Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Да, губернатор слушает..."

26.12.2002
Наша "Прямая линия" помогла простым южноуральцам поговорить с Петром Суминым

- Здравствуйте, уважаемый Петр Иванович!
- Здравствуйте!
- Звонит Александрова Валентина Григорьевна, инвалид первой группы, ветеран Великой Отечественной войны. Я решила отремонтировать часы. Пришла в мастерскую, мне говорят: "100 рублей". Пришла набойки набить на туфли, мне говорят: "50 рублей". Нельзя ли построить такой комбинат, в котором бы работали пенсионеры и брали умеренные деньги? Вы же знаете, какая наша пенсия.

Наша "Прямая линия" помогла простым южноуральцам поговорить с Петром Суминым

-- Здравствуйте, уважаемый Петр Иванович!

-- Здравствуйте!

-- Звонит Александрова Валентина Григорьевна, инвалид первой группы, ветеран Великой Отечественной войны. Я решила отремонтировать часы. Пришла в мастерскую, мне говорят: "100 рублей". Пришла набойки набить на туфли, мне говорят: "50 рублей". Нельзя ли построить такой комбинат, в котором бы работали пенсионеры и брали умеренные деньги? Вы же знаете, какая наша пенсия.

-- Да, знаю.

-- Где я возьму такие деньги?! Уже не говорю о ремонте холодильника, за ремонт которого в этом году уплатила 1750 рублей.

-- Валентина Григорьевна, давайте так. Одним комбинатом эту проблему не решить. Нам в целом надо расширять услуги и снижать расценки на эти услуги. Мы еще раз пересматриваем программу занятости инвалидов. Сегодня они просят работу. Она нужна и в плане социальной реабилитации, и в плане производства продукции. Здесь мы довольно серьезно поможем.

-- Я вот еще что хотела сказать. При советской власти мы покупали картошку на 10 рублей на всю зиму. Раньше восемь копеек стоил килограмм. А сейчас он стоит 10 рублей. Что случилось, колхозы, что, не садят, что ли, картошку?

-- Валентина Григорьевна, садят картофель не меньше, а даже больше. Садят акционерные общества, население, фермеры. Но ведь сегодня затраты на производство картофеля значительно возросли. Вы сами видите, топливо, бензин, солярка, техника - стоимость их увеличилась. Вот и стоимость картофеля тоже прет.

-- Но невозможно жить-то так.

-- Понимаю, Валентина Григорьевна, конечно, трудно. Нам нужно сегодня по-настоящему поднимать экономику, чтобы больше зарабатывать денег, чтобы больше было доходов. Давайте сейчас вот вспомним, мы с вами буквально недавно месяцами не получали пенсию. И заработную плату вовремя не платили. Так ведь? Сейчас уже смотрите: пенсии сегодня регулярно выплачиваются, заработная плата - тоже. И за этот год вам повысили пенсию. Так или не так?

-- Я не знаю, я уже забыла.

-- Ну вот, повышают, а вы забываете. Три раза повышали. И в будущем году будет повышение пенсии. Но действительно сложная ситуация. Но будет легче, в любом случае.

-- Ну вы обещаете, да?

-- Ну куда мне деваться? Вы приперли меня своими вопросами. (Смех). Здоровья вам, Валентина Григорьевна, с Новым годом вас!

-- Здравствуйте, Петр Иванович!

-- Здравствуйте!

-- Я хотела бы вам задать вопрос.

-- А с кем я говорю?

-- Говорит Беспяткова Лариса Глебовна, жительница Челябинска. Я хотела бы спросить, почему в Челябинске власти города не очень уважают людей. Такое впечатление, что скоро у нас будут строить прямо на голове. Торговые центры, магазины, автостоянки. Мнение людей никто не учитывает. Я могу даже на конкретном примере сказать. Вот по Свободе, 145, строится элитный дом, несмотря на протесты граждан. Застраиваются дворы, детские площадки. Хотя люди и протестуют. Что делается для того, чтобы вот этого не было у нас?

