Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Отделка входной двери на Юду.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Прощание со Славой

05.12.2002
Большинство эстонцев, осевших на уральской земле, в последние годы ее покинули

Елена Францева
Красноармейский район - Челябинск
В "строго неофициальной" информации по итогам Всероссийской переписи населения, которую сегодня уточняют в региональных статистических комитетах, содержится немало сюрпризов. Один из них - состав населения. Среди стремительно сокративших свое присутствие на уральской земле - чуть ли не с заявкой на рекорд - эстонцы. А кажется, еще совсем недавно поселок Слава, что под Челябинском, называли эстонским. Здесь, в Красноармейском районе, жило много эстонцев.

Большинство эстонцев, осевших на уральской земле, в последние годы ее покинули

Елена Францева

Красноармейский район - Челябинск

В "строго неофициальной" информации по итогам Всероссийской переписи населения, которую сегодня уточняют в региональных статистических комитетах, содержится немало сюрпризов. Один из них - состав населения. Среди стремительно сокративших свое присутствие на уральской земле - чуть ли не с заявкой на рекорд - эстонцы. А кажется, еще совсем недавно поселок Слава, что под Челябинском, называли эстонским. Здесь, в Красноармейском районе, жило много эстонцев. Это были люди, крепко обосновавшиеся на уральской земле. В школьные годы я как-то провела в Славе летние каникулы, жила в эстонской семье, подружилась со своей ровесницей Меттой. Фамилия за давностью лет стерлась в памяти. Готовя этот материал, я узнала, что в Лазурненской школе работает Метта, когда-то жившая в Славе. Отправляясь в командировку в Красноармейский район, очень надеялась встретиться с ней.

:Удивительно быстро меняется Челябинск. Элитные, наособицу дома, новомодные офисы... Но вот за окнами машины замелькал сельский пейзаж. И, увы, новизна пошла совсем другого качества. То там, то тут взгляд ранят разоренные, глядящие на мир пустыми глазницами окон фермы и скотные дворы, брошенные за ненадобностью полевые станы. Бесхозные строения тянут на символ современной деревни, не вписавшейся с лёту в рыночную действительность.

Около 80 лет назад вот так же не поспела за лозунгами новой жизни сельскохозяйственная коммуна "Луна", разместившаяся после революции на землях бывшего царского офицера близ озера Сугояк. Брошенное коммунарами хозяйство было передано по решению властей нескольким эстонцам под товарищество по совместной обработке земли. Весной 1928 года они и приступили к делу. Устные предания сохранили такие подробности, как то, что единственным "транспортом" в товариществе был бык по имени Доллар. Совсем не созвучное той российской эпохе имя, зато, наверное, точно представляющее решимость новоселов хозяйствовать с прибылью и жить в достатке, что им в итоге и удалось. А название поселку выбирали сообща на первом общем собрании артели. Согласились с предложением своего товарища, который служил на крейсере "Слава". Потом "Славой" назвали и колхоз, в который вступили всем товариществом. К тому времени в поселок переехали на жительство более десятка эстонских семей из Алтайского края. Хозяйская сметка, бережливость, работоспособность, присущие эстонцам, помогали хозяйству год от года набирать силу. Оно обзаводилось техникой, были построены птичник, свиноферма, коровник, картофелехранилище, обустроена пасека: Колхозная мельница, вспоминают, молола муку всему району. Открывшаяся в Славе начальная школа учила всех окрестных детишек. Хотя в колхоз принимали, естественно, не по национальному признаку, эстонцы десятилетия составляли здесь крепкий костяк. Они хранили традиции и обычаи своих предков. В колхозе даже построили цех, который освоил выпуск черепицы. Так что и внешне Слава с ее, не на уральский манер, крытыми черепицей домами напоминала Прибалтику.

