Новости

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Режим дня

09.10.2010
Александр Лукашенко признался, что не хочет видеть своих детей президентами

Андрей САФОНОВ

Минск-Челябинск

Конфликт двух президентов - России и Беларуссии - в последние восемь дней обострился до крайности. Участвуя накануне в традиционном пресс-туре по Республике Беларусь, корреспондент "Челябинского рабочего" пытался выяснить его подоплеку, понять, почему Кремлю не удается повлиять на режим Лукашенко и как информационные баталии отразятся на отношениях двух стран.

Дело в батьке

Диалог российской элиты и "последнего диктатора Европы" никогда не был ласковым. Но лишь теперь противостояние, дошедшее до взаимных словесных пощечин первых лиц, вылилось на публику. То, что ранее говорилось меж строк дипломатических фраз, теперь звучит открыто, как на рынке.

Александр Лукашенко признался, что не хочет видеть своих детей президентами

Андрей САФОНОВ

Минск-Челябинск

Конфликт двух президентов - России и Беларуссии - в последние восемь дней обострился до крайности. Участвуя накануне в традиционном пресс-туре по Республике Беларусь, корреспондент "Челябинского рабочего" пытался выяснить его подоплеку, понять, почему Кремлю не удается повлиять на режим Лукашенко и как информационные баталии отразятся на отношениях двух стран.

Дело в батьке

Диалог российской элиты и "последнего диктатора Европы" никогда не был ласковым. Но лишь теперь противостояние, дошедшее до взаимных словесных пощечин первых лиц, вылилось на публику. То, что ранее говорилось меж строк дипломатических фраз, теперь звучит открыто, как на рынке. Не глобальном - обычном, городском.

В пятницу, 1 октября, Александр Лукашенко на встрече с журналистами российских регионов жестко критиковал властный тандем страны-союзницы. К примеру, ему очень не понравился фильм "Крестный батька", показанный по каналу НТВ (вчера, кстати, была очередная серия). Президента Белоруссии обвиняют там во многих грехах, в том числе в коррупции и причастности к исчезновению своих оппонентов. Лукашенко не сомневается: заказчик фильма - Кремль. Собственно, об этом он и говорил российским СМИ. Но так как о волнующих вещах батька высказывается эмоционально, резко и красноречиво, все выглядело очень пикантно. Чего стоит хотя бы фраза: "Показывают: президент России, видите ли, поехал в Китай, чтобы озаботиться нашими выборами. Россией бы занимался больше, пользы больше было бы". Или: "Зачем мне сегодня говорить, что я не ворую в год 7 миллиардов? Очень все просто. Я уже недавно говорил это Бушу, сегодня могу сказать Медведеву или вашему всему тандему: "Найдете - заберите". Украсть 7 миллиардов в год даже в Кремле невозможно".

В воскресенье, 3-го, ему ответил Дмитрий Медведев. Как водится, через видеоблог. Дмитрий Анатольевич по-прежнему называет Белоруссию самым близким нам союзником, подчеркивает, что мы - граждане Союзного государства, говорит, что сотрудничество с республикой намерен расширять. Президент напомнил об огромных объемах поддержки белорусского народа нефтью и газом, о двух миллиардах нефтедолларов, которые Белоруссия в этом году получила от нас в виде льготных поставок сырья. Между делом намекнул в начале, что с таким же обращением выступал, когда не удавалось договориться с бывшим украинским президентом Виктором Ющенко. Невольно подумалось: и где сейчас Ющенко: Далее Медведев удивился, что предвыборная кампания Лукашенко строится на антироссийских сюжетах, "истерических обвинениях России в нежелании поддерживать белорусов и белорусскую экономику, проклятиях в адрес российского руководства".

-- Президент Лукашенко в своих высказываниях выходит далеко за рамки не только дипломатических правил, но и элементарных человеческих приличий, - пригвоздил Дмитрий Медведев. - Впрочем, это тоже не стало для меня новостью. Я помню, как я был удивлен, когда при нашей первой двусторонней встрече, вместо того чтобы сосредоточиться на российско-белорусском сотрудничестве, он очень подробно и исключительно в негативной манере принялся обсуждать моих предшественников на посту Президента России - Бориса Ельцина и Владимира Путина.

Д. Медведев припомнил белорусскому коллеге непризнание Абхазии и Южной Осетии в качестве независимых государств. Пожалуй, одно из главных яблок раздора двух элит.

-- Этот вопрос превратился в постоянный объект политического торга, - сказал он. - Но Россия не торгует своими принципами. Подобное поведение (лидера Белоруссии. - Авт.) является бесчестным, и партнеры себя так не ведут. Президенту Белоруссии следовало бы заниматься внутренними проблемами. В том числе, наконец, расследовать многочисленные дела об исчезновении людей. России, как и другим странам, это небезразлично.

В четверг А. Лукашенко поздравил нашего премьера В. Путина с днем рождения. На фоне происходящего это выглядело не рядовым протокольным жестом.

700 долларов и Доска почета

-- Вот оставим Лукашенко без дешевого газа, он к нам на брюхе приползет. Или белорусы проголосуют за того, кто нас по-настоящему ценит, - высказывается в трамвае пожилой челябинец.

