Новости

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Индейцы, горы и балет

15.09.2010
Руководитель челябинской балетной труппы Константин Уральский стал первым русским хореографом, поставившим балет в Боливии.

Руководитель челябинской балетной труппы Константин Уральский стал первым русским хореографом, поставившим балет в Боливии.

Премьера спектакля «Ритмы солнца» на музыку современного боливийского композитора Пабло Хуаскара состоялась в Ла-Пасе - самом крупном городе Боливии и «самой высокогорной столице мира». Поскольку жители Ла-Паса - в основном индейцы, интервью Константина Уральского хотелось начать с вопроса: почему для постановки балета с явно выраженным национальным колоритом пригласили балетмейстера из России? Но аромат свежезаваренного чая из листьев коки тему неожиданно изменил. И мы заговорили о Боливии.

Час в облаках

- Потрясающая страна! Первые дней десять мне казалось, что я сижу у телевизора и смотрю «Клуб кинопутешествий», - признается Константин Уральский. - Никогда в жизни ничего подобного я не видел: таких красивых гор, неимоверно узких и опасных дорог, тропической растительности. Это не значит, что мне не нравится Париж или неинтересно в Японии. Просто в Боливии совершенно другие ощущения. Ла-Пас находится на высоте 3600 метров над уровнем моря. Он со всех сторон окружен горами. И когда самолет приближается к городу, хорошо видно, как «раскрывается» огромная каменная чаша, на склонах которой расположился город. Днем он выглядит коричневым из-за цвета кирпича, из которого сделаны современные постройки. А вечером, когда заходит солнце, возникает ощущение, что ты находишься на космической станции: домов совсем не видно - кругом огоньки, а над головой висят поразительно яркие звезды. Потому что рядом экватор.

В первый же выходной я отправился в Юнгас, поближе к джунглям. Ехали на микроавтобусе. Сначала поднялись на высоту 4,5 тысячи метров над уровнем моря, где лежал снег. А потом начался спуск по серпантину. Меня никто не предупредил, что мы целый час будем ехать в облаках. Автобус несся на скорости 60 километров в час, фары встречных машин возникали лишь в последнюю секунду. А под нами облака, как будто летишь на самолете. Страшно неимоверно! Вокруг горы, справа крутой обрыв. Глянешь вниз - у-у-у… Но когда черные горы остаются позади и автобус вырывается в залитую солнцем долину, картина резко меняется. Кругом растут громадные тропические деревья, вдоль дороги висят бананы, апельсины, авокадо, летают маленькие колибри, все цветет и благоухает. А вдалеке виднеется река Амазонка.

Ритмы солнца

- И все-таки, как вы оказались в Боливии?

- В конце прошлого года мне позвонила директор балетных программ «Театро муниципаль» Моника Камачо из Ла-Паса. Она предложила поставить 20-минутный спектакль на ритмы и мелодии народа аймара. Дело в том, что коренные жители Боливии это индейцы, и 65 процентов из них - аймара. Почему именно я? Как потом выяснилось, Моника стажировалась в Москве, о моих постановках слышала и читала в прессе. Так что приглашение не было случайным. Кстати, уже в Ла-Пасе, когда артисты подходили с просьбой дать автограф, они доставали журнал «Dance Magazine» трехлетней давности со статьей, посвященной хореографу Уральскому...

- Моника заказала одноактный балет, но на премьере добавилось еще одно действие?

- Меня попросили провести мастер-классы. К танцовщикам труппы «Балет официал де Боливия» присоединились артисты еще из трех городов. И я дал несколько уроков. Их желание узнать что-то новое, готовность к репетициям и отдача меня поразили. Не знаю, как они успевали, но на следующий день они приходили в класс, и я видел результат. В какой-то момент мне захотелось сбежать из репетиционного зала. Они не отпускали меня даже во время перерыва. Урок заканчивался - и тут же кто-нибудь подходил со словами: «Скажите, у меня вот это не получается, что вы порекомендуете?», - и начиналось. Как в детском мультфильме «Каникулы Бонифация»... Помню, две артистки попросили помочь с вращениями. После репетиции снова пришлось идти в театр. Прихожу в балетный зал, а там собралось человек двадцать! Знаете, когда я видел, как горят глаза этих ребят, я не мог отказать. В итоге вместо мастер-классов получился целый семинар. Не могу сказать, что это сильные балетные танцовщики - боливийский балет молодой. Но за две недели ребята очень выросли. В день премьеры они вышли на сцену с класс-концертом. И я понял, что не потратил время зря.

- А как принимали спектакль? Как удалось почувствовать национальный колорит?

- Каждый спектакль рождается в процессе общения с природой, небом, людьми, городом, его шумом, его состоянием... В первый вечер в зале было много публики, «увешанной драгоценностями», на втором спектакле зал выглядел попроще. Очень было интересно наблюдать за аймара, которые пришли с детьми, в национальных индейских костюмах, маленьких фетровых шляпках времен прихода испанцев в Боливию. Во время премьеры я всегда в зале: слушаю, что получилось, что нет. И предпочитаю тишину. А эти люди вели себя очень непосредственно. Они переговаривались, иногда что-то выкрикивали. Сидевший рядом со мной Пабло Хуаскар довольно улыбался. А когда спектакль закончился, публика долго аплодировала.

Глюк, Стравинский и другие

- Что запомнилось больше всего?

- Помимо потрясающей природы, поездки на озеро Титикака, где плавают индейские лодки, очень сильное впечатление, ранее не испытанное, на меня произвела поездка в школу искусств. Дети подготовили целую программу: мне показали спектакль, художники подготовили выставку живописных работ, музыканты играли на маленькой гитаре. Все хотели со мной сфотографироваться. Они подходили не из любопытства, не для того, чтобы взять автограф. Я понимал, что дети подходили, чтобы меня просто потрогать - прикоснуться к человеку, которому они верят. Одна женщина попросила взять на руки маленькую девочку: «Маэстро, сфотографируйтесь с моей дочерью». А девочка маленькая, годика три. Я взял ребенка на руки, она прижалась и не отпускала меня. Очередь ждет, а я стою и плачу. На премьере повторилось то же самое, за автографами выстроилась длинная очередь. Машина ждала у театра полтора часа, но не ушел до конца.

- А что в этом году ждет челябинских зрителей?

- Сейчас балетная труппа готовится к возобновлению «Руслана и Людмилы» в хореографии Фокина. Для многих артистов это новая работа. Параллельно идет подготовка репертуара - вводы, «чистка» хореографического текста. К сожалению, в разгар сезона на это времени нет. В декабре начнется постановка балета «Кот в сапогах» на музыку Виктории Бесединой, репетиции «Коппелии», в цехах обновят декорации «Щелкунчика». После нового года начнутся репетиции оперы «Орфей и Эвридика», где балет тоже задействован. А в октябре в Челябинск должен приехать французский балетмейстер Реджиз Обадия. В планах театра - «Вечер Стравинского». Это русско-французский проект, в котором сразу два названия. «Свадебку» Игоря Стравинского поставит французских хореограф, а «Жар-птицу» буду ставить я. Практически «Дягилевские сезоны», но не во Франции, а в Челябинске.

Татьяна МАРЬИНА

Комментарии
Комментариев пока нет