Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Про томатную пасту

22.09.2010


Я за честность и справедливость. Чтобы все поровну и одинаково: Много лет назад в пору полного дефицита заглянул в привокзальный магазинчик: не выбросили ли кильку в томатном соусе? Больше, конечно, я любил сайру в масле, но где ж ее было достать! Поэтому все нерастраченные чувства сосредоточились на жестянке за 41 копейку. Да и вообще, килька ввиду отсутствия других водоплавающих конкурентов пользовалась всенародным спросом. Содержимым баночки даже суп заправляли. А про главного фигуранта песенку сложили: "Рыбка плавает в томате, ей в томате хорошо, что же ты, едрена матерь, счастья в жизни не нашел?!"

В магазине стояла хлипкая по тем временам очередь - человек пять.

Я за честность и справедливость. Чтобы все поровну и одинаково: Много лет назад в пору полного дефицита заглянул в привокзальный магазинчик: не выбросили ли кильку в томатном соусе? Больше, конечно, я любил сайру в масле, но где ж ее было достать! Поэтому все нерастраченные чувства сосредоточились на жестянке за 41 копейку. Да и вообще, килька ввиду отсутствия других водоплавающих конкурентов пользовалась всенародным спросом. Содержимым баночки даже суп заправляли. А про главного фигуранта песенку сложили: "Рыбка плавает в томате, ей в томате хорошо, что же ты, едрена матерь, счастья в жизни не нашел?!"

В магазине стояла хлипкая по тем временам очередь - человек пять. Я шарил глазом по полкам, одновременно наблюдая боковым зрением торговый процесс. Очередная покупательница что-то шепнула продавщице. Та нагнулась и вынула из-под прилавка нечто круглое, завернутое в газету. Остальные тоже это заметили, но промолчали. Головы сначала опустили, а потом свернули набок. И сразу стали такими вызывающе безразличными. Я же про кильку сразу забыл и в силу своей склочной натуры весь подобрался. Когда подошел мой черед, на вопрос "Что вам?" тихо, но внятно проговорил: "То же самое!" Она какое-то время смотрела в потолок, потом сделала привычное наклонное движение.

В газетной обертке было что-то тяжелое. Хотелось раскрыть и посмотреть. Но на улице нельзя: увидят, налетят, разорвут. Едва сдерживаясь, дошел до дому. С порога, с криком "Я такое достал!" бросился на кухню. С женой вскрыли упаковку: На столе стояла: абсолютно ненужная нам большая банка томатной пасты! В придачу бы к ней ведро кильки - еще куда ни шло! Единственное утешение: восстановил утраченную было справедливость, пусть даже в рамках привокзального магазина.

А вот с соседним городом в этом смысле ничего не получается. Живу в Кыштыме, в 20 км от закрытого Озерска. Еще года четыре назад не было проблем туда попасть: картонку на въезд выдавали ежегодно. Теперь невъездной. Пропуск зарубили по причине понятной: несколько неудобных публикаций о "Маяке" вызвали неудовольствие комбинатовского да и городского начальства. Приговор, узнаваемый во все века - не пущать! - с занесением в черный список.

Если честно, мне туда и не надо: люди (оттуда!) по-прежнему звонят, приезжают в корпункт, да и коллега Ярцев там живет-работает. Словом, при необходимости всегда можно получить информацию. Так что мое отношение к Озерску, как к томатной пасте: она есть, но мне ее не надо. Возмущает несправедливость... В минувшую субботу попал в: пробку! Трижды тормозили у светофора! И это не миллионный Челябинск, а 40-тысячный Кыштым всего с тремя главными улицами. По одной из них - Ленина - нескончаемым потоком машины из Озерска! Соседи двигались в наш город за более дешевым хлебом, стройматериалами, одеждой и прочим товаром по ценам, несовместимым с "атомными". Кстати, едут не только обычные озерчане. На нашем рынке запросто можно встретить папашу одного озерского миллионера, владельца торговой сети, разъезжающего на "Порше-Кайене", одно колесо которого стоит, как крыло "Боинга". А папаня на кыштымском базарчике приценивается к свежей пеляди. Потому как в сыновьем супермаркете она дороже да и вообще мороженая.

Так что это получается: вы к нам, значит, можете, а мы к вам нет! Если уж, по моему разумению, город закрытый, то и закрывай его по обе стороны. Чтобы ни нам, ни вам. Особенно нельзя вам к нам (к нам вам?!), на "Большую землю". По ней сплошняком гуляют шпионы, а вы ж напичканы всякими секретами. На базаре или в магазинах расслабитесь и разболтаете: на сколько именно частей делится атом.

Короче, не согласен я с немецким ученым Вильгельмом Швебелем, который утверждал, что о справедливости больше говорят слабые. Мне по душе высказывание византийского императора Юстиниана: "Справедливость - это твердое постоянное желание каждому воздавать по заслугам". А заслуги, продолжу императора, у нас одинаковые. Ядерный щит ковала вся страна. Поэтому мы все имеем право на открытые города. В США это сделали еще в 1968 году, распахнув городские проходные секретных поселений. И ничего: ни одного куска плутония или кулька цезия еще не сперли. Поэтому, если есть ворота, то они должны раскрываться в обе стороны. Или забейте их, ко всем собачьим чертям, намертво железнодорожными костылями!

А если есть под прилавком томатная паста, то намажьте ее пусть тонким слоем, но для всех. Даже для тех, кого от нее воротит.

Виктор РИСКИН

Комментарии
Комментариев пока нет