Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Слава Зайцев:"соперников у меня нет"

11.12.2002
Знаменитый модельер привез в Челябинск свою коллекцию "МIХ"
Русский кутюрье с мировым именем Слава Зайцев считает Челябинск близким себе городом. Он не один раз бывал здесь с показами своих знаменитых коллекций, знаком с местными модельерами, поддерживает отношения с ЮУрГУ, где на одном из факультетов готовят дизайнеров одежды. В этот раз гастроли театра Дома моды Славы Зайцева организовала московская инвестиционная группа "АТОН" по случаю презентации в Челябинске системы интернет-трейдинга "Атон-Лайн" и фондового супермаркета "Милком-Инвест". Казалось бы, мода и финансы - что здесь общего? Однако "АТОН" и Зайцев - партнеры. И сотрудничество это выражается не только в том, что Зайцев поддерживает компанию собственным имиджем, получая взамен спонсорство.

Знаменитый модельер привез в Челябинск свою коллекцию "МIХ"

Русский кутюрье с мировым именем Слава Зайцев считает Челябинск близким себе городом. Он не один раз бывал здесь с показами своих знаменитых коллекций, знаком с местными модельерами, поддерживает отношения с ЮУрГУ, где на одном из факультетов готовят дизайнеров одежды. В этот раз гастроли театра Дома моды Славы Зайцева организовала московская инвестиционная группа "АТОН" по случаю презентации в Челябинске системы интернет-трейдинга "Атон-Лайн" и фондового супермаркета "Милком-Инвест". Казалось бы, мода и финансы - что здесь общего? Однако "АТОН" и Зайцев - партнеры. И сотрудничество это выражается не только в том, что Зайцев поддерживает компанию собственным имиджем, получая взамен спонсорство. Как заявили на пресс-конференции сам Зайцев и директор челябинского финансового агентства "Милком-Инвест" Игорь Кравченко, совпали их творческие интересы и миропонимание, высокое отношение к тому делу, ради которого они и существуют, каждый в своей сфере. Благодаря чему в морозный вечер понедельника и состоялся феерический показ одной из самых нашумевших коллекций мастера - "MIX". Уже из названия ясно, что художник решил смешать разные стили. И он действительно показал, насколько всеобъемлюща мода.

Как всегда, он сам комментировал спектакль. 64-летний Зайцев выглядит моложаво. Он был в прекрасном расположении, хотя в тот день, поскользнувшись на ступеньках центра "Театр+кино", где проходили презентация и дефиле, сильно ушиб ногу. Вызвали "скорую", медики поставили обезболивающее, напичкали таблетками. Я предполагала, что перед показом Вячеслав Михайлович откажется от интервью, но случилось обратное. Он был так оживлен, так доброжелателен, что я мысленно чертыхалась в адрес людей, утверждающих, что видали Зайцева другим, грубо обращающимся со своими манекенщиками, способного прибегнуть к ненормативной лексике. Может, оно и так. Он может себе позволить быть разным, доходя до эпатажа. "Недавно меня попросили провести в Москве пресс-конференцию, - рассказал он. - Я выбрил себе волосы на макушке, надел какой-то немыслимый камзол. Думаю: пусть у журналистов будет повод написать обо мне черт-те что".

Он называет себя художником праздника, как бы сознательно отходя от реальной, будничной жизни России с ее суровым менталитетом. Интервью начал сам, не дожидаясь вопросов:

-- Я постоянно нахожусь в состоянии самосовершенствования, - сказал Вячеслав Михайлович. - Это дает мне возможность нормально функционировать и вызывать мощный интерес в мире. Я ведь не просто человек, а целая эпоха. 40 лет в моде! Недавно рухнул последний оплот еще советской моды - Дом моделей на Кузнецком мосту, который был главным модным центром в России, а я сохранился. Каждый сезон, начиная с 2000 года, я посвящаю возрождению народных национальных традиций России в новом прочтении, эта тема является для меня глобальной в новом тысячелетии. Хотя было время, когда я от нее надолго отходил. И вот почему. С 1962 по 1978 год, находясь на службе государства, я как бы выполнял идеологический заказ, внеся в моду основную тему - связь традиций и современности. Но я так быстро нажрался этими традициями, почувствовав, что такая установка пресекает возможности поиски нового. Кружева, сарафаны: Сначала я в это верил, но когда увидел, что мои вещи никто не носит, ушел из официальной моды в систему службы быта. Вот уже 20 лет существует мой собственный Дом моды. Я сделал его оазисом искусства и центром эстетического воспитания молодежи.

