русского оборота речи, не помогли.

Но все это мелочи. А основное в том, что Иван Плешивцев был и останется истинно по-тургеневски народным певцом. Он обладал той органичностью и запасом сопереживательности судеб людских, чего не обрести ни в каких мастер-классах Ла Скалы и прочих консерваторах. С этим набором чувств рождаются и, увы, умирают.

А песни Антоныча будут петься. Его голос будет звучать с подаренной им пластинки. Там вся его народная классика. И "Калина", и "Белая ромашка". И самая любимая, которую напеваю едва не каждое утро: "И чужого мне счастья не надобно, хватит мне на мой век своего".

На свой век Антонычу счастья хватило. Хватит благодаря ему и нам. Если не на века, то на десятилетия точно.

Комментарии
Комментариев пока нет