Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Хоть какая-то дурь должна быть!"

04.12.2002
Сергей Бобров устал следить за нюансами классического балета

Сергею Боброву 39 лет. В прошлом солист балетной труппы Большого театра. Ученик выдающегося хореографа Юрия Григоровича, работал его ассистентом. Дважды лауреат первой премии на международных конкурсах балетмейстеров в Москве, вместе с Алексеем Ратманским разделил вторую премию (первая не присуждалась) среди балетмейстеров на международном конкурса балета имени С. Лифаря в Киеве.

Сергей Бобров устал следить за нюансами классического балета

Сергею Боброву 39 лет. В прошлом солист балетной труппы Большого театра. Ученик выдающегося хореографа Юрия Григоровича, работал его ассистентом. Дважды лауреат первой премии на международных конкурсах балетмейстеров в Москве, вместе с Алексеем Ратманским разделил вторую премию (первая не присуждалась) среди балетмейстеров на международном конкурса балета имени С. Лифаря в Киеве. К настоящему дню поставил семь полнометражных балетных спектаклей.

В их числе: "Электра" (для труппы "Григорович-балет"), "Антигона", "Инфанта и шут" (в США), "Царь-рыба" (по произведениям Виктора Астафьева).

То обстоятельство, что старый "Щелкунчик" челябинского балета обветшал, перестав быть сказочно-красивым, замечали даже дети. Рассыпались не только декорации, но и сама хореография. В начале года губернатор Петр Сумин выделяет 1,5 миллиона рублей на новую постановку, доверенную молодому балетмейстеру Сергею Боброву и художнику Дмитрию Чербаджи. На год "Щелкунчика" сняли с репертуара, чтобы возродить под Рождество. Премьерные показы пройдут 6, 10, 13 и 15 декабря.

"Мы не делаем обновления старой редакции, - подчеркнул дирижер-постановщик балета Сергей Ферулев. - Это совершенно иной балет. Сама суть идеи будет другая. Все взвинченно, взбудораженно и очень зрелищно". Постановочная группа обещает, что ни дети, ни взрослые не будут скучать ни минуты, а финал балета будет таков, что заставит прийти и посмотреть все сначала.

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

-- Сергей, ранее вы поставили "Щелкунчика" в Красноярске. А вам не скучно заниматься одним и тем же, ведь существует столько прекрасной балетной музыки?

-- Ничуть, напротив, руки чешутся что-то улучшить. Это естественный процесс. Григорович, сколько я работал в Большом театре, все время что-нибудь да переделывал. Нет пределов совершенству.

-- Что в вашем понимании - быть учеником Григоровича?

-- Я работал в разных хореографических направлениях, включая абсолютно модерновые. Но в любом случае воспринимаю себя продуктом Императорского театра и ставлю спектакли, основанные на крепкой режиссуре. Это идет от Григоровича, который сделал колоссальный шаг в развитии русского балета. Я учился у него на курсе в институте. Идя своим путем, настоящий режиссер или хореограф обязан держать в уме то, что было сделано до него. В какой-то момент я, неожиданно для себя, понял, как работает Григорович. Он, словно барон Мюнхгаузен, каждый раз себя за волосы вытягивает. Вот и я так же. Не потому, что пытаюсь ему подражать, так получается. Постоянно думаешь над темой спектакля, над его формой, над связями, которые возникают между сценой и залом:

-- В своих работах вы часто совмещаете приемы классической и современной хореографии. Но есть мнение, что это две абсолютно несовместные эстетики.

-- Я делаю то, что я чувствую и хочу сделать. Сделать хореографию спектакля - это значит найти такие движения, которые отражают музыку композитора в каждый момент ее звучания. А какими ты при этом пользуешься средствами - не важно. Это уже твой кругозор, твоя индивидуальность.

-- Почему вы себя чаще называете режиссером, а не хореографом?

-- Хореография - это один этап работы. Но она начинается раньше, когда спектакль делается дома, на бумаге. Его нужно придумать вместе с художником или музыкальным руководителем. Написать либретто. Но еще до этого я набрасываю некий сценарный план, очень подробный.

-- Что являлось для вас основной творческой задачей при постановке "Щелкунчика"?

-- Это последний балет Чайковского, и мне хотелось просто понять, что хотел сказать этой музыкой композитор. То, что написал Чайковский, непостижимо. Ведь Петипа, по чьему сценарию была написана музыка, когда услышал ее, просто счел за лучшее отказаться от постановки. "Щелкунчик" - это жизнь Чайковского. Это исповедь и одновременно реквием самому себе. Но нельзя забывать, что "Щелкунчик" был задуман как балет-феерия, значит, полный трагизм на сцене тоже неуместен. Для меня эта неоднозначность - источник каких-то творческих идей.

-- А о чем ваш спектакль?

-- О человеке, большом и маленьком. Когда ты видишь себя на детских фотографиях, возникает щемящее ощущение ушедшего навсегда времени. В повседневной жизни мы не можем его вернуть, можем лишь вспоминать. Герои спектакля смотрят в зеркало и переносятся во времени. А вместе с ними и зрители. Оказалось, что это именно та идея, которая делает спектакль одинаково интересным и взрослым, и детям. Я об этом мог только мечтать!