-- Давайте таким образом посмотрим. Ну ведь в последнее время в Челябинске обустроено много спортивных площадок. Сегодня город застраивается, уплотняется. В перспективе в любом случае уплотнение будет, но оно должно происходить с учетом всех градостроительных норм. И, безусловно, с учетом мнения и интересов населения, которое там проживает. Ко мне сколько приходило по таким вопросам просьб и предложений, я все их поручал мэру рассмотреть, и там, где жители действительно были правы, мы эти стройки отменяли. А по Свободе, 145, что там?

-- Там у нас одноподъездный или двухподъездный дом построили поперек двора. Сказать, что они облагородят его, что они что-то сделают, совершенно невозможно.

-- Ну давайте мы поручим, чтобы двор облагородили, навели там порядок.

-- Петр Иванович, еще много вопросов. Беспризорников дополна в городе. Делается ли для них что-нибудь?

-- Делается, но это такая проблема, которую разом тоже не решишь. Мы их и учитываем, и лечим, и воспитываем. И в детдома, в приюты направляем. Вот мы будем елку проводить для детей, которые находятся в приютах и детских домах, у нас их больше ста. Вот если бы их не было, эти ребятишки тоже были бы выброшены на улицу. Их более шести тысяч.

Диалог между звонками

-- Петр Иванович, пока небольшая пауза, вопрос от читателя, который позвонил перед "Прямой линией". Ольга Васильевна Яцкевич, депутат сельского Совета из поселка Камышинка Варненского района, его задает. Она напоминает, что вы выделили 10 миллионов рублей на новогодние подарки детям. В Варненском районе их будут выдавать только с первого по седьмой класс. Дети дошкольного возраста остались без подарков. Что можно ответить Ольге Васильевне?

-- 10 миллионов мы выделили из областного бюджета, на эти деньги уже закуплены подарки, сегодня они развозятся во все сельские районы, в семьи, которые не могут их купить. Мы обратились к руководителям хозяйств, предприятий, к главам городов и районов. Я даже не ожидал той активности, которую они проявляют. Сегодня многие выделяют финансовые ресурсы. Магнитогорский металлургический комбинат на два миллиона рублей закупил подарков, "Мечел" закупил для детей своих работников. В области будет закуплено около 650 тысяч подарков. Практически все дети их получат. И даже дошколята, которым пять-шесть лет. Мы по Варненскому району поручение дадим.

-- Здравствуйте, Петр Иванович! Куценко Николай Егорович беспокоит. У меня маленькая беда случилась. Хочу вам пожаловаться. В 1991 году я ушел на пенсию. Проработал 40 лет, в основном в ЖКО. Пенсия маленькая. Я решил пойти и побольше заработать. Заработал. Принес справку, сделали перерасчет с учетом того, что получал до 2001 года. Пошел оформлять пенсию, зашел в свой отдел. Мне сказали: "Идите к заведующей". Я пошел к заведующей. Она включила компьютер и говорит: "Перепишите справку на пять лет". Я говорю: "Где я ее сейчас возьму, я же не работаю сколько". Шесть лет получал, и вдруг какая-то перемена. Я говорю, что не могу справку взять. А она: "А я при чем?" Я не знаю, что мне делать дальше. Во-первых, я работать не могу, мне 73 года. Во-вторых, где я возьму эту справку. Они не продаются, а если бы и продавались, так у меня купить не на что.

-- Николай Егорович, давайте таким образом договоримся. Этот вопрос мы по телефону не решим. Вы напишите на мое имя письмо. Это письмо обязательно дойдет, вы скажите, что со мной по телефону говорили, когда я был в редакции "Челябинского рабочего". Опишите все, что вы мне сказали, я дам поручение, мы разберемся.

-- Хорошо, спасибо.

-- Здравствуйте, это Юрьева с северо-запада Челябинска.

-- Как ваше имя-отчество?

