Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Три смерти в элитной дивизии

17.09.2010
Корреспондент газеты "Вятский край" побывал в части, где служил южноуральский солдат Даян Шакиров

"Челябинский рабочий" уже не раз писал о смерти своего автора Даяна Шакирова, служившего в одной из частей Кировской области (материалы "От нас ушел Даян" - 23 августа 2010 года и "Похороны с вызовом прокурора" - 26 августа 2010 года). По нашей просьбе журналист газеты "Вятский край" побывал в поселке Юрья, где служил южноуралец.

Несколько последних лет журналистов в Мелитопольскую краснознаменную ракетную дивизию РВСН (Ракетные войска стратегического назначения) не приглашали. Попасть в часть помогла председатель областного комитета солдатских матерей, член Общественной палаты Кировской области Т. Братухина.

Корреспондент газеты "Вятский край" побывал в части, где служил южноуральский солдат Даян Шакиров

"Челябинский рабочий" уже не раз писал о смерти своего автора Даяна Шакирова, служившего в одной из частей Кировской области (материалы "От нас ушел Даян" - 23 августа 2010 года и "Похороны с вызовом прокурора" - 26 августа 2010 года). По нашей просьбе журналист газеты "Вятский край" побывал в поселке Юрья, где служил южноуралец.

Несколько последних лет журналистов в Мелитопольскую краснознаменную ракетную дивизию РВСН (Ракетные войска стратегического назначения) не приглашали. Попасть в часть помогла председатель областного комитета солдатских матерей, член Общественной палаты Кировской области Т. Братухина. Она позвонила в штаб дивизии, а потом сказала: "Командиры нас ждут. Они заинтересованы в том, чтобы мы пообщались с офицерами и солдатами". Как выяснилось, ЧП с челябинским призывником - третий суицид, произошедший у ракетчиков.

...В одной из казарм 304-го гвардейского ракетного полка, дислоцирующегося в поселке Юрья-2, тихий час. По приказу министра обороны его ввели недавно (из-за возросших физических нагрузок). Тех ребят, которые пришли на службу весной, собрали в комнате информации и досуга. Они из разных регионов России (Дальний Восток, Ханты-Мансийск, Пермский край и т.д.). В прошедший призыв пришло немало и кировских парней. Многие из них - сослуживцы Д. Шакирова.

...Когда Даян пришел на службу, он практически сразу же заявил командирам, что приехал "не служить, а в командировку по заданию редакции". Об этом не раз писал в различных анкетах, говорил психологу. Ему, как будущему журналисту, пошли навстречу. Заместитель командира дивизии полковник С. Гизатулин попросил разработать проект стенгазеты. И немало удивился, когда солдат в перспективном плане публикаций написал: "Сделать интервью с командующим РВСН, освещать мировые новости" и т.п. "А где же жизнь дивизии, полка, сослуживцев?" - задавал резонный вопрос Сергей Анатольевич. Появился другой проект, уже более приближенный к жизни. Так Даян стал ответственным за выпуск стенгазеты.

Не без настояния командиров южноуральца определили в элитный наряд. Так говорят о службе при штабе дивизии, куда на дежурство на КПП отбирают лучших. Они могут свободно гулять по городку, за ними нет дополнительного контроля, да и ежедневная лямка армейская не столь суровая, как у других. Командиры, к примеру, штабных считают своими, общаются, о жизни поспрашивают. Не был обделен вниманием и Даян.

-- Служба была действительно престижная, - говорит заместитель командира батальона по воспитательной работе майор А. Церковников. - Со дня, как Даян прибыл, прошло два месяца. Отношение ребят сложилось к нему двоякое: одни говорили, что он очень общительный, коммуникабельный, другие - наоборот: замкнут, закрыт.

В тот трагический день Даян у напарника по наряду Антона отпросился на пять минут в туалет. Время прошло, а он не возвращался. Напарник побежал в туалет, позвал. Ответа никакого. Стал выламывать дверь. Шакиров висел на бечевке от маскировочной сети (такие можно срезать где угодно, даже на спортплощадке). Антон снял его, за неимением ножа петлю пережег с помощью зажигалки. Стал делать искусственное дыхание, позвал офицеров, которые продолжили оказывать помощь... В госпитале Даян находился неделю, был в коме, не приходил в сознание. Врачи делали все возможное, но вернуть к жизни парня не удалось.

