Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Цены не взлетят, но подтянутся

20.08.2010
Министр сельского хозяйства области Иван Феклин не исключает подорожания продуктов в пределах 10-15 процентов

Андрей САФОНОВ

Челябинск

Большая часть урожая на Южном Урале, равно как и в других регионах страны, убита засухой. В беседы горожан то и дело пробиваются слухи если не о исчезновении еды из магазинов, то по крайней мере о ее грядущем многократном подорожании. Тревожный шепот не заглушают даже вполне внятные действия властей. Например, запрет премьер-министра В. Путина вывозить зерно из России.

Министр сельского хозяйства области Иван Феклин не исключает подорожания продуктов в пределах 10-15 процентов

Андрей САФОНОВ

Челябинск

Большая часть урожая на Южном Урале, равно как и в других регионах страны, убита засухой. В беседы горожан то и дело пробиваются слухи если не о исчезновении еды из магазинов, то по крайней мере о ее грядущем многократном подорожании. Тревожный шепот не заглушают даже вполне внятные действия властей. Например, запрет премьер-министра В. Путина вывозить зерно из России. Мера, кстати, воспринимается двояко. Вроде бы теперь точно с хлебом будем, но раз дело дошло до запрета, значит, ситуация и впрямь напряженная. Беспокоят не столько виды на урожай, сколько сам факт беспокойства. Безосновательный покупательский ажиотаж разрушительнее и бессмысленнее даже стихии. О реалиях рынка продовольствия говорим с министром сельского хозяйства области Иваном ФЕКЛИНЫМ.

Что будем есть?

-- Иван Евгеньевич, судя по прогнозам, зерна южноуральцы наберут всего треть от потребностей региона. Будем голодать?

-- Про слово "голод" забудьте. Хотя проблема с урожаем, безусловно, есть, и мы уже обратились в федеральное Министерство сельского хозяйства, чтобы нам выделили недостающий миллион тонн зерна из интервенционного фонда.

-- То есть вопрос поставок решен?

-- Нет, пока мы лишь направили заявку. И надо быть реалистами: столько, сколько запросили, вряд ли получим. В России 28 регионов пострадали от засухи, включая Башкирию, Татарстан, Саратовскую, Самарскую области. По стране списано более 10 миллионов гектаров. А в интервенционном фонде всего 9,5 миллиона тонн зерна. Механизм его распределения федеральные власти должны принять до конца текущей недели.

-- Как запасы фонда влияют на рыночную цену пшеницы?

-- Интервенционный фонд формируется, когда есть излишки зерна и цена на него падает. На рынке эти излишки изымаются, закупочная цена начинает расти, что выгодно селянам. Когда в неурожай наступает зерновой дефицит и есть риск неумеренного роста цен, запасы фонда (как правило, более дешевые) выбрасывают на рынок. За счет такого простого механизма цена удерживается на приемлемом для продавцов и покупателей уровне.

-- Под "зерном из фонда" мы понимаем тот хлеб, который хранится на территории области, но под контролем федерального центра?

-- Совершенно верно. Интервенционное зерно куплено за деньги федерального бюджета. Находится на элеваторах, с которыми Минсельхоз страны заключил договоры на хранение. Такого зерна у нас в области 104 тысячи тонн. В Кургане - в пределах 250 тысяч тонн. В Новосибирске - около 400 тысяч тонн.

-- Значит, если правительство даже не в полной мере удовлетворит вашу заявку, большую часть зерна придется ввозить из других регионов. В цене появится весомая транспортная составляющая?

-- Да, и она будет оплачиваться покупателем. Но надо считать: везти хлеб из Кургана - одна цена, из Новосибирска - совершенно другая. Мы, когда писали заявку, просили, чтобы зерно интервенционного фонда было максимально приближено к нашей территории.

-- Тревожно получается. Сами на Южном Урале соберем примерно 30 процентов от необходимого. Еще в лучшем случае столько же получим из интервенционного фонда. Где возьмем остальное? Из каких резервов?