По сегодняшним меркам, условия труда в колхозе были предельно жесткими. Работали по 10 часов с двухчасовым перерывом на обед. И тем не менее старожилы помнят: была очередь желающих вступить в эстонский колхоз. Перед войной, после заключения СССР так называемого пакта Молотова-Риббентропа, население поселка пополнилось эстонцами, вынужденно оставившими родной край. Всего в нашу область тогда было выселено 18 с половиной тысяч эстонцев, латышей, литовцев. Эти реалии в официальную историю поселка и колхоза не вписывались, вырабатывали в людях привычку обходить в разговорах "неудобные темы". В семьях говорили больше о дне сегодняшнем, дети подрастали без стариковских воспоминаний о самых горьких страницах в семейной биографии. Что было - то было. Но были, как тогда говорили, и трудовые победы, и свои "маяки", и удовлетворение от того, что работает хозяйство лучше, чем соседние. В один из периодов бесконечного реформирования села колхоз присоединили к совхозу "Лазурный", но и как совхозное отделение Слава держала свои передовые позиции. Так же, как и везде, здесь в особом почете были фронтовики - многие, кстати, воевали с фашистами в составе Эстонской дивизии. Эстонское сообщество, конечно же, с годами теряло свою однородность. Тем более, что рядом поднялся "трудармейский" Лазурный с его поначалу исключительно немецким населением. После аварии на "Маяке" в 1957 году появились переселенцы из татарских, башкирских, русских сел: И все-таки Славу по-прежнему звали "эстонским поселком", возили сюда гостей из Эстонии. И вот перестройка, а с ней и переустройство СССР. Прибалтийские республики вновь стали самостоятельными государствами. Первая волна эмиграции подняла с уральской земли тех, кто не видел для себя больших проблем в обустройстве на земле своих предков, кого не держали старики. Эстония радушно встречала "возвращенцев" из России. Прибывшим выделялось жилье, отводились хутора, некоторые даже на работу устраивались с преимуществом перед коренным населением. Любопытно, что интересы Эстонии, собиравшей под свое крыло эстонцев, осевших на огромном пространстве до Тихого океана, в тот момент совпадали с интересами России: наследница СССР спешно ликвидировала свои прибалтийские военные гарнизоны, а выезжавшим офицерским семьям требовалось жилье. Так что эстонцев, городских прежде всего, к переезду даже подталкивали, обещали всевозможную помощь: "подъемные", контейнеры, грузчиков: Сегодня в Челябинске не наберется и десятка эстонских семей. А что же Слава? Колхозный поселок стал дачным: место здесь красивое, и было кому покупать оставляемые выезжавшими дома на берегу Сугояка. Уехали, впрочем, не все. Остались здесь и в окрестности несколько семей, старшие члены которых, эстонцы, трудились еще в колхозе.

В Лазурненской школе (в Славе школы давно нет) я познакомилась с двумя старшеклассниками. Лена Киборсеп рассказала, что бабушки-эстонки еще не так давно собирались летом на берегу, общались, вязали, пели песни. Они эстонский не забывают. Лена же знает его "отрывками", как она говорит, бабушка в детстве пыталась с ней говорить. Когда я спросила ее фамилию, Лена уточнила: "Как по-эстонски была или как потом переделали?" И я записываю за ней, как "обрусела" в советские времена фамилия их рода Кюбарсепп. Дома у Виталия Валлгипеа тоже общаются по-русски. Уже нет в живых эстонских бабушки и дедушки, но старенький дом их, живя в новом, семья сохраняет. И Лена, и Виталий никогда не были на земле своих предков. А побывать, конечно, хотели бы. Да только когда им это доведется? Ведь очередной виток истории вновь далеко развел Россию и маленькую прибалтийскую страну, которая готовится вступить в НАТО:

Откровенно говоря, не знаю, повезло ли ребятам, что укоренились они на Урале, здесь учатся в школе. Там, в Эстонии, они сейчас оказались бы, наверное, под опекой фонда "Прыжок тигра", успешно реализующем программу современной компьютеризации сельских школ. У нас же их любимая Лазурненская школа, которую торжественно открывал сам губернатор, вот уже пять лет как функционирует наполовину, будучи не принятой официально от строителей. Впрочем, педагоги с учениками как могли навели в классных комнатах уют. В школе регулярно проходят фестивали национальных культур. Ребята, расспрашивая старожилов, пишут рефераты по истории своих сел. Несколько десятков таких, посвященных Славе, показала мне завуч, учитель истории и депутат районного Совета Любовь Петровна Фриз.

:В школе мы встретились с Меттой из Славы. Но оказалось, что это другая Метта. Пытаясь помочь мне, преподаватель изобразительного искусства Метта Карловна Боргер перебирала в памяти эстонские семейства Славы, расспрашивала, где стоял дом, когда-то приютивший меня в каникулы. Увы, знакомая мне Метта тоже покинула Урал:

Три года назад в Лазурный заезжал человек из Челябинска, говорил, что есть планы по созданию эстонского культурного центра, чтобы можно было общаться, изучать родной язык. Метта Карловна, другие эстонцы обрадовались, услышав об этом намерении. Но больше тот человек не появлялся... n

Комментарии
Комментариев пока нет