-- Я был в отпуске, когда Даян совершил попытку суицида, - с горечью говорит С. Гизатулин.

Уже задним числом вспоминают, что Д. Шакиров интересовался у психолога: "А если в дивизии трое повесятся, ее расформируют?" Вопрос остался без ответа, но психолог до сих пор не может понять, зачем его задавал рядовой. В дивизию приезжала мама Даяна, медик по образованию. Она, как сказали, могла убедиться, что послужило причиной смерти сына.

Непосредственные командиры солдата сразу же бросились на поиски тетрадки, в которой якобы их подчиненный делал записи. Ее нигде не нашли. Вспомнили и о другом эпизоде из семьи Шакировых: несколько лет назад покончил жизнь самоубийством старший брат Даяна, работавший в милиции.

Как оказалось, есть специальное указание штаба ПУрВО о том, что если в семье имелись случаи суицида близких родственников (отца, матери, брата, сестры), то военкоматам нельзя призывать кого-то еще. Оно появилось в прошлом году. Сотрудники челябинских военкоматов об этом не знали?

На казарме подразделения, где служил Д. Шакиров, висит большой и яркий аншлаг. на нем написано, что в подразделениях дивизии проводится месячник воинских взаимоотношений с разговорами о порядке и дисциплине в коллективе. На всех казармах есть видеокамеры. Монитор - в комнате дежурного. Видно все, вплоть до туалета.

О том, что в дивизии три случая суицида, сообщили командиры. А потому сразу же повезли нас на самую отдаленную ракетную площадку, расположенную почти в 30 километрах от штаба дивизии. Там служил Вадим Гречишников, призванный из Краснодарского края.

Рассказывает командир части подполковник А. Томашевский (назначен на эту должность недавно): "В нашем подразделении военнослужащий находился месяц. До этого был в "учебке" в Астраханской области. Его обнаружили повешенным на березе. Личный состав находился на полевом выходе. Вадима назначили в наряд в столовую - помогать поварам (они гражданские люди. - Авт.). Вскоре обнаружили, что Гречишникова нет. Суицид совершил почти рядом, в 50-70 метрах..."

А. Томашевский признает, что солдат был малообщительным, о чем, по его словам, написала и мама - в ответ на письмо командира части. Есть такая практика: родителям вновь прибывших офицеры пишут письма с просьбой рассказать об их сыновьях - поведении до армии, привычках, наклонностях и т.д.

Напомню, часть, где служил Вадим, - режимный объект (посторонние там редкие гости). Они охраняют стратегический объект, несут боевое дежурство. Здесь, как и в других подразделениях, есть психолог. С молодым пополнением проводятся анонимные опросы, психологическое тестирование (особое внимание к тем, кто заступает в караул с боевым оружием). Сейчас опросы проводят ежемесячно, все данные обрабатывают и кладут на стол командиру. "Может, ребятам не хватает настоящей мужской работы?" - интересовались приехавшие с нами солдатские мамы.

-- Одной мамочке сын написал письмо с рисунком, - говорила Т. Братухина. - Он с лопатой в руках. И рядом - подпись: "Это теперь моя служба". А ведь призван тоже в ракетные войска. Прошло полгода, а они даже оружия не видели...

Командиры рассказали, что раз в месяц здесь проходят стрельбы (практикуются и днем, и ночью), метание боевых гранат, полевые выходы. Устраивают так называемые маленькие войнушки.

Безусловно, мы интересовались и тем, не обрывается ли связь с домом. И хотя "объект особого значения", но мобильное общение есть. Правда, с одним нюансом: солдаты отдают мобильные телефоны командиру подразделения, при необходимости он их выдает. Приезжают к ребятам и родители, даются увольнения. Парни с ними живут в гостинице.

Заместитель командира по воспитательной работе майор А. Лобков, тоже недавно назначенный на эту должность, охарактеризовал общую подготовку военнослужащих.

