Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Башкирский ресурс" УГМК

27.11.2002
Генеральный директор КМЭЗа Александр Вольхин может противостоять ему при поддержке правительства области

Евгений КИТАЕВ
Челябинск
В последнем номере журнал "Эксперт Урал" сообщил такую новость: Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) в "войне" с генеральным директором Кыштымского медеэлектролитного завода (КМЭЗ) Александром Вольхиным за Карабашский медеплавильный комбинат (КМК) теперь имеет "башкирский козырь". Она приобрела в собственность контрольный пакет Учалинского горно-обогатительного комбината (ГОКа), который находится в Башкирии и специализируется на добыче и обогащении медной руды.
Как это может отразиться в нашей области? Читатели "Челябинского рабочего" о карабашском конфликте знают хорошо. Напомним: в нем по разные стороны баррикад стоят УГМК и Кыштымский медеэлектролитный завод, а также структуры УрФО и областная власть, воспротивившаяся "столичным" амбициям соседей. Спор за обладание предприятием в Карабаше, поставляющим черновую медь Кыштыму для дальнейшей ее переработки, разгорелся полтора года назад.

Генеральный директор КМЭЗа Александр Вольхин может противостоять ему при поддержке правительства области

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

В последнем номере журнал "Эксперт Урал" сообщил такую новость: Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) в "войне" с генеральным директором Кыштымского медеэлектролитного завода (КМЭЗ) Александром Вольхиным за Карабашский медеплавильный комбинат (КМК) теперь имеет "башкирский козырь". Она приобрела в собственность контрольный пакет Учалинского горно-обогатительного комбината (ГОКа), который находится в Башкирии и специализируется на добыче и обогащении медной руды.

Как это может отразиться в нашей области? Читатели "Челябинского рабочего" о карабашском конфликте знают хорошо. Напомним: в нем по разные стороны баррикад стоят УГМК и Кыштымский медеэлектролитный завод, а также структуры УрФО и областная власть, воспротивившаяся "столичным" амбициям соседей. Спор за обладание предприятием в Карабаше, поставляющим черновую медь Кыштыму для дальнейшей ее переработки, разгорелся полтора года назад. Ярко полыхнув вначале, он постепенно перешел в затяжную стадию. Эта изматывающая позиционная война за сырьевую базу превратилась в спектакль, красочное бизнес-шоу с визитами судебных приставов, мордобоем и вылазками в Екатеринбург для демонстрации федералам южноуральских настроений. Но ставки акционерного скандала, в котором одни видят происки мародеров с севера, а другие - проявление местечкового сепаратизма, действительно высоки. Наградой победителю будет контроль над медным бизнесом в регионе.

По мнению журнала "Эксперт Урал", переход башкирского предприятия в руки одной из противоборствующих сторон на деле может означать стратегическую победу УГМК над Кыштымом, ибо "Учалинский ГОК - основной поставщик медного концентрата на КМЭЗ", поэтому последний теперь ждет сырьевая блокада. На то, чтобы начать осваивать новые месторождения или наладить поставки из других регионов, полагает "Эксперт Урал", у команды Вольхина не хватит ни средств, ни времени - их предприятие имеет задолженность в размере 80 миллионов долларов и соответственно перспективу внешнего управления.

Взгляд из Челябинска, как всегда, более оптимистичен. Вице-губернатор Владимир Дятлов, курирующий областную экономику, так комментирует случившееся:

-- УГМК придется находить общий язык с Челябинской областью, потому что часть мощностей Учалинского ГОКа расположена на территории нашего Верхнеуральского района. Этот "филиал" является серьезным должником областного и районного бюджетов.

Но влияние Учалов на КМЭЗ вообще преувеличено. Пока не было построено Александринское горно-обогатительное предприятие, такая зависимость существовала. Вопрос с поставками, согласованием объемов тогда решался в ходе регулярных встреч с правительством Башкортостана, которое всегда оказывало нам поддержку. Теперь же Кыштым не привязан к Учалам. Он автономен и спокойно работает, обеспечивая потребность в медной руде и концентрате, кооперируясь с Александринским ГОКом. К тому же есть договоренность о поставках медной руды с Эрденета (это Монголия). Там мы акционеры, и можем участвовать в строительстве новых мощностей.

Что касается 80 миллионов долларов долга, КМЭЗ действительно имеет кредиторскую задолженность перед банками. Он "занимал" под программы технического перевооружения, которые осуществляются в Карабаше и Кыштыме. Эти инвестиционные проекты находятся в стадии реализации, и платежи будут возвращаться в соответствии с графиком, который установлен кредитными соглашениями.

