Новости

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Мятежный вуз

30.11.2002
Он первым объявил о своей независимости и первым от нее отказался

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск
Десять лет существовал Челябинский филиал университета Российской академии образования как негосударственное учебное учреждение. Но в этом году поменял свой статус и стал государственным. Почему? Уж не в связи ли с тем, что тучи сгущаются? И прежде всего над негосударственными учебными учреждениями. Ведь "полиция качества", как известно, шерстит в первую очередь их. А правительство уже не шепотом выражает свое недовольство низким уровнем знаний выпускников.

Он первым объявил о своей независимости и первым от нее отказался

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

Десять лет существовал Челябинский филиал университета Российской академии образования как негосударственное учебное учреждение. Но в этом году поменял свой статус и стал государственным. Почему? Уж не в связи ли с тем, что тучи сгущаются? И прежде всего над негосударственными учебными учреждениями. Ведь "полиция качества", как известно, шерстит в первую очередь их. А правительство уже не шепотом выражает свое недовольство низким уровнем знаний выпускников. Правда, к университету РАО это вроде бы не относится. Придирчивые проверки показали: специалистов там готовят хороших. Тогда тем более не понятно, почему такое решение принял сначала университет, а следом за ним и челябинский филиал. Чтобы внести ясность, договариваюсь о встрече с его директором Т.И. Волгиной.

-- Татьяна Ивановна, ваше решение о смене статуса выглядит, на первый взгляд, как поступок самоубийцы. Отказаться от вольной жизни, благополучия, чтобы уйти в нищету? Зачем вам это надо? Разве вы не знаете, как плохо финансируют сегодня государственные вузы?

-- Я бы сказала, что вузы просто прибедняются. А на самом деле живут даже лучше, чем мы. У них есть те же внебюджетные средства за счет студентов из коммерческих групп плюс к этому еще и деньги от государства. Они открыли новые специальности на уже существующей материально-технической базе. А мы начинали с нуля. Никто ни копейки не дал. Сами все заработали.

Кроме того, "государевы люди" получают зарплату, пусть маленькую, но все же, а мы-то вообще на хозрасчете. Но, насколько я понимаю, в положении нашего вуза новый статус мало что изменил. Во всяком случае, финансовые потоки от государства пока не хлынули. Мы и раньше были учебным учреждением РАО. А теперь нас официально назвали как бы ведомственным университетом.

-- Отношения РАО и университета, насколько мне известно, не складывались гладко. Пару лет назад президент РАО даже предпринял попытку уволить ректора Б.М.Бим-Бада. Правда, не получилось...

-- И не могло получиться. Ведь Борис Михайлович - крупный ученый, незаурядный педагог, последовательный сторонник К.Д. Ушинского. Он создал знаменитый Российский Открытый университет, когда почувствовал, что ему тесно в рамках официальной педагогики, которая являлась, по сути дела, бездетной. В ней отсутствовал главный действующий персонаж - ребенок. Университет был первым и некоторое время оставался единственным негосударственным вузом в стране, где Бим-Бад собрал блистательных педагогов, самый цвет науки. Борис Михайлович очень много работал с открытыми университетами Великобритании и мира. Он основал свое издательство, свою типографию. Насытил Россию учебно-методическими пособиями. Стал основоположником педагогической антропологии. Увольнение Бориса Михайловича означало бы развал нашего университета. Это многие понимали.

-- Мне так кажется, что конфликт начался из-за того, что сначала Борис Михайлович стремился сделать свой университет независимым реально, а не номинально. Ведь появление приказа о своем увольнении Б.М. Бим-Бад объяснял тогда так: "Моя вина в том, что я трачу студенческие деньги на студентов. Это мое главное преступление. Между тем у Российской академии образования есть масса проблем, которые нужно решать с помощью студенческих денег". Потом, когда он понял, что РАО не отпустит своего "золотого тельца" на вольные хлеба, решил отказаться от независимости совсем. Тем более, что фактически ее и не было.

-- Я вот о чем хочу еще сказать. Если государство от нас отгородилось, заявив, что вы не наши, то почему же оно забирает у нас то, что мы заработали? Мы отдаем ему в виде налогов 40 процентов прибыли! Когда подсчитали, в какие цифры это выливается, волосы встали дыбом.

