Новости

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Все наше поколение устало..."

29.11.2002
В годовщину смерти великого русского писателя Виктора Астафьева "Челябинский рабочий" впервые публикует его письма к челябинскому поэту Николаю Године

Год назад, сразу же после того, как из Красноярска пришла скорбная весть, Николай Иванович Година принес в нашу газету свои воспоминания о многолетней дружбе с Виктором Петровичем Астафьевым и его супругой Марией Семеновной, о поездках к ним в Красноярск и Овсянку, о приезде Виктора Петровича на Южный Урал весной 1992 года (публикация "Последний поклон", "ЧР" за 30.11.2001). А сегодня, в годовщину смерти, предложил опубликовать астафьевские письма к нему 1990-х годов. И облик великого писателя, и образ непростого времени за строчками этих писем автора "Царь-рыбы" и "Печального детектива" встают зримо и достаточно полно.

В годовщину смерти великого русского писателя Виктора Астафьева "Челябинский рабочий" впервые публикует его письма к челябинскому поэту Николаю Године

Год назад, сразу же после того, как из Красноярска пришла скорбная весть, Николай Иванович Година принес в нашу газету свои воспоминания о многолетней дружбе с Виктором Петровичем Астафьевым и его супругой Марией Семеновной, о поездках к ним в Красноярск и Овсянку, о приезде Виктора Петровича на Южный Урал весной 1992 года (публикация "Последний поклон", "ЧР" за 30.11.2001). А сегодня, в годовщину смерти, предложил опубликовать астафьевские письма к нему 1990-х годов. И облик великого писателя, и образ непростого времени за строчками этих писем автора "Царь-рыбы" и "Печального детектива" встают зримо и достаточно полно.

25 октября 1990 г.

Дорогой Николай!

Спасибо за письмо, за книгу, за приглашение. Давно уже мечтаю побывать на Урале - память о молодости и прожитых годах зовет, и в Челябинске, где я так и не был (садился только на самолете) тоже охота побывать, но современная суета и тяжесть годов (раньше я думал, что это поэтическая метафора. Увы!) ...Однако не теряю надежды побывать на Урале, может, и будущей весной, а пока... лечу в Китай, где перевели и издали все, что я написал, давно зовут, да сделался я на подъем-то нелегок, вот и затянул поездку. Вернувшись, мечтаю засесть за стол, под которым пылится рукопись романа, потом съезд писателей, депутатов... О, Господи!

Кланяюсь твоим близким и всем челябинским лит. силам, а Володе Курносенко отдельно. А куда девался Леня Комаров? Ведь подавал надежды.

Будь! - В. Астафьев.

Дорогой Коля!

Спасибо, брат, за письмо, за доброе приглашение посетить челябинскую землю. Давно хочется, да грехи не пускают, да суета и видимость работы.

Приехать мне, Коля, сложно, тем более с Марьей Семеновной. Ты, наверное, не в курсе, у нас в доме была большая беда и горе неизбывное, вот уже четвертый год, как умерла дочь и оставила на наших руках двух детей (с мужем была в разводе, да и муж тот...) - дети остались совсем малые, но вот уже мальчик пошел в девятый класс и стал нам помощником, ибо М.С. хватануло два подряд инфаркта, да и других болезней за жизнь поднакопилось. Девочка, ее зовут Поля, нынче пошла в первый класс, и молим Бога, чтобы он продлил наши дни ради них, хотя, как сказал мой сотоварищ по литературе и войне, что порою доставляет радость мысль о скорой смерти...

Устали. Все наше поколение, такие на себе тяжести несущее, устало. А главное, ради чего тащили-то? Итог очень плачевный и горький.

А я ведь с писательского съезда угодил и на депутатский, от литературной шпаны переключился на шпану не менее отвратительную, на политиканствующую, которой легко оказалось прикрываться и прикрывать любые авантюрные и даже реакционные решения, - шпана орет, рубахи дерет и криво завязанный пуп царапает, совершенно уже никого не слыша и не понимая, для чего и зачем орет-то?!

У нас дела тоже неважные. На 1991 год издательство уже не составляет даже план и не принимает рукописей, приказано сверху самим писателям добывать бумагу, издаваться на свои деньги и самим реализовывать свою продукцию. Провинциальная литература к этому не готова. Хоть и бедно, бледно и малоденежно, но жили, издавались, права качали честным издателям, вели "творческий образ жизни", и вот остались не у дел...

Я-то проживу и доживу свой век. Издают меня много, собрание сочинений выходит, но каково-то остальной лит. братии, особенно молодой? И опять удар по россиянам! Да, надо объединяться. Поодиночке писатели России погибнут. Сибиряки уже кое-что делают по Урало-Сибирско-Дальневосточному объединению. Выпущен пробный номер газеты "Литературная Сибирь", есть обращение, примерный устав объединения и даже что-то похожее на программу. Я думаю, уральцам, и для начала челябинцам, нужно обратиться через эту газету к сибирякам с призывом об объединении не двух, а трех регионов России. Я вижу в этом спасение. Нужно, для начала, провести что-то вроде съезда и выбрать координационный совет, продумать, где брать деньги на бумагу и самое бумагу для объединенного крупного издательства или концерна на базе Новосибирского или Иркутского издательства. Словом, надо шевелиться, иначе хана всем и всему. Останется один "Апрель" и апрелевцы-молодцы, поддерживаемые из-за рубежа, да и в стране имеющие длинную руку.

Вот пока и все, Коля. Если я уработаюсь за месяц до блевотины и нужна будет пауза, может, в марте и прилечу, но твердо обещать не могу, очень зависим от текучки и обстоятельств.

Поклон Володе Курносенко, Лене Комарову и всем челябинцам.

Обнимаю, кланяюсь - Виктор Петрович (Астафьев).

12 февраля 1991 г.

Красноярск.

Дорогой Николай!

Кажется, судьба определила быть мне в Челябинске.

Как отправлю рукопись в журнал (надеюсь сделать это до 20 апреля), так и отправлюсь в Пермь и далее, а дорога от нас на Пермь лежит через Челябинск, говорят, между рейсами полчаса. Мне бы повидаться с вами охота, и, если возможно такое, я бы на денек и остановился, ибо никогда в Челябинске не бывал, а когда впредь путь через него ляжет, одному Богу известно.

Я дополнительно сообщу рейс и день прилета в Челябинск, а пока сажусь за работу. Штурмую. Устал.

Поклон Володе Курносенко и всем вашим челябинцам.

Кланяюсь - Виктор Петрович (Астафьев).

3 апреля 1992 г.

Красноярск.

Дорогой Николай!

Братски обнимаю тебя в день твоего совершеннолетия!

Бог даст, и в другой век перевалить доведется. Всегда тебя помню и люблю, а приехать не могу - болею.

А ты не поддавайся хвори!

Храни тебя и всех твоих близких Господь!

Преданно твой - Виктор Петрович.

(авг. 1995)

20 февраля 1997 г.

Дорогой Коля!

Письмо, журнал и стихи получил. Спасибо.

Стихи передал в журнал, и тут и брошюрка подоспела. Высылаю.

Что-то за зиму, не работая, устал и думаю подлечиться, уже начал с сегодняшнего дня. Марья держится. Завтра редакторша из Москвы прилетает, работать над собранием сочинений. Первый том уже печатается.

Рад, что у тебя все более или менее в порядке.

Обнимаю тебя - Виктор Петрович.

Красноярск.

Комментарии
Комментариев пока нет