-- Алла Александровна. 27 декабря 2001 года было написано, что металлургам, которые проработали в тяжелых условиях, положена добавка. Муж у меня отработал более 25 лет в третьем обжимном, но он не получает никакой добавки. Говорят, что не положено.

-- Алла Александровна, я прекрасно знаю третий обжимный, знаю работу на металлургическом комбинате. Мы с вами пенсионный вопрос сейчас по телефону не решим. Вы можете мне направить заявление от мужа.

-- А как к вам попасть?

-- Да не надо попадать. Вы по почте отправьте, и придет это письмо ко мне. Я дам поручение, и мы разберемся. Всего доброго вам, до свидания!

-- Здравствуйте, Петр Иванович! Это звонит вам житель села Чесма. С вашей родины небольшой.

-- Да. А жителя Чесмы звать как?

-- Александр Николаевич Крамов. Меня интересует вот что. У нас тут один есть микрорайон, улицы Заречная, Павлова, Блюхера. В 2001 году нам сказали, что газификацию не будут делать до тех пор, пока не подготовим документы. Пришлось взять инициативу в свои руки. Здесь много живет пенсионеров, наверное, процентов 50. Есть саманные дома, есть деревянные. И в 2001 году документы все-таки с большим трудом сделали и отдали в наш райгаз. Пенсионеры вложили по тысяче рублей, чтобы подготовить проект. Прошел 2002 год. Нам говорят: в этом году нет денег, ваши 45 домов газифицироваться не будут. Мы решили обратиться в администрацию района, к главе Виктору Григорьевичу Литовченко. Сегодня я был в администрации. Мне ответили, что на 2003 год планы сверстаны. Но нас там нет.

-- Александр Николаевич, давай мы так с тобой договоримся. Как этот наш поселок называется?

-- Район улицы Заречной.

-- Вот давай таким образом, с учетом того, что дозвонился до меня, а газификация занимает у губернатора приоритетное значение. Мы очень много за эти шесть лет сделали и еще много сделаем. Более 100 тысяч семей получили "голубое топливо" в дома. Я тебе скажу, что если документация есть, то мы в будущем году эту проблему решим. Я поручение дам, а ты на всякий случай мне заявление напиши. Пришли письмом. С Новым годом вас, всего хорошего!

-- Здравствуйте, Петр Иванович! Это Мясникова Надежда Николаевна. Мы многодетная семья, у нас четверо детей. Три сына взрослых почти и девочка, ей год и три месяца. Муж работает, я в отпуске. Живем в двухкомнатной квартире, 27 квадратных метров, семь человек. Я работаю в пассажирском вагонном депо, уже 20 лет. Муж работает там же, в колесном цехе, уже 25 лет. Я стою первая в льготном списке. Уже сколько лет не дают квартиру. Если дадут нам ее - мы не сможем выкупить, у нас нет финансов. И не знаю, как быть. Хотели взять ссуду, но начальник депо не подписал гарантию. Я не знаю, может, вы как-то нам поможете.

-- Надежда Николаевна, мы записали ваш адрес. Давайте мы с руководством железной дороги на вашу тему побеседуем, может быть, найдем какие-то решения.

-- Надо как-то решать, у нас взрослые уже ребята, скоро пойдут в армию, в нашей "двушке" комнатки маленькие. Двухъярусные кровати, уже ни у кого таких кроватей нет.

-- Надежда Николаевна, что такое "двушка", я знаю и что такое комната на три хозяина - тоже. Я могу поработать с вашим руководством, переговорю с Левченко Анатолием Степановичем, новым начальником Южно-Уральской железной дороги. Попрошу его найти возможность для решения проблемы хорошей многодетной семьи.

-- Петр Иванович, здравствуйте! Это вас беспокоит жительница города Миасса Футфанкулова Фаина Салимовна. Когда придет в Миасс следующий транш по детской задолженности за 96-й год? И получим ли мы эти выплаты в 2002 году?