Я в общем-то не занимаюсь модой в чистом виде, а занимаюсь развитием собственного стиля. Не надо меня спрашивать, что сейчас в нашей стране модно - я понятия не имею. Потому что сегодня нет официальной моды, есть масса разрозненных маленьких предприятий и масса художников, каждый по-своему трактующих время. Я же по-прежнему сохраняю свой консервативный стиль, соединяя современность и классику. Утонченная женственность, спортивная романтика, вальяжность - к счастью, соотечественники начинают привыкать к моему видению моды. В последние годы у людей появилось желание быть лучше и нравиться. Моя задача как художника - служить этим людям.

-- А фольклорные мотивы вы возобновили?

-- Да, и потому, что в конце 90-х годов женщина была совершенно обесстыжена в одежде, чего я категорически не приемлю. Для меня женщина - всегда тайна. Работаю в первую очередь для русской женщины, поскольку воспитан на традициях русского костюма, да и сам русский. В фольклоре для меня незыблемым остался принцип многослойной одежды. Я сам поклонник этого стиля, ношу свое изобретение - "слоеное" пальто. Оно состоит из двух вещей: нижнего пальто и верхнего. Каждое можно носить самостоятельно, а когда мороз, как сейчас в Челябинске, то вместе. Начиная с 2000 года я вновь вернулся к телогрейкам, которые делал еще в 1963 году. Тогда это вызвало огромный интерес в мире и скандал в России. Кроме того, меня обеспокоил упадок производства павловско-посадских платков - такое красивое ремесло! Я сделал из них серию телогреек, душегреев, пальто. Масса клиентов заказала их. Потом у меня появилась жажда самовыражения через роскошь. Нашел контакт с крупнейшими предприятиями Лиона, где производят шикарные ткани: шелка, кружева, пан-бархат. За все десятилетия работы впервые довелось прикоснуться к такому великолепию, я прямо-таки увлекся этими тканями и сделал коллекцию роскошной одежды. Вообще-то я человек эмоциональный и черпаю информацию свыше. Она поступает в мое сознание порой вопреки моим желаниям, но счастлив, что это происходит со мной. Хотя получается, что я нахожусь как бы с другой стороны моды, потому что не отталкиваюсь от авторитетов или каких-либо норм, у меня всегда своя позиция, свой взгляд, этим, наверное, я и интересен.

-- В свое время из российских модельеров только ваше имя и звучало. Сейчас имен много: Юдашкин, Чапурин, Андреянова, Соселия. Они для вас кто, соперники?