Прогноз южноуральца слишком упрощен. Газ со скидкой - вещь, конечно, значимая. И миллиарды топливных долларов, которые получает от России Беларусь в виде ценовых послаблений, - не мелочь. Оттого и кипятится белорусский президент, смотря про себя документальное кино. Оно в современной России - важнейшее из политических искусств. Не случайно, встречаясь с российскими журналистами, А. Лукашенко поставил себя в один ряд с таким телегероем, как Ю. Лужков, отправленным накануне в отставку. Следовательно, он не может не учитывать последствий, которые будут носить не только информационный, но и нефте-газовый характер. Впрочем, Александр Григорьевич бодрится:

-- Сегодня ведем переговоры о строительстве на Балтике или на Черном море в Украине терминалов для приема сжиженного газа. Нас (россияне. - Авт.) пугают: откажемся от транзита через Беларусь. Говорят, закроем под Смоленском задвижку. Закрывайте! Но мы в освободившиеся трубы заведем разжиженный на Балтике газ. В этом году мы 4-5 миллионов тонн самой качественной венесуэльской нефти получим. Эффективность ее переработки на 30-40 процентов, как мне специалисты сказали, лучше той, что мы покупаем в России.

Даже если слова А. Лукашенко - бравада, все равно одна лишь сырьевая карта в руках его державных оппонентов уже не выглядит абсолютным козырем. В последние годы внешняя политика белорусского режима обрела черты многовекторности. Россия - партнер, безусловно, стратегический, но живой интерес к Белоруссии проявляет как западный, так и восточный бизнес. Переговоры белорусского холдинга "Амкодор" с американской компанией "Джон Дир" - о создании совместного предприятия по производству комбайнов - уже реальность. Вероятность их успешного завершения чрезвычайно высока.

-- Какая разница, завод какой страны находится на территории Беларуси? - председатель совета директоров "Амкодора" Александр Шакутин парирует реплику российских журналистов: "Пролезли-таки западные империалисты на союзный рынок". - Главное, чтобы люди получали зарплату, а бюджет налоги.

Александр Васильевич восхищен производством по-американски и, судя по всему, любит западный стиль:

-- Мы, директора заводов, коллеги называем друг друга по имени, придерживаемся западных принципов. Отчество - это слишком долго.

Перед конторой предприятия - Доска почета. Запечатлеться на ней - значит получить единовременную выплату в 700 долларов. Традиции и идеалы - ничто без прагматической составляющей.

А. Шакутин убежден: частная собственность эффективнее государственной.

-- Но беда в том, - говорит он, - что трудно найти эффективного собственника.

Белорусский капиталист признается: если бы лет десять назад власти позволили, взятые куски народного хозяйства он бы просто выгодно перепродал. А под давлением батьки пришлось стать бизнесменом-западником.

-- Вы думаете "Джон Дир" не строит жилье своим работникам? - риторически спрашивает Шакутин. И завершает:

-- Капиталист в западном понимании - не тот, кто, как говорили в Советском Союзе, выжимает последний пот из работника. При настоящем капитализме социальная защищенность такая, что в СССР и не снилась.

Концентрированное выражение

В Минске совместно со швейцарцами реанимируется часовой завод "Луч". Первые образцы нового товара в белорусские магазины обещают завезти к марту 2011 года.

Китайская фирма "Мидеа" на предприятии "Горизонт" наладила выпуск микроволновых печек, в том числе под маркой "Vitek". Планируется здесь же совместными усилиями делать пылесосы и кондиционеры. С таможенными пошлинами на ввоз комплектующих проблем нет: компания действует в свободной экономической зоне. Кстати, картинка конвейера (весьма автоматизированного и современного) разрушает стереотипы. Обычно при словосочетании "китайское производство" в сознании всплывает цех, где несколько десятков подданных Поднебесной кустарно собирают некий агрегат. А здесь китайцы - топ-менеджеры. За станками - минчане. Гордость, судя по всему, не страдает: рабочие места с зарплатой от 400 долларов важнее. Производство телевизоров (чем "Горизонт" традиционно славился) также сохранено, но уже на другом предприятии холдинга. Жидкокристаллические экраны привычного, некогда советского бренда, теперь выводимого латиницей - в госструктурах и магазинах бытовой техники.

Минский завод "Белкоммунмаш" продает трамваи и троллейбусы в страны Восточной Европы, Аргентину, Бразилию, Эквадор и регионы России. По словам директора Владимира Короля, возможность поставки белорусского транспорта на Южный Урал предварительно обсуждалась и с челябинским руководством. На предприятии еще помнят, как плодотворно сотрудничали с Усть-Катавским вагоностроительным заводом. Устькатавцы поставляли белорусам качественные трамвайные тележки. Сотрудничество, по объективным причинам, прервалось: заводы увидели друг в друге реальных конкурентов.

Внутреннюю отделку кабин и салонов работники "Белкоммунмаша" подгоняют под потребности заказчика. Обращают внимание, что те же сербы к комфорту своих пассажиров относятся намного бережнее россиян. В салонах машин, отправляемых на экспорт в Восточную Европу, не только специальный трап для инвалидов-колясочников и удобные сиденья для всех, но даже кондиционер. Комплектующие покупаются, в том числе у страны-импортера. Она становится заинтересованной в закупе именно этой продукции. Ведь белорусский троллейбус обеспечивает заказ предприятиям того государства, которое его приобретает.

По такому принципу делают не только троллейбусы. Например, трактор МТЗ, по