-- Мне сегодня конкретно о транше сказать сложно. Но могу сказать, что буквально сегодня принято решение: 28 миллионов рублей мы расписываем по городам и районам - как раз на погашение детской задолженности. Безусловно, какая-то часть этих денег придет и в Миасс. Обязательно. Мы по этому году довольно серьезно сократили отставание. Если мы примем меры, то текущие платежи как регулярно выплачивали, так и будем выплачивать. А в будущем году хотим полностью выплатить все долги.

-- Еще такой вопрос. Молодым семьям в наше время невозможно получить жилье. Сегодня предприятия социальные программы совсем сократили. Кредит молодежи в коммерческих банках взять очень сложно. Там и проценты, и зарплата должна быть высокая. А у области есть какие-то программы, может, какие-то свои кредиты выдаются?

-- Сегодня область не может для всех трудящихся выдавать кредиты, ссуды и решать проблему жилья, потому что бюджет ограниченный. И сегодня мы решаем вопросы там, где можно обеспечить жильем бюджетников - учителей, врачей, работников культуры, милиции, хотя здесь тоже масса проблем. Сегодня на этот счет есть программы. Я думаю, чем здоровее область становится, тем больше появляется возможностей для их реализации. Ну посмотрите по своему Миассу, ведь получше город стал работать. Уральский автомобильный завод заработал, другие предприятия. А раз так, то у нас больше будет появляться возможностей и у предприятий тоже. Другого пути нет, и все равно будем брать кредиты, ссуды. Безусловно, сегодня полностью бесплатного жилья не будет, но помогать будем.

-- К кому молодежи-то обратиться, они оба работают. Зарплата небольшая - три тысячи рублей. А под такие деньги, конечно, банк не дает кредит.

-- Они на каком предприятии работают?

-- Она в детском саду музыкальным работником, а он - режиссером в ресторане. Им трудно кредиты взять.

-- Сложно сказать, но как работник детского садика она могла бы обратиться в администрацию города. К Григориади, к его заместителям. Потому что по бюджетникам мы решения находим.

Диалог между звонками

-- Петр Иванович, вопрос задает Константин Александрович Грибовский, инвалид второй группы, челябинец: "У нас с женой акции фонда "Урал", таких людей много. Чего нам ждать?"

-- Фонд "Урал" сегодня восстановлен. Работает структура. Я попрошу узнать адрес и сообщить его всем. Есть там председатель, он все на прием ко мне просится. Я знаю, что они даже собираются дивиденды какие-то выплачивать.

-- Это Филатов Владимир Иванович говорит, поселок Новогорный, председатель совета ветеранов. Наш поселок юридически относится к Озерску. Но во всех делах житейских мы абсолютно им не нужны. Потому что якобы до сих пор нет границ. Когда будет возможность подписать вам и президенту решения по поводу границы города Озерска?

-- Владимир Иванович, мы неоднократно изучали эту проблему. Границы города определены, но они не узаконены до конца. Потому что область выставила довольно серьезные претензии и условия Министерству по атомной энергии для того, чтобы определиться в новых границах. Речь идет об отторжении земли у сельскохозяйственных районов - Кунашакского и Аргаяшского. За это министерство должно заплатить довольно серьезную сумму. Оно отказывается. Я однозначно говорю: пока не будет компенсации - никаких бумаг подписано не будет. Об этом знают президент, председатель правительства и министр по атомной энергии. А то, что глава города говорит, что "вы не мои", что граница - все это неправильно. Я с Владимиром Васильевичем Малковым, мэром города, объяснюсь. И пусть он по-настоящему налаживает работу с Новогорным.

-- Уважаемый Петр Иванович, добрый день! Вас беспокоит региональное отделение садоводов, председатель Валентина Михайловна Буланкина.

-- Здравствуйте, Валентина Михайловна! Вот только так можете позвонить, да?

-- Да. (Смех). Ну, во-первых, мы вас благодарим за постоянную помощь садоводам области.

-- Спасибо вам.

-- Я передаю просьбу председателей садоводческих товариществ организовать нам совместную встречу.

-- Я обещаю, давайте встретимся в первом квартале будущего года.

