Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Лия Ахеджакова:

29.11.2002
"Мечтала о Джульетте, а сыграла Пульхерию Ивановну"




Лидия САДЧИКОВА
Челябинск
Несколько лет назад Лия Ахеджакова была у нас со спектаклем "Персидская сирень", и я брала у нее интервью. Лия Меджидовна, с которой у нас есть общая близкая подруга в Москве, обратилась ко мне: "Может, найдутся в Челябинске спонсоры-меценаты для нашей новой постановки?" Я пыталась выполнить просьбу своей любимой актрисы. Обзвонила в Челябинске с десяток известных бизнесменов. Но все только отшучивались: мол, а какой будет навар? Дескать, деньги должны делать деньги. Господи, да у искусства ж свои законы! Я так рада, что Ахеджакова все же осуществила свою мечту, а помогли коллективу московского "Частного проекта" сургутские предприниматели.

"Мечтала о Джульетте, а сыграла Пульхерию Ивановну"

Лидия САДЧИКОВА

Челябинск

Несколько лет назад Лия Ахеджакова была у нас со спектаклем "Персидская сирень", и я брала у нее интервью. Лия Меджидовна, с которой у нас есть общая близкая подруга в Москве, обратилась ко мне: "Может, найдутся в Челябинске спонсоры-меценаты для нашей новой постановки?" Я пыталась выполнить просьбу своей любимой актрисы. Обзвонила в Челябинске с десяток известных бизнесменов. Но все только отшучивались: мол, а какой будет навар? Дескать, деньги должны делать деньги. Господи, да у искусства ж свои законы! Я так рада, что Ахеджакова все же осуществила свою мечту, а помогли коллективу московского "Частного проекта" сургутские предприниматели. И теперь зрители всех регионов России могут видеть спектакль "Старосветская любовь". Результат, не сравнимый ни с каким денежным эквивалентом. А я попросила Лию Меджидовну дать новое интервью для наших читателей. Разговор проходил сразу после окончания "Старосветской любви".

-- Я помню, как горячо вы желали этого спектакля.

-- У меня была идея, чтоб Пульхерия Ивановна и Афанасий Иванович появились, потому что это великое произведение и великая любовь. В повести Гоголя "Старосветские помещики" почти нет прямой речи. Как ее ставить? Наш художник по свету из "Современника" придумал, что надо Коле Коляде заказать пьесу, что мой продюсер Ефим Спектор и сделал.

-- И чем для вас важна эта роль?

-- Вы же смотрели спектакль, разве не поняли, чем? Мне даже сформулировать это трудно. Это из области чувств.

-- В свою игру вы вкладываете что-то личное, что в жизни пережили?

-- Пожалуй, некоторые мои впечатления от людей, от таких же точно связей. Это никому неизвестные люди, мои знакомые. Ну и, конечно, я использовала свой жизненный опыт, понимание, что самая сильная любовь бывает в конце жизни. Или в начале. Когда-то я жутко мечтала сыграть Джульетту, а закончила Пульхерией Ивановной. Ничего больше не досталось.

-- А Джульетта:

-- Да кто же мне дал бы эту роль!

-- Кстати, вы часто вспоминаете время, когда вы были травести в Московском ТЮЗе?

-- Никогда.

-- Не хотите?

-- Нет, просто не дано мне вспоминать. Вспоминаю лишь покойную маму, а зачем мне вспоминать Лию Ахеджакову 60-х годов? А вы разве вспоминаете себя?

-- Иногда - да, ностальгия, знаете ли. Но все же: сегодняшняя народная артистка Ахеджакова и та травести - два разных человека?

-- Наверное, да. Слишком много воды утекло.

-- Вы хотели вырваться из амплуа травести или вам было в нем комфортно?

-- Не комфортно - это точно сказано. И, кстати, помог мне вырваться режиссер Валера Фокин. Он две вещи для меня сделал. Благодаря ему я в свое время ушла из ТЮЗа в "Современник". А второе - в период безработицы по просьбе моего продюсера Ефима Спектора он сделал для меня великое дело: поставил "Старосветскую любовь". В театре в тот момент новых ролей не было, в кино тоже. Тогда Коля Коляда подарил мне эту чудную пьесу, Валера Фокин взялся ее ставить, а Ефим Спектор нашел такого замечательного партнера, как Богдан Ступка. Так что четверо мужчин выдернули меня из полной невостребованности, когда я никому была не нужна. Об этом я вообще-то никому не говорю, но тем не менее так и было.

-- Вот теперь радоваться надо! А я вас вижу печальной. Ведь только что были аплодисменты, цветы:

-- Я очень устала. После такого тяжелого спектакля интервью, в принципе, не дают. Уж извините, что до спектакля не получилось: режиссер заставил нас репетировать.

-- Ваша героиня умирает на глазах зрителей. Не страшно играть смерть?

-- Страшно. А я везде смерть играю. Я умираю в "Селестине", еще в ТЮЗе умирала в спектакле "Я, бабушка, Илико и Илларион". Что делать! Помолишься - и вперед. Мы батюшку приглашали сцену освящать перед премьерой. У нас икона висит на спектакле - настоящая.

-- Трудно актерам ждать ролей. Может, поэтому многие сами становятся режиссерами или сценаристами. А вы?

-- У меня нет данных для этого. У меня и для профессии актрисы данных не было. Нашей судьбой Бог распоряжается. Я стала актрисой вопреки.

-- Вопреки отсутствию данных?

-- Вопреки всему. В мое время, да и сейчас предпочитают, чтобы актриса имела рост, внешние данные, вокал, хорошую пластику. У меня ничего из этого набора нет.