-- Речь не о резервах. Наша область не живет в каком-то замкнутом пространстве. Мы - в рыночной среде и открыты для внешних поставщиков. Зерно, кстати, есть на Ставрополье - более 6 миллионов тонн намолочено. Пожалуйста, представители хлебокомбинатов, поезжайте туда, договаривайтесь о поставках. Там есть компании, которые занимались экспортом зерна. Но сейчас экспорт прикрыли, и ставропольцы 300 тысяч тонн могут продать нам. Столько же продовольственной пшеницы можно приобрести в Кургане. Идут переговоры с казахской компанией "Иволга-Холдинг", которая 120 тысяч гектаров земли обрабатывает на территории Челябинской области. Эта фирма готова поставить для потребления области примерно 600-700 тысяч тонн зерна. Проблем с закупкой недостающего нет. Помните, в 2004 году наши селяне со своих полей собрали 750 тысяч тонн? Тоже очень мало, но без хлеба же мы не остались.

Доверительный разговор с торговлей

-- Тем не менее область и страна в целом соберут пшеницы без излишков. Уже это подогреет на нее внутреннюю цену, не считая транспортных расходов. Хлебная булка соответственно подорожает?

-- На мировых рынках тонна зерна уже стоит 300 долларов, или 9 тысяч рублей. На внутрироссийских 7-7,5 тысячи рублей - вдвое больше прошлогоднего. Но говорить о том, что хлеб подорожает пропорционально зерну, нельзя. Судите сами. В 2007 году селяне продавали пшеницу по 7 тысяч рублей за тонну. Эта цена по-прежнему в калькуляции готового продукта, несмотря на то, что с 2008 года она опускалась до трех тысяч рублей. То есть хлебозаводы за счет снижения цен на зерно создали себе некую "подушку безопасности", имели маржу, которую теперь пришло время использовать. Другое дело, что за эти годы, если зерно падало в цене, то энергоносители, заработная плата на хлебозаводах росли. Поэтому в течение осени и зимы цена булки хлеба может вырасти на 10-15 процентов. Для роста в полтора-два раза нет предпосылок.

-- Птицу кормят зерном. Курятина "взлетит" в цене?

-- Двукратное удорожание зерна прибавит на каждый килограмм куриного мяса всего по 2-3 рубля. Таковы расчеты наших экономистов, основанные на оценке сырьевой составляющей в конечной цене продукта.

-- Что будет с недиетическим мясом?

-- Ожидаем небольшого удешевления говядины. Снизится цена на свинину. Кормов мало, и в личных подсобных хозяйствах от части поголовья начнут избавляться: вместо двух-трех голов оставят на содержании одну-две. То есть мясной рынок будет несколько перенасыщен.

-- А молочный?

-- Молочный достаточно стабилен. Конечно, себестоимость молока сегодня повыше. Но опять же, если в 2008 году цена на закупаемый у сельхозпроизводителей продукт доходила до 15 рублей за литр, сегодня она 11, 11,5, 11,8. Говорить о грядущем резком удорожании не приходится. Максимум вернемся на уровень двухлетней давности.

-- В регионах гречневая крупа дорожает. Это объективные причины или всему виной спекуляция?

-- Спекуляция, конечно, тоже присутствует. Но определяющую роль играют опасения покупателей. Пожилые люди не могут забыть прошлые десятилетия дефицита и бурного ценового роста. Им трудно поверить, что мы живем в совершенно другое время. Если сегодня будет даже малейший намек на дефицит, его восполнят самые разные компании, как отечественные, так и зарубежные. С другой стороны, пожилых людей можно понять: денег мало и рост цены даже в один рубль для них значим. Но сейчас спрос определяют относительно состоятельные люди, что дает шанс избежать ажиотажа. Если человек зарабатывает в месяц 15-20 тысяч рублей, процент удорожания муки он может даже не заметить.

-- У серьезных игроков рынка розничной торговли (тех, кто реально определяет цены в регионе) не возникнет соблазна этот ажиотаж подогреть и на нем нажиться?