-- Петр Иванович, с наступающим Новым годом!

-- Спасибо, вас тоже! С кем говорю?

-- Говорит Горохова Галина Егоровна. Мне нужно с вами встретиться, потому что по телефону рассказывать сильно много, долго.

-- Назовите свой адрес или телефон.

-- У меня телефона нет. (Называет адрес).

-- Хорошо, мы вас найдем и пригласим.

-- Спасибо!

Диалог между звонками

-- Вера Сергеевна Петрова из Челябинска cпрашивает: "Волею судьбы в Челябинске оказалась коллекция работ Эрнста Неизвестного, историю которой несколько раз описывал "Челябинский рабочий". Сейчас есть возможность организовать экспозицию этих работ в нашей картинной галерее. Как сделать так, чтобы эти картины увидели южноуральцы? Для этого картины необходимо застраховать. Поможет ли в этом администрация?"

-- Мы дадим поручение начальнику главного управления культуры Макарову, пусть посмотрит, что это за страховка.

-- Петр Иванович, здравствуйте, вас беспокоит Хавина Валентина Максимовна, инвалид второй группы по общему заболеванию. Я хочу попросить помочь моей дочери в оплате за жилье. Она работает медсестрой, воспитывает одна двоих детей. Проживает в общежитии академии культуры. В 95-м году ее муж, который работал в РУВД Советского района, получил в общежитии блок. Впоследствии он уволился, а позже они развелись. Моя дочь осталась одна. Есть ордер на постоянное проживание в этом общежитии. Когда начала расти квартплата, мы стали обращаться во все инстанции, чтобы получить субсидию. Так как жилье это считается федеральным, то заявления наши не принимаются. В нашем городе, говорят, субсидии выдаются только тем, кто живет в муниципальном жилье. А во всех постановлениях сказано: вне зависимости от собственника.

-- Валентина Максимовна, я понял вашу просьбу. Я думаю, что мы можем найти какое-то решение этого вопроса. Пусть ваша дочь обратится с заявлением на мое имя. И направит его в резиденцию губернатора. Договорились?

-- Мы пенсионеры, седьмой десяток, делимся - у нее зарплата две тысячи рублей. А за квартиру, 40 квадратов, с октября "дерут" 814 рублей.

-- Там в любом случае должна быть субсидия.

-- Спасибо!

-- Кочнев Федор Тимофеевич беспокоит. Петр Иванович, просьба жителей нашего села, избирателей, по поводу газификации. У нас половина поселка уже газифицирована. А половина - нет. Мы отправили все документы Слепневу и написали еще на ваше имя письмо, чтобы нас включили в план газификации 2003 года. Пока нет никаких результатов.

-- Какой там объем финансирования?

-- 4 миллиона.

-- Федор Тимофеевич, давайте я рассмотрю со Слепневым и с Букриным это дело. Договорились?

-- Договорились! Cпасибо за автобус, ходит! Когда мне позвонить?

-- Ну дай мне дойти до работы! (Смех). Всего хорошего. С Новым годом вас!

Диалог между звонками

-- Рудных Василий Васильевич, инвалид войны второй группы, спрашивает: "Почему вы разделили ветеранов войны на "белых" и "черных"? У нас два госпиталя: один - бывшая обкомовская больница и второй - для двух районов (Калининского и Курчатовского). В одном кормят на 50-70 рублей, в другом - на 20 рублей".

-- Мы никого не делили ни на "черных", ни на "белых", ни на "красных", ни на других. Я бы с удовольствием сегодня приписал всех инвалидов, ветеранов к тому госпиталю, где была раньше вторая областная больница. Я, кстати, сам туда не хожу, не лечусь и не проверяюсь. Но там тоже возможности ограничены. Будет подготовлено такое поручение по госпиталям, о которых спрашивает ветеран. Посмотрим, какое там обеспечение лекарствами, какое питание. Я думаю, что по питанию сегодня проблем нет. Если есть разница, отставание, то мы можем это все поправить.