-- Выросло поколение, воспитанное в компьютерном, виртуальном мире, - говорил Алексей Геннадьевич. - Все забыли, что такое НВП (начальная военная подготовка. - Авт.), приходят с разрушенной психикой, физически не подготовлены. А у нас по приказу министра обороны физподготовка теперь на первом месте. Нормативы - нелегкие...

Из почти 200 человек, призванных нынешней весной, почти половина, согласно психологическому тестированию, не допущена к боевому оружию. У многих имеется генетическая предрасположенность к суициду (в семьях были такие факты), иные уже с суицидальным риском, неадекватным психическим поведением. Кто-то проходит обследование в психоневрологическом отделении областной психиатрической больницы. И это пополнение, призванное военкоматами в элитное подразделение?! Ребята с высшим образованием, хорошо владеющие компьютером, имеющие спортивные разряды и т.д., словно по мановению волшебной палочки оседают в городе, в "домашних" воинских подразделениях. А в режимные части с пусковыми установками призывают психически неустойчивых:

Раньше офицеры-воспитатели были в каждой роте дивизии. Сейчас их всего 11 (было 106). Разрушен и хорошо работавший институт военных психологов. В дивизии сократили и лаборатории со специалистами-психоневрологами. "Кто будет работать с солдатами? - спрашивает С. Гизатулин и тут же отвечает: "Некому этим заниматься!"

-- Конечно, идеализировать взаимоотношения в дивизии нельзя, - считает Т. Братухина. - Есть и у них случаи вымогательства со стороны сержантов. Об этом парни не скажут. Возможно, позвонят своим мамочкам. Мы хотим, чтобы обстановка улучшилась, такие факты скрывать нельзя, а потому надо идти на контакт, работать вместе с нашим комитетом. Хуже от такого взаимодействия не будет.

Можно, конечно, поискать и иные формы для воспитательного процесса: приглашать священнослужителей (к слову, в подразделениях нет молельных комнат); организовать выезды в музеи, театры, цирк ("городские" солдаты там - частые гости); наконец, привезти к ракетчикам самодеятельных артистов. Ведь не секрет, что оторванные от дома парни тяжело это переживают. Да и служба в лесу не малина.

Был еще один случай самоубийства - в сушилке одной из отдаленных частей повесился Владимир Рахимов, призванный из Пермского края. Однако здесь вроде бы все ясно: у паренька были проблемы личного характера. Нет и претензий со стороны родственников, сотрудников военкомата, приезжавших за телом солдата.

Когда материал готовился к печати, позвонила Т. Братухина. После поездки в Юрью-2 с ней связалась мама В. Гречишникова и сказала, что недовольна результатами следствия (командир нам сообщил, что фактов доведения до самоубийства нет), ищет адвоката в Кирове, дабы возобновить расследование, есть эпизоды, намекающие якобы на факт вымогательства со стороны сержанта.

В подразделениях, где случились ЧП, уволены офицеры (командиры частей, групп, начальники отделений). Предстоят увольнения в части, где служил Д. Шакиров. Следствие по факту самоубийства продолжается, точки над i еще не расставлены:

Александр ШИРОКОВ, корреспондент газеты "Вятский край", - специально для "Челябинского рабочего"

Комментарии
Не верю не единому слову о том что бы Даян смог сам повеситься, он был не таким человеком, он любил жизнь. Всё это мог написать человек, который его не знал.
Ксения
19.04.2011 13:33:52
Я служил в этой дивизии точнее на узле связи,дорогие мамы знаете почему ваши сыны не звонят вам,да потому что им командиры не дают телефоны,посылают на 3буквы это честно,по чет госпиталя скажу вам не удивительно что даян умер там,да потому что на солдат там наплевать кроме йода и анальгина у них нет ни чего,мне операцию там делали дак мне рассказал солдатик который там служил что меня как свинью потрошили и шрам на пол живота.я не приувеличиваю я говорю как есть.ВЫВОДЫ ДЕЛАТЬ ВАМ
Рядовой
06.12.2012 20:14:56