-- Есть мировые примеры, когда звездами становились актрисы, тоже не имеющие упомянутого вами "набора".

-- Таких очень мало.

-- Зато как эти имена гремят: Джульетта Мазина, Анни Жирардо.

-- И все. Вообще-то, когда человек как бы берет судьбу в свои руки вопреки всему, требуются гигантские усилия. Себе надо очень помогать.

-- Как?

-- Рецептов не знаю. Каждый делает это по-своему, на уровне подсознания.

-- Скажите, что есть для вас театр "Современник"?

-- Это мой дом.

-- Ни при каких обстоятельствах его не покинете?

-- Не знаю, всякое в жизни бывает. Но пока совершенно не хочу. Поздно, да и прижилась я там.

-- Есть что-то, что мешает вам нормально жить и работать?

-- Да все у меня нормально.

-- В Москве разве жить не страшно?

-- В подъезде на меня нападали еще в те годы, когда об этом в СМИ не принято было писать, а о террористах даже не слышали. Несколько раз нападали, шубу снимали. А загадывать, как дальше будет, не берусь.

-- Помнится случай, когда вы и ваши артистки-коллеги помогли брошенному подростку устроить его судьбу. А вы нуждаетесь в какой-то помощи "извне"?

-- Мне есть от кого помощь получать. Если вы имеете в виду быт, то в этом смысле я очень надежно защищена.

-- Мужем?

-- Не только. У меня есть друзья, которые всегда помогут, если вдруг крыша на даче обвалится, или ток замкнет, или замок сломается. Меня быт не беспокоит.

-- То есть лично вы молоток в руки не берете?

-- Сейчас нет. А вообще могла бы. Гвоздь вбить - что тут особенного? Быт для меня никогда не являлся проблемой.

-- А что является?

-- Творчество. Это же огромная книга, целая сага. Как добраться до творчества? До роли, которую ждешь пять-семь лет, а потом плюнешь и сделаешь что-то другое. Или даже в буквальном смысле: как до спектакля в Челябинске добраться? Нужно встать в четыре утра, сесть в самолет, отправление которого задерживается, провести шесть часов в аэропорту, потом приехать сюда и через полчаса выйти на сцену. А потом не можешь заснуть: после такого спектакля никакое снотворное не помогает. Творчество - это не пенсия и не постоянный гонорар от государственных органов. Это очень трудная вещь, выскальзывающая из рук, не всегда и не всем дающаяся. Но если уж попала в руки, надо все сделать, чтобы удержать. Потому что, повторяю, это не зарплата ежемесячная, а сложная область человеческого духа, которая сопряжена со страданиями, комплексами, неверием в себя, болезнями, которые на почве этого начинают овладевать человеком. Отчаяние, депрессия - все это является составными успеха или неуспеха.

-- С профессиональным и житейским опытом, как у вас, наверное, легче избавляться от депрессии и комплексов?

-- Не легче, чем всем другим людям.

-- Такой спектакль, как "Старосветская любовь", лечит?

-- Если очень хорошо прошел, то он в радость. Если плохо или зритель неважный (такое тоже бывает, хоть и редко), тогда жди бессонницы, уныния, а следующие спектакли хуже играются.

-- Вы любите свои комедийные роли, которые так популярны у зрителей, в частности рязановские?

-- Скажу коротко: фильмы Рязанова - огромная часть моей жизни.

-- Лия Меджидовна, вы иногда заглядываете в Интернет?

-- Что, опять какую-то гадость написали? Там сплошная ложь про меня.

-- Как вы это допускаете?

-- А как я могу их контролировать?

-- По-моему, за такие вещи морду, простите, бить надо.

-- Кому, Интернету? У меня и компьютера-то нет, я им пользоваться не умею. Я об этих пасквилях от знакомых узнаю, они тоже возмущаются. Или кто-то спрашивает меня: "Это правда?" Боже упаси! Про меня и газеты часто пишут абсолютную неправду. А почему - не знаю. Это, наверное, пища прессы.

-- Ваш муж - фотокорреспондент, он же связан с журналистикой!

-- Ну и что он может сделать? "Московский комсомолец" гадость обо мне написал, другие газеты. Судиться? Нервы себе портить, жизнь укорачивать? Избавьте.

-- Вся надежда на то, чтобы вот так вот с вами поговорить и все узнать из первых уст. Так скажите, пожалуйста, чего еще можно ждать от актрисы Лии Ахеджаковой?

-- Ничего. У меня ничего нет. Разве только то, что в прошлом году сделала в "Современнике" спектакль "Селестина". Еще в прошлом году со своим продюсером Ефимом Спектором поставили спектакль "Подсолнухи" по пьесе Теннесси Уильямса. Мы единственные в мире играем эту вещь, по сути, это мировая премьера. За "Подсолнухи" брались многие режиссеры, и очень хорошие, но никогда не ставили.

-- Это антрепризный спектакль?

-- Я называю нашу систему "Частный проект".

-- Потому что антреприза подпортила репутацию?

-- Нет же! Дело не в названии. В антрепризе столько же неудач или удач, сколько в государственном театре, халтуры везде хватает. А антреприза - не загаженное слово, а очень даже благородное. Баланчин, Дягилев ставили антрепризу. В 1928 году у Козинцева с Юткевичем была антреприза: они поставили "Женитьбу" Гоголя. Это была система, в которой существовал театр как частный проект. И будет существовать. Я готова к этому.

Комментарии
Комментариев пока нет