-- Петр Иванович, это вы? Ой, добрый день! Со Смолино говорю, от совета ветеранов, Кривоженко Валентина Владимировна. Во-первых, мы вас поздравляем с Новым годом. Желаем вам крепкого здоровья. Берегите себя. У нас в поселке вас очень любят. Спасибо вам, вы самый лучший губернатор! Обращаемся к вам с такой просьбой. У нас в поселке природный газ в домах, провели мы его сами. А теперь хоть плачь от этого газа. В год три раза повышают цены. В этом году добавили сначала 10 процентов, потом 40 процентов, хотя вы говорили 20. А всего за год повысили на 75 процентов. Нам, пенсионерам, платить уже не под силу. А счетчик установить - тем более не под силу.

-- Валентина Владимировна, у вас какой адрес? (Называет адрес). 70 процентов - не должно такого повышения быть. Я разберусь.

Диалог между звонками

-- Вопрос задает Черноталов Александр Филиппович, 85 лет, с 1936 года в спорте: "Вы много говорите о развитии физической культуры и спорта, а в чем будут заниматься наши дети (в смысле одежды), ведь у нас все импортное, дорогое".

-- Не все импортное, не все дорогое. Сегодня уже многое предприниматели делают. И заводы. Мы внесли предложения на Госсовете, у нас в программу это включено. Сегодня специальная группа создана в Совете по спорту при Президенте Российской Федерации, которая будет заниматься как раз расширением производства спортивного инвентаря в России.

-- Петр Иванович, здравствуйте, это из Троицка!

-- Здравствуйте, земляки!

-- Егорова Лидия Емельяновна, пенсионерка, ветеран труда. Моя дочь закончила Троицкое педучилище. В 82-м году уехала по распределению в Челябинск. Работала в детсаду музыкальным работником 18 лет. Стояла в очереди на квартиру в Курчатовском районе. Потом закончила университет, стала психологом. Перешла работать в другой детсад, N 462, Калининского района. Проживает в общежитии цинкового завода. Помочь финансами для приобретения жилья я не в состоянии, муж у меня умер 21 год назад. А пенсию не сэкономишь. Дочь выселяют из общежития, так как там делают офис. Помогите, подскажите, к кому ей пойти и обратиться.

(Плачет).

-- А у нее какая очередь там сейчас?

-- Одиннадцатая, что ли.

-- Лидия Емельяновна, сейчас никуда не надо идти. Пусть она напишет на мое имя заявление и расскажет, что к чему. Мы попробуем разобраться.

-- Спасибо, дай Бог вам здоровья!

-- Петр Иванович, здравствуйте! Меня зовут Светлана Юрьевна Маркиянова. Первый раз в жизни общаюсь с губернатором области и очень волнуюсь.

-- Не волнуйтесь!

-- Петр Иванович, мы вас поддерживали на прошлых выборах и поддерживаем сейчас. Хотелось бы узнать ваше мнение по поводу коррупции в городе Челябинске. И почему об этом показывает только Центральное телевидение, а вот наши газеты и наше телевидение ничего не рассказывают. Мы боимся об этом говорить или у нас нет такой проблемы?

-- Никто не боится, Светлана Юрьевна, говорить, когда есть факты, когда они изучены, проверены и отвечают действительности. Но фантазировать здесь много не надо. Если говорить в целом про коррупцию, то, к великому сожалению, она сегодня есть в России. Наверное, есть и в городе Челябинске. Но не надо ту передачу, которая недавно прошла, в чистом виде брать и буквально каждому слову верить. Я думаю, Светлана Юрьевна, что компетентные органы сейчас этим занимаются. И они только имеют право после изучения сказать, есть или нет. И кто и почему. Понимаете? Мне как губернатору нельзя фантазировать на эту тему. Я должен знать факты. У меня таких фактов нет. Поэтому давайте подождем. Не будем торопиться. Я одно вам обещаю: будет что-то определенное - это станет вам известно.