-- Не возникнет. Во-первых, есть постановление федерального правительства от 15 июля, в котором определен перечень 24 социально значимых продуктов. Если они в течение месяца подорожают на 30 процентов, цена решением власти может быть заморожена на срок до 90 дней. Это не мы придумали, а федеральный центр, чтобы охладить пыл наиболее прытких игроков розницы. Но хочу сказать, что в преддверии возможного ажиотажа лично я по поручению губернатора повстречался со всеми руководителями торговых сетей, производителями. Мы обсудили ценообразование в доверительном разговоре. Намерений нажиться на трудной ситуации ни у кого нет. Все готовы работать по разумным расценкам.

-- Что с ценами на картофель и овощи?

-- Молодой картофель всегда был в два-три раза дороже, чем продаваемые летом излишки старого урожая. Особенно в первую волну продаж, когда он импортный. По нашим прогнозам, урожай картофеля в коллективных хозяйствах Южного Урала будет в два раза беднее прошлогоднего. Поэтому уже сегодня ведем переговоры с поставщиками из других регионов нашей страны и Белоруссии. Договорились также, что главы муниципалитетов предоставят льготные места для торговли картофелем и овощами.

-- В любом случае период дешевой картошки, начавшись в сентябре, завершится гораздо раньше обычного?

-- Вполне возможно. Но, как и в случае с остальным продовольствием, подчеркну: 1,5- 2-кратного роста цен относительно предыдущего сезона не будет. Повторюсь, мы живем в открытом рынке. Бывало, привозили картошку из Свердловской области. Да, выходило дороже за счет транспортных расходов. Но сбоев в обеспечении картофелем никогда не было. Не будет и в этот раз. Смотрите: свеклу в промышленных количествах мы не выращиваем, но без сахара же не сидим.

Запрет экспорта не вреден

-- Пострадавшие от засухи сельхозпредприятия области получают помощь из федерального бюджета. Таких хозяйств 459. Это большинство или, наоборот, меньшая часть, руководители которых оказались расторопнее и успели правильно оформить списание посевов?

-- Разумеется, речь идет о большинстве хозяйств на территориях, попавших под засуху.

-- Пока 770 миллионов, которые выделены из федерального бюджета, компенсируют им половину потерь.

-- Точнее, 48 процентов.

-- Какую часть селянам все-таки придется возмещать самим?

-- Очень незначительную. Судите сами. Ущерб от засухи - 1 миллиард 599 миллионов рублей. Это прямые затраты сельхозпроизводителей. Как уже сказано, 770 миллионов мы получили из федерального бюджета в виде первого транша, то есть 48 процентов от общей суммы ущерба. Из бюджета области 300 миллионов рублей отдаем товаропроизводителям, которые занимаются животноводством, на заготовку кормов. Важно сохранить поголовье. В данном случае преференции получают хозяйства, которые производят мясо и молоко. Еще 300 миллионов пойдут на создание стабилизационного фонда зерна в Челябинской области. 290 миллионов рублей выделено губернатором на покрытие долгов селян перед Росагролизингом. То есть из области направляется почти 900 миллионов рублей. Еще дается отсрочка по лизинговым выплатам за технику. А это 145 миллионов за каждый год платежей. 500 миллионов надеемся получить из федерального бюджета в качестве второго транша.

-- Решение запретить вывоз зерна на экспорт рассчитано на поддержку потребителя. Селяне же лишились возможности за счет высокой мировой цены компенсировать потери от засухи прошлых лет. Это так?

-- Я уже отмечал, что цены на внешнем и внутреннем рынках в этом году не сильно отличаются. Они достаточно высоки, и запрет экспорта отрицательно на селянах не скажется. Но говорить о какой бы то ни было компенсации, связанной с рыночной конъюнктурой, проблематично. Для того чтобы крестьянину закупать горючее, пополнять запас семян, спокойно гасить кредиты и развиваться, рентабельность его производства должна быть минимум 60 процентов. Нынешние 7 тысяч рублей за тонну - адекватная цена для себестоимости пшеницы урожая прошлого года, а она тогда составляла около 5 тысяч рублей. Себестоимость зерна нового урожая, видимо, будет еще выше. Получается, крестьянин в лучшем случае отрабатывает "в ноль". А горючее, напомню, не дешевеет, техника тоже.

Комментарии
Комментариев пока нет