-- Какими качествами должен непременно обладать балетный спектакль сегодня?

-- Я думаю, он должен в первую очередь иметь мощную режиссерскую основу. И сильную красивую идею, которая прижимала бы зрителя к креслу.

Еще я уверен в том, что русский балет должен делаться с очень хорошим художником. Если говорить прямолинейно, то зритель должен прийти на шоу. Только особое, яркое и умное. Знаете, в Лас-Вегасе я впервые попал на шоу "Цирк дю Солей". Казалось бы, ну что нового можно придумать в цирке? Я был поражен, каким образом можно совместить современные сценические технологии и глубокую философскую мысль. То, что они сделали, я считаю прорывом в театре вообще.

-- А как вы определяете успех своей работы?

-- Ну, например, у меня есть спектакль "Лебединое озеро". Я специально сидел в зале и наблюдал за публикой - женщины платочки доставали. Никогда этого на "Лебедином" не видел, честное слово! Чаще происходит другое: людям хочется, чтобы побыстрее опустился занавес, похлопать и пойти в буфет. Но ведь "Лебединое озеро" надо отбыть. И сидят, ждут, когда эта хрень закончится.

-- Но зритель должен делать какие-то усилия.

-- Во всяком случае, следить за всеми нюансами классического балета даже я не могу. На сцену должны выходить мастера, которые обязаны знать, куда головки-пальчики-глазки глядят, но это не должно быть определяющим в спектакле. Главное - сам спектакль.

-- Я не видел ваш красноярский спектакль, но читал либретто. Лихо закрученный сюжет, надо заметить:

-- Но там понятно абсолютно все! Я почему еще решил переделать спектакль - чтобы те вещи, которые были не совсем внятны, теперь стали очевидны любому зрителю. Григорович говорил, что работа хороша тогда, когда зрителю не нужно заглядывать в либретто, чтобы понять, о чем спектакль.

-- У вас, кажется, Дроссельмейер в результате оказывается женихом Мари.

-- Да, в моем спектакле он оказывается принцем.

-- То есть он такой демиург, да?

-- Демиург, конечно. И принц. Он - всё. Дети пришли к нему в дом и попали в сказку. С его помощью они увидели себя взрослыми. Потом картинка перевернулась, и все вернулись обратно. Спектакль построен зеркально. Мне кажется, у Чайковского в музыке есть идея философского зеркала, которую подчеркнул художник Дмитрий Чербаджи.

-- Вы ведь с Дмитрием Афанасьевичем, в общем, из разных поколений, как нашли общий язык?

-- Мы его долго искали, и чем дальше, тем больше у нас появлялось точек соприкосновения. Мы познакомились, когда я ставил "Электру", потом вместе делали "Царь-рыбу". Это замечательный художник,

-- Чем он вам близок?

-- Дотошностью. Пока не найдет то, что нужно, не успокоится. Его чувство вкуса феноменально. Поначалу я не все принимал. Были моменты, когда я размышлял, с кем из художников можно было бы работать еще. Но сейчас я даже не хочу об этом думать. Он был рядом с Григоровичем очень долго, и тот ему как-то сказал: "Дима, а я и не заметил, как ты из помощника превратился в большого художника".

-- Как работаете: сначала вы набрасываете идеи, а он фантазирует дальше?

-- Обычно так. Но бывает, что идем от его находок. Вот, например, он придумал костюм-веер, я начинаю изобретать хореографию, как этот веер закрывается-открывается, разрабатываю тему дальше. Или дракона придумал с огромной головой - здорово! Теперь я уже начинаю думать, как он будет танцевать.

-- Слышал, что некоторые идеи для сценографии вы подсмотрели у своего ребенка.

-- Но это, кстати, тоже была идея Чербаджи. Просто я рассказал, как мой сын принес однажды из детского сада листочки бумаги, там какие-то облачка нарисованы и нечто, намазанное черной гуашью. "Алеша, что это такое?" "Это туча". Потом он прибил листок на палочку и стал с этим "флагом" ходить по квартире. В нашем спектакле Дроссельмейер ходит по сцене и тоже флагом размахивает - он делает бурю.

-- В афише вашего "Щелкунчика" еще одно известное имя - Генрих Майоров:

-- Он соавтор либретто, в чем-то я консультировался с ним по хореографии. У него есть очень известный детский балет "Чиполлино". Генрих Майоров такой замечательный человек, чистый. Его доброта и шикарное чувство юмора ну просто необходимы в каких-то сценах. Нельзя здесь все воспринимать всерьез, хоть какая-то дурь должна быть!

-- Как вы отбирали актеров на основные партии в челябинском спектакле?

-- Я знаю вашу балетную труппу довольно хорошо, потому что сам пригласил ее в гастрольный тур на Тайвань. И в течение месяца каждый день наблюдал работу артистов. Премьеру будут танцевать Анастасия Чумакова и Николай Олюнин. Они в Красноярске уже два спектакля станцевали, а через две недели едут со мной и с красноярской труппой на гастроли в Англию. Причем там я им тоже даю премьеру. Молодые, яркие, красивые, они очень прилично танцуют. n

Комментарии
Комментариев пока нет