Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Изгой XXI века

04.12.2002
Миасские органы опеки не знают, что делать с ВИЧ-инфицированным подростком

Сергей ЛИХАЧЕВ
Миасс
Пока Олег (имя изменено) один занимает четырехместную палату в городском приюте. И это притом, что мест традиционно не хватает. Отселили его сразу же, как узнали, что парень инфицирован. Заразился Олег через шприц наркомана. Зельем торговала его мать, сейчас отбывающая за это наказание.

Миасские органы опеки не знают, что делать с ВИЧ-инфицированным подростком

Сергей ЛИХАЧЕВ

Миасс

Пока Олег (имя изменено) один занимает четырехместную палату в городском приюте. И это притом, что мест традиционно не хватает. Отселили его сразу же, как узнали, что парень инфицирован. Заразился Олег через шприц наркомана. Зельем торговала его мать, сейчас отбывающая за это наказание. Отец давно умер.

В свои 16 лет у подростка нет за плечами никакого образования, он вообще не учился в школе. Умеет расписываться и читать по слогам. Первое время после помещения в приют сбегал. Но бродяжничал недолго - его находили и возвращали под опеку сотрудников приюта. Теперь не бегает, предпочитая тепло своего отдельного номера и четырехразовое питание.

Олег - главная головная боль органов опеки на сегодняшний день. Приют не предназначен для постоянного проживания ребят, там они просто дожидаются решения своей судьбы - куда направят органы опеки.

Как выяснилось, Олега направлять некуда. Во всей России нет специализированного учреждения для ВИЧ-инфицированных детей, оставшихся без попечения родителей. В Челябинской области Олег первый такой ребенок. Но все указывает на то, что не последний.

По словам начальника Миасского отдела социально-правовой защиты семьи и детства Валентины Глушковой, она звонила и в область, и в московские министерства, но ответа на вопрос, что делать с парнем, не получила. Вам на месте виднее, говорили ей. К сожалению, это не совсем так.

Самый простой путь - выписать Олегу путевку в детский дом. В 16 лет ребят оттуда уже выпускают, но в качестве исключения устроить подростка можно. Однако в детском доме парню снова придется выделять отдельные апартаменты. Где их взять?

Другой возможный путь - найти для мальчишки жилье и работу. Заместитель директора приюта Тамара Сысуева лично обошла все бюджетные организации города, но понимания нигде не встретила. Современный работодатель менее всего хочет видеть в рядах своих рабочих неграмотного подростка с асоциальным поведением. Теперь администрация приюта пытается решить проблему с другого края и выхлопотать для парня инвалидность. Что касается жилья, то есть слабая надежда получить место в общежитии - одиннадцать зданий сейчас передаются городу от Уральского автозавода. Вот только впишется ли этот паренек в городской социум?

Валентина Глушкова убеждена, что уже сегодня необходимо выработать четкий механизм действий органов опеки в подобных случаях. На местах не должны изобретать велосипед, работы и без этого хватает.

Детей, инфицированных вирусом иммунодефицита, немало, почти все они находятся под опекой родителей. И, как правило, эти отцы и матери - далеко не лучшие представители человечества. Кого-то из них нужно лишить родительских прав. Но кто будет это инициировать, если непонятно, как поступать дальше с ребенком?

Что касается Олега, то чиновники не пришли еще ни к какому решению. И никто пока не может ответить на вопрос, как и где мальчишка проживет отпущенное ему судьбой время.

В отделе социальной защиты семьи и детства главного управления соцзащиты области "Челябинскому рабочему" подтвердили, что на сегодняшний день Олег - единственный ВИЧ-инфицированный подросток, находящийся в социальном приюте. Беда в том, что он не может там долго оставаться, приют является лишь временным пристанищем для неблагополучных детей. "Будь Олег здоров, он давно бы переехал в детский дом, - сказал один из сотрудников управления. - Формально никаких препятствий для этого нет, все документы готовы. Проблема только в человеческом факторе. Персонал детского дома не горит желанием принять в своих стенах больного подростка. Нам все же удалось договориться с главным управлением по делам образования и науки, и Олег вскоре перейдет в это учреждение".

Сегодня отказные ВИЧ-инфицированные дети и подростки - беда не только соцзащиты. В одном из челябинских домов ребенка подрастают пять зараженных малышей. Через несколько месяцев неизбежно встанет вопрос, а куда девать их? Какой детский дом возьмет на себя эту ношу? Ни в одном законе не сказано, что учреждения образования должны создавать специальные группы по содержанию ВИЧ-инфицированных.

Комментарии
Комментариев пока нет