-- Спасибо, мы на вас очень надеемся. Здоровья вам и выдержки!

-- Спасибо, с Новым годом вас!

-- Петр Иванович, здравствуйте, это звонит из Ленинского района Акулина Денисовна. Первым делом с Новым годом вас, спасибо, что нас поздравляете, нас с дедушкой, ну с мужем. У меня муж - участник войны, инвалид второй группы. Я тоже на пенсии, труженик. И вот в такие годы я хожу к своему начальнику жэка N 18 Киргизову Юрию Евгеньевичу. Уже три года он подписывает, а делать ничего не делает.

-- А вы по каким вопросам ходите, Акулина Денисовна?

-- У нас балкон течет. Покрытие лопнуло. Комиссия приходила, все обещают: сделаем, сделаем. В последний раз начальник отказался, говорит, делать мы не будем, нет материалов. Снег тает, у нас в коридоре труба, все с крыши течет.

-- Акулина Денисовна, вы свой адрес назовите. (Называет адрес). Я попрошу, чтобы вам помогли в решении этой проблемы. С Новым годом вас!

-- И вас также! Чтоб вы не болели и нам помогали!

-- Это вас беспокоит глава крестьянского хозяйства из Уйского района. Скажите, Петр Иванович, когда будет паритет цен? Вот чтобы мне купить тонну солярки, надо сдать 8-10 тонн пшеницы.

-- Насчет паритета цен мы неоднократно с вами говорили. Я не думаю, что в ближайшее время будет паритет цен. Вы тоже это хорошо понимаете. Нужно регулировать эти цены сегодня. Закупочные цены. На пшеницу, на зерно, на овощи, на картофель, которые мы закупаем. Поэтому вы знаете, что в этом году впервые, правда, с огромным опозданием, правительство вместе с президентом пошли на интервенцию. На закуп шести миллионов тонн зерна. Но сделали это поздно. Нужно было не в октябре-ноябре закупать зерно, а предложить крестьянам продать его в июне-июле. Мы сегодня в области имеем продовольственную корпорацию и небольшие финансовые ресурсы областного бюджета и стараемся устанавливать твердые цены на пшеницу.

-- Петр Иванович, сейчас в деревне очень тяжело. Есть деревеньки, в которых по 10-12 домов пустуют. Молодежь вся уезжает. Это несколько лет пройдет - все, некому будет работать.

-- Я бы не стал так трагично говорить. Я знаю деревни, которые живут, развиваются, молодежь в них остается. Собирают по 35-40 центнеров с гектара. Надаивают по четыре-пять тысяч литров молока на корову. И зарплату хорошую платят.

-- Это единичные примеры.

-- Ну как это единичные?! Есть они. Как это деревня умирает?! Мы сплошную газификацию ведем. По воде сегодня помогаем, дороги, школы строим в деревнях. Мы построили 45 школ за последние пять лет, из них львиная доля - на селе. Для чего мы их строим-то, для умирающей деревни, что ли? C другой стороны, проблем, трудностей у селян много. Вы правильно начали разговор с паритета цен. Но, к сожалению, сегодня губернатор не в силах с этим паритетом разобраться. Но мы должны привыкать и к рынку.

-- Петр Иванович, до нынешнего года мы еще сводили концы с концами. А нынешний в лужу посадил.

-- Нынешний год и меня тоже посадил туда же. Ценами на зерно. Так ведь?

-- Так. У меня уже зерно начало портиться, тонн 10 придется выкинуть, потому что некуда деть.

-- Давай мы его возьмем в продовольственную корпорацию. Я дам поручение Феклину Ивану Евгеньевичу. У вас как хозяйство называется?

-- "Нива Урала".

-- Я его попрошу посмотреть, что у вас там за зерно и как вас поддержать. Давайте перейдем от общих разговоров к конкретному решению. А руки все равно не опускай. Этот год черный был, следующий год светлым будет.

-- Дай Бог!

-- И сам не плошай!

-- Спасибо большое! До свидания!

Комментарии
Комментариев пока нет