А проблемы теперь будут у УГМК. Ведь нужно гасить долги нашей области. И куда они станут поставлять медную руду? Сырьевые ресурсы в Башкирии, которые находились на поверхности и добывались открытым способом, исчерпаны. Шахта ушла на глубину более двух километров. Стоимость добычи медной руды на территории самого Учалинского ГОКа сейчас чрезвычайно высока. Поэтому все перспективы горно-обогатительного комбината связаны с разработкой верхнеуральских месторождений меди. А это, напомню, уже наша территория...

-- Значит, ничего фатального для команды Вольхина не произошло?

-- Абсолютно нет. Это обычная PR-акция в стиле топ-менеджера УГМК Козицына.

-- Насколько все-таки близок к развязке карабашский узел? Как долго может длиться противостояние?

-- Если помните, представитель УГМК, тот же Борщенко, заявлял, что через полгода они возьмут под свой контроль Карабаш и КМЭЗ. Прошло полтора года, состоялось около трехсот судебных разбирательств, а воз и ныне там. Руководители УГМК, по-моему, уже сами запутались. Козицын в интервью говорит, что не видит конца и края судебной тяжбе. Но это ведь они заварили кашу и сегодня вынуждены расходовать колоссальные ресурсы, чтобы не потерять лицо.

-- Финал все-таки просматривается или нет?

-- Финал может быть такой. Либо они изматывают себя и уходят, после чего каждый работает сам по себе. Либо стороны подписывают соглашение о невмешательстве в дела друг друга, пожимают руки и занимаются каждый своим бизнесом. Это самый оптимальный выход.

-- То есть речь не идет о капитуляции команды Вольхина, о прекращении существования КМЭЗа как самостоятельной единицы?

-- Это было бы не в интересах России и международного бизнеса. Создание монопольной "медной" структуры, а именно к этому подталкивают руководители УГМК, повлечет удорожание внутренней цены на медь. Монополия вообще делает бизнес неэффективным, потому что без конкуренции ничто не развивается.

Мощности, которые появляются теперь в Карабаше и Кыштыме, - одни из самых современных и передовых. Создаваемый комплекс входит в мировую десятку наиболее технологически развитых медных компаний. А мощности УГМК - из прошлого века, по уровню производства - это середина минувшего столетия. Вот результат разных подходов. Вольхин направляет деньги на укрепление тылов и вытягивание производственной цепочки - от добычи руды до выпуска изделий из чистовой меди с попутным выделением аффинажного производства, дающего серебро, золото и платину. Следующий шаг Вольхина и его будущих партнеров по бизнесу может привести к изготовлению радиоэлектронных приборов и устройств на базе тех компонентов, которыми обладают Кыштым и южноуральский завод "Кристалл", где сосредоточено 40 процентов мощностей для выпуска искусственных пьезокристаллов. Их кооперацию можно представить и в ювелирной отрасли: один поставляет драгоценные и полудрагоценные камни, другой - драгметаллы для ювелирных украшений. Объединив эти интересы, можно вообще выйти на другой уровень кооперации. А что свердловчане? Тратят деньги на PR-акции, стараются стать такими большими, чтобы с ними уже никто не справился. И не понимают, что технологически отстают.

-- Разговор все же не о технологии - об административном ресурсе.

-- Административный ресурс связан с несовершенством законодательной базы. Они приходят на здоровый, эффективно работающий бизнес, чтобы забрать его. Выходит примерно так: мне нравится квартира соседа, поэтому я буду там жить. Это инвесторы? Почему они не строят предприятие в чистом поле? Кто станет возражать, если предложат: "Мы будем инвестировать в область деньги"? Пожалуйста. Хотите разрабатывать медно-порфировые руды, строить ГОК, создавать новые рабочие места? Конечно, давайте. Нет, они за свое: "Хотим купить то, что до нас уже кто-то сделал". Но им-то никто продавать не хочет.

-- Может ли быть введено на КМЭЗ внешнее управление?

-- Никоим образом. У завода очень серьезные кредиторы, которые не пойдут на такие спекулятивные акции. И потом, есть отношения, которые закреплены кредитными договорами. Намечены сроки погашения ссуд со Сбербанком, Европейским банком реконструкции и развития, которые кредитуют инвестиционные проекты предприятия. А других кредиторов нет. n

Комментарии
Комментариев пока нет