-- Да что вы! У меня нет соперников, а я бы хотел, чтобы они у меня были. Можно сказать, ради этого создал свою школу, лабораторию моды. Набираю со всей России 18-20 человек, за год даю полное обучение профессии - то, что я накопил за всю жизнь. Потом мои выпускники возвращаются в свои города, по всей стране мои идеи распространяют. Таким образом я воспитываю: соперников для себя самого. Хочу иметь самых настоящих конкурентов! Но: Хотя они достаточно серьезно о себе заявляют, к сожалению, пока у меня нет конкурентов. Как-то меня пригласили на акцию "Магия моды" в Большой театр, я взял фрагменты из коллекции сына Егора и свою коллекцию тоже показал. Все остальное невозможно было смотреть. Мне стало грустно, я ушел. То, что делают российские модельеры, - это "около моды", но не больше. Кто-то прекрасно делает прет-а-порте, кто-то посягает на от кутюр, но все это вторично. Я каждый месяц бываю в Париже, вижу, что творится в мире моды, хожу на показы роскоши. Но также знаю, где одежда продается партиями, так вот их работы даже на это не тянут. Печально. Хотя ребята очень талантливые, я с большим уважением отношусь к Юлии Далакян. Что касается Вали Юдашкина, он человек более европейского плана. Я с восторгом отношусь к его выбору роскошных тканей, но для меня и он не является конкурентом. Чапурина я вообще не вижу, непонятно, почему он опять стал лауреатом Недели высокой моды в Москве. А то, что делает Андреянова, даже неприлично и далеко от понимания моды. К сожалению, дело в том, что в модельном бизнесе крутятся большие деньги, все покупается и продается. Я отказываюсь в этом участвовать. Однажды принял предложение Саши Достмана представить свою коллекцию "Воспоминание о будущем", за которую получил звание лауреата Государственной премии, на Неделе высокой моды в Москве. Она вызвала у публики шок, затмила все, и меня больше не стали приглашать. Ну и ладно. У меня есть свой Дом моды, свой роскошный зал. Так что пусть молодые работают, как считают нужным. А вот мой сын Егор - это явление уникальное. Как художник-модельер он бы мог быть мне соперником, но слишком деликатен: не хочет лидировать по причине сыновней порядочности. Креативность у него фантастическая! Его профессиональное мышление можно сравнивать разве что с мышлением знаменитого кутюрье Гольяно, только у того куча исполнителей, а Егор работает собственноручно, потому что денег нет. Я-то свои коллекции делаю на деньги, которые зарабатываю в Париже.

-- Вы их зарабатываете показами или работой с клиентами?

-- Нет-нет, только именем. В этом году исполнилось десять лет, как я создал парфюм "Маруся", а также линию средств для ванны и душа. На эти деньги существую, содержу свой дом, построил свой музей, собираюсь открыть в Москве частную арт-галерею, где буду представлять молодых художников и свои живописные работы.

-- Говоря "свой дом", вы имели в виду Дом моды Славы Зайцева. А как насчет дома, в котором вы живете?

-- О, это сказка! Он за городом, это целая усадьба. Но строил не только для житья, а как дом-музей. Когда я уйду на тот свет, я все оставлю людям. Начал там собирать коллекции своих моделей, картин, графики, фотографий. Это что-то невероятное! Три года живу в этом особняке и не могу поверить, что это не во сне. Прожив жизнь на раскладушке, в маленьких квартирах, я, наконец, благодаря воле Божьей смог построить этот белый храм. Он огромный, как дворец, и я в нем один. Раньше боялся больших помещений, свободных пространств, тишины, но теперь наслаждаюсь всем этим. Десять гектаров земли, сосны, дубы, березы, елки вековой давности, и мне не страшно.

-- Кто все это охраняет?

-- Есть каких-то два человечка. А что у меня воровать-то? Здание не унесут.

-- А коллекции?

-- Ну и что, Господи! Главное - человек должен жить, творя добро, не зажиматься, быть щедрым.

Я случайно стал модельером, по призванию я художник. Меня больше всего волнует создание среды обитания, которая бы позволила человеку максимально воплотить свои желания и жажду совершенства. Взгляните на альбом, который я выпустил к 40-летию своей деятельности. Здесь последние коллекции, фотографии - мои, я всегда сам снимаю. Вот он, мой мир - странный, далекий от реальности, но не я виноват в этом. Это дано свыше. Когда-то я написал стихи на эту тему, самые первые: " : чего-то жду я, и вдруг приходит вдохновенье. Веленью Божьему подвластен, слежу я за рукой:" Тогда у меня был тяжелый период: я ушел из официальной моды, у меня умерла мама. Оказался как бы в вакууме, не находил выхода. Ощутил, что все, чем я занимался раньше, было иллюзией работы, ведь мои вещи никогда не реализовывались, оставались на стадии показа. В это время мне притащили невесту из Америки, хотели меня туда увезти. Тогда же началось паломничество в Израиль, по Москве пошел слух, что я эмигрирую, от меня даже друзья отвернулись. Но это же нелепость: с моей рожей татаро-монгольской - и в Израиль. Душевное состояние было очень тяжелое, я не знал, что делать. Однако если ты стремишься к конечной цели, то все время тебе кто-то помогает сверху. Я чувствую, что меня кто-то "ведет" по жизни. Так что теперь ничего не боюсь и полон самых радужных надежд и планов.

Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет