Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Анализ на ВИЧ-инфекцию

25.12.2002
довел пожилую женщину до нервного срыва

Ирина КРЕХОВА
Коркино

Мария Николаевна достала вечером из почтового ящика записку, прочитала и удивилась: "Явиться в 65-й кабинет: Где это? В милиции, что ли? Нет, наверное, в поликлинике, я ведь недавно анализы сдавала. Что там не так, почему сразу не сказали?" В тревоге провела 60-летняя женщина часы до следующего утра, еще не подозревая, что самое страшное испытание ждет ее впереди. Вошла в кабинет с учащенным сердцебиением:
- Я назвала свою фамилию, и меня сразу убили словами: "Ваш анализ крови на ВИЧ-инфекцию дал положительный результат", - рассказывает Мария Николаевна дрожащим от волнения голосом. - Все остальное происходило как в страшном сне. Мне велели сдать повторный анализ, повели в процедурный кабинет.

довел пожилую женщину до нервного срыва

Ирина КРЕХОВА

Коркино

Мария Николаевна достала вечером из почтового ящика записку, прочитала и удивилась: "Явиться в 65-й кабинет: Где это? В милиции, что ли? Нет, наверное, в поликлинике, я ведь недавно анализы сдавала. Что там не так, почему сразу не сказали?" В тревоге провела 60-летняя женщина часы до следующего утра, еще не подозревая, что самое страшное испытание ждет ее впереди. Вошла в кабинет с учащенным сердцебиением:

-- Я назвала свою фамилию, и меня сразу убили словами: "Ваш анализ крови на ВИЧ-инфекцию дал положительный результат", - рассказывает Мария Николаевна дрожащим от волнения голосом. - Все остальное происходило как в страшном сне. Мне велели сдать повторный анализ, повели в процедурный кабинет. Там был еще больной, мужчина, при нем потребовали паспорт. Я была в ужасе: вдруг он догадался, ЧТО у меня, раз паспорт берут? Но главный ужас был не в этом. У меня две дочери, я постоянно вожусь с внучкой. Подумала: если ВИЧ подтвердится, вдруг я всю семью уже заразила? Да и откуда взялась эта гадость? Я не алкоголичка, не наркоманка, веду нормальный образ жизни. Сорок лет проработала учительницей и представить не могла, что к старости окажусь с такой болезнью. Хотя: В наше время все может быть. Недавно зубы вставляла, на уколы ходила - вдруг там занесли инфекцию?.. Мы пережили неделю кошмара всей семьей. Дочери сразу сказать не смогла о своей новости, промучилась несколько дней, хотела покончить с собой - зачем теперь жить? Уволилась с работы из детского учреждения, куда с трудом устроилась. Потом решилась, написала записку о своей новости. Девочки стали успокаивать, утешать, что это может быть ошибкой. За результатом я пришла на городскую станцию переливания крови. Там нашли мой анализ и буднично так сказали: "Все у вас нормально, нет никакой ВИЧ-инфекции". Мне бы плясать от радости, а я вышла оттуда и разрыдалась: Вторую неделю не могу отойти от стресса. Поднялось давление, разыгралась язва желудка, до сих пор меня трясет от черствости медиков. Разве можно вот так, в лоб, говорить пожилому человеку о таких вещах? Разве это правильно?

Мария Николаевна еле сдерживает слезы, повествование продолжает ее дочь Ирина.

-- Пока не пришел повторный результат анализа крови, я ходила в церковь, молилась за маму. Будем считать, что Бог помог отвести беду. Но какой горький осадок остался! Мы ходили к адвокату, хотели подать в суд на врачей. Но он объяснил, что это бесполезно - нет свидетелей разговора в 65-м кабинете, ничего доказать не удастся. А медики наверняка сошлются на то, что действовали без злого умысла - просто не подумали о последствиях. Но у меня в голове не укладывается: разве врачебная этика позволяет оглашать такие диагнозы? Это все равно что сказать человеку: "Вы скоро умрете"! Где такт, где уважение к людям? Я понимаю, что ошибки случаются в любом деле, так хотя бы извинитесь за них! Однако извинений не последовало даже после нашего визита к заведующей поликлиникой Н. Солодковой. Более того, после разговора с сотрудниками она уверяла нас, что мама не все расслышала, не все поняла. Будто бы ей сказали, что есть только подозрение на ВИЧ, это еще не окончательный диагноз, для чего и берется повторный анализ. Но когда человек слышит слово "ВИЧ", сами понимаете, слово "подозрение" он уже не воспринимает, он мысленно пишет себе приговор. Так зачем было произносить это страшное слово? Неужели нельзя было сказать, что первый анализ не получился, что пробирка разбилась, еще что-то придумать? А окажись на месте мамы более больной человек, да он умер бы прямо в кабинете от разрыва сердца. Что тогда? Тоже бы никто не был виноват?

После разговора с пострадавшими (не ставлю это слово в кавычки, потому что люди действительно пострадали - пережили такое, что не приведи, Господи, никому ) я связалась по телефону с заведующей поликлиникой Коркинской ЦГБ Нелли Солодковой. Мне показалось, она искренне не понимает, на что обиделась Мария Николаевна.

-- А как еще ей могли сказать, если пришел положительный анализ на ВИЧ? Ей же не сказали, что это - окончательный диагноз, только подозрение. Мы обязаны предупредить, обязаны взять паспорт при повторном анализе, поскольку есть юридическая ответственность за распространение ВИЧ-инфекции. Я считаю, врачебная этика нарушена не была, хотя после этого инцидента предупредила сотрудников, чтобы они были более осмотрительны в подобных ситуациях. Чтобы говорили более обтекаемо:

Выговорившись мне, Ирина и Мария Николаевна облегчили души и призадумались вслух: "Может, не стоит об этом писать?" И тут же сами себя поправили: "Нет, стоит. Не ради того, чтобы поругать медиков. Нам хочется, чтобы произошедшее с нами не повторилось больше ни с кем. Чтобы врачи научились не только анализы делать безошибочно, но и с людьми разговаривать так, чтобы у них болезни не обострялись после визита в поликлинику".

В качестве независимого эксперта я попросила выступить врача, не имеющего отношения к описанной ситуации, но которому также приходится иметь дело с ВИЧ-инфицированными пациентами.

Комментарий доктора Евгения Разудалова:

-- Случай просто вопиющий. Когда речь идет о диагнозах типа рак, СПИД, слова и становятся однокоренными. Надо было найти любой другой повод для повторной сдачи крови, в этом дочь абсолютно права. Нельзя бросаться такими словами. Это цинизм, это бездушное отношение к больному. Тем более, что первый анализ на эту страшную болезнь никогда не бывает окончательным. Мы живем во время эпидемии ВИЧ-инфекции, и надо быть предельно внимательными ко всем, очень осторожными в выражениях. Рад бы принять сторону коллег, да не могу - извиниться перед напуганной по их вине женщиной нужно было раз сто.

Комментарии
Комментариев пока нет