-- РАО как государственная структура, на мой взгляд, тоже заинтересована в том, чтобы ваш университет оставался по форме собственности негосударственным. Обязательств перед ним никаких, в то же время есть источник дохода. Не случайно в РАО ехидничали по поводу того, что Бим-Бад, учитывая сползание в демографическую яму, решил спасти свое учреждение, повесив его на шею государству. Правда, как известно, всегда посередине. В любом случае это решение поможет вам не только сохранить ваш вуз, но и сделает его в глазах абитуриентов более привлекательным, чем раньше.

-- Может быть. Хотя позиции у нашего вуза были и до этого прочными. Мы с уверенностью смотрели в завтрашний день. Почему? У нас было качество обучения. А оно - гарантия существования любого вуза. Те негосударственные вузы, которые открылись только для того, чтобы сделать деньги, начинали с красивого офиса, евроремонта, шикарных импортных машин. А мы - с библиотеки. В 1993 году я поехала в Москву на КамАЗе за литературой. Брала ее на складах нашего университета, в МГУ, книжных магазинах и даже на лотках. В итоге мы сегодня имеем библиотеку, в которой 54 тысячи экземпляров книг вместе с методическими пособиями. Есть у нас "ночной абонемент", "абонемент выходного дня". Четыре года действует "Электронный каталог". Создаем электронную сеть. Планируем выход в Интернет и т.д. Одновременно мы подбирали качественный профессорско-преподавательский состав. Говорили "до свидания!" даже докторам наук, если ребята высказывали свои претензии по поводу преподавания.

-- Так, может быть, вообще не оправданны, на ваш взгляд, претензии к низкому уровню знаний студентов в негосударственных вузах?

-- Конечно, оправданны. И, слава Богу, что Министерство образования стало очень требовательно относиться к негосударственным вузам. Прекрасно, что появился наконец-то госстандарт, хотя его сейчас и критикуют. Но ведь это программа-минимум. А еще остается немало свободных часов для факультативных занятий, регионального блока и т.д. "Мы хотим работать по своим авторским программам", - говорят вузы. Но ведь они нередко бывают много хуже, чем разработки Министерства образования.

Жаль только, что министерство не спрашивает так же строго с государственных учебных учреждений, как с нас.

-- Но вам-то оно и так, наверное, дало поблажку при получении лицензии? Мне так кажется, что приобрести ее было совсем несложно, судя по числу негосударственных учебных учреждений. В 1999 году только в нашей области их было более сотни.

-- Мне самой было бы очень интересно узнать, как они ее получили. Мне, например, эта процедура показалась необыкновенно трудной. Может быть, потому, что мы были первыми. Во-первых, планку требований очень высоко поднял А.Ф. Аменд, который был в то время председателем лицензионной комиссии Уральского региона. Он дал мне свои программы, свои учебные планы и предложил: "Давайте поработаем вместе, чтобы не было стыдно". Мы большой бригадой из двух вузов выехали на семинар. И неделю работали там с утра до позднего вечера.

Потом из Министерства образования приехала В.Б. Полякова, которая захотела передать нам свой 30-летний педагогический опыт. Человек очень жесткий, требовательный. Смотрит, к примеру, нашу программу по философии. "Что?! Из 16 тем и состоит ваша программа?" И гомерический хохот. Вот так нас учили. Три шкуры драли. И я искренне благодарна всем этим людям, потому что, когда министерство стало спрашивать с негосударственных учебных учреждений, нас это не повергло в панику.

У нас есть выпускники, которыми мы можем гордиться. Они открыли свои фирмы. Некоторые работают в ЮУрГУ, в медакадемии, в академии искусства и культуры и т.д. Александр Борисович Зайцев окончил наш филиал с красным дипломом и сегодня работает у нас деканом. Надежда Александровна Васякина, инвалид из Златоуста, получила у нас второе высшее образование. Сейчас она возглавляет психологический центр по реабилитации инвалидов. У нее свое дело. Кстати, инвалидов мы учим на льготной основе. А талантливых студентов вообще освобождаем от платы за учебу. Выявляем их два раза в год благодаря программе "Дорогу талантам!"

-- Татьяна Ивановна, если бы все начать сначала и вам дали право выбора, то на чем бы вы остановились: на государственном или негосударственном вузе?

-- На негосударственном все-таки. Там шире поле деятельности, больше возможностей для творчества. Хотя у тех, и у других есть свои преимущества. n

Комментарии
Комментариев пока нет