Новости

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Коуч сибирских хоккеистов Андрей Скабелка подал в отставку.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Это только кажется, что киллер стреляет не в вас

25.12.2002
Рассказывает прокурор области Анатолий Брагин

Вначале - несколько цифр для сравнения. В 1960-1970 годах в области совершено 2623 убийства, в 1970-1980 годах - 3287, в 1980-1990 годах - 3520. В 1991-2002 годах на Южном Урале убито 10649 человек. Число потерь за эти десять лет сопоставимо с потерями в небольшой войне. Может быть, у нас действительно идет война?
Особую группу этих преступлений составляют заказные убийства.

Рассказывает прокурор области Анатолий Брагин

Вначале - несколько цифр для сравнения. В 1960-1970 годах в области совершено 2623 убийства, в 1970-1980 годах - 3287, в 1980-1990 годах - 3520. В 1991-2002 годах на Южном Урале убито 10649 человек. Число потерь за эти десять лет сопоставимо с потерями в небольшой войне. Может быть, у нас действительно идет война?

Особую группу этих преступлений составляют заказные убийства. Причины заказов - острейшая конкурентная борьба за сферы производства и сбыта, продажа металлов, постоянные переделы собственности, устранение людей, располагающих компроматом, естественная смена уголовных "авторитетов". В эти годы, с одной стороны, создаются и укрепляются финансово-промышленные кланы и, с другой, параллельно им - сильные преступные группировки. Кланы и преступные сообщества, изначально созданные за счет отклонений от норм закона, морали, интересов общества и государства, вступают в своеобразные "рыночные" отношения. Первые выступают в роли заказчиков, вторые - в роли исполнителей. Война в Чечне способствует поставкам в руки населения неконтролируемой массы боевого оружия. Война приходит к нам. Когда и как она закончится? Кто победит? Не мы с вами. Это только кажется, что киллер стреляет не в вас. В нас с вами. В наш покой, в наш уклад, в нашу жизнь, которую теперь никак не назовешь мирной.

Напомню наиболее громкие убийства "военного десятилетия".

Вот целый ряд руководителей промышленных предприятий, явно мешавших теневой деятельности крупных кланов и преступных группировок. М. Лежнев, директор Сосновской птицефабрики, депутат Верховного Совета СССР, энергичный, крупный человек дела, не пожелавший "потесниться" на рынке, где и десять лет назад, и сегодня идет ожесточенная борьба: местные птицефабрики - свердловские куры - ножки Буша. Ставки колоссальные, и мирное, казалось бы, производство курятины и яиц пахнет порохом. Г. Подшивалов, директор комбината "Казак Уральский". Здесь едва ли нужны комментарии: водка - товар стратегический, и если уж за бутылку в очередях давили, то что говорить о борьбе за сбыт всей продукции? В. Рылов и В. Зудилкин, руководители Челябинского пивообъединения: тоже борьба за сбыт. Директор Златоустовской швейной фабрики В. Кейль, управляющий фирмой "2-й стройучасток" Д. Крылов, генеральный директор Челябинского часового завода А. Хвастунов: заказные убийства.

Группа бизнесменов из крупных и ныне активно работающих кланов. Заславский и Фишер, их интересы сталкивались в свое время на рынке торговли металлом. Зайцев, владелец крупных оптовых рынков, определенно вторгался в интересы конкурентов и, с их точки зрения, переходил границы чужих владений. В свою очередь, на горизонте замаячили новые лица, интересующиеся оптовой торговлей, и им богатое хозяйство Зайцева представлялось лакомым куском. Я не хочу сказать, что каждое столкновение крупных кланов обязательно ведет к убийству, но закономерность налицо, и пора нам научиться кое-что предугадывать. К этому же разряду относятся заказные убийства в Троицке, Чебаркуле, Златоусте, Магнитогорске и т.д.

Большой резонанс в области вызвало заказное убийство на Банном озере под Магнитогорском. В этом городе рыночную торговлю держали в руках два предпринимателя: Матвийчук и Палей. Было время - дружили, сотрудничали, в большом городе места хватало обоим. Но не хватило. Палей, за которым стояли сотрудники правоохранительных органов, решил, что на рынках должен быть один хозяин, и на озере Банном - любимом месте отдыха магнитогорцев - прозвучали выстрелы. Известный и популярный в городе бизнесмен Константин Матвийчук был убит. Ответная пуля нашла Палея в Санкт-Петербурге.

К сожалению, видную роль в начальном этапе криминализации жизни сыграли спортсмены. В годы, когда еще не произошла массовая поставка оружия населению, физически подготовленные парни (боксеры, борцы) с успехом заменили в руках уголовных авторитетов и пистолет, и винтовку. Массовый контроль над рынками, торговлей, автостоянками держался кулаками спортсменов. Многие сделали следующий шаг - от мелкого рэкета к крупным акциям и поплатились жизнью. Цвет челябинских школ дзюдо, бокса, борьбы пал в боях за интересы большого бизнеса: С. Горичев, Г. Гаургашвили, А. Тургенев, С. Земченок...

Наша память коротка. Крупных людей недолго мы помним даже после громких их смертей, а имена уголовных авторитетов прошлых лет помнит разве оставшаяся в живых (кто не у дел, кто в колонии) их бывшая "братва". Касымбаев, Мануйлов, Сидельников, Татаринцев, Струнин - их вытеснили хорошо организованные финансово-промышленные кланы. Какое-то время они терлись возле новых хозяев, но пришли на смену им исполнители-профессионалы, с которыми не могли тягаться бывшие бандиты. Спились, проелись, и нашла почти каждого из них случайная или точно посланная пуля.

Мы пока смотрим на все, что происходит у нас дома (в нашей области, а может быть, и в России), очень по-домашнему. Свои киллеры, свои заказчики, нашенские жертвы. А так ли все это просто на самом деле и не пора ли взять за основу иную точку зрения?

Кто такой сегодняшний киллер? Профессионал, прошедший или наши войны, или хорошую подготовку в элитных войсках, или даже службу в органах правопорядка. Он отлично вооружен, надежно защищен (юридически и материально) серьезным заказчиком и способен квалифицированно исполнить захват заложника и устранить практически любого человека.

В руках заказчика и исполнителя сегодня богатейший арсенал оружия, средств психического и физического подавления, скоростной транспорт, мощные информационные средства, опытнейшие адвокаты и широкая сеть связей в администрациях и силовых структурах любого уровня.

Напомню: знаменитый уголовный авторитет Солоник - бывший сотрудник милиции. Перейдя по ту сторону баррикад, он захватил с собой опыт розыскной работы, богатый арсенал средств и методов борьбы с преступником. По самым разным причинам оказалось в организованных преступных группах немало людей, работавших в службах правопорядка и безопасности: КГБ, ГРУ (главное разведуправление Генерального штаба), УБОП (управление по борьбе с организованной преступностью) - такие вот университеты прошли многие бандиты нашего времени.

Руководители управления по борьбе с организованной преступностью попробовали воздействовать на преступный мир, фактически сблизившись с уголовными авторитетами. Благая цель не оправдалась порочными средствами, сближение зашло далеко, и преступные сообщества получили возможность влиять на УБОП, бывшего долгое время монополистом в нашей войне с организованной преступностью.

Сегодня многие причины, приводившие к таким явлениям, устранены, но последствия ошибок еще долго будут напоминать нам о себе: часто, все еще слишком часто за самыми серьезными преступлениями читается опытная рука человека в наших погонах.

Нам советуют: платите милиции больше - чтобы ее сотрудников не могли перекупить. Но все дело в том, что как раз и нужны люди, которых теоретически ни купить, ни перекупить. Потребуются годы, чтобы в нынешних условиях подготовить таких людей.

Теперь суммируйте мои доводы и скажите: не пора ли рассматривать "домашнюю" стрельбу как органическую часть террористической войны, ведущейся против России? Мы хотим, чтобы обычный милиционер задержал до зубов накрученного террориста? Мы ждем, что главари мощных организованных преступных групп явятся к следователю по повестке? Мы снова (как бывало в России не раз) проиграли начало войны. Но за нас - история России: она говорит, что наше дело правое, победа будет за нами.

Комментарии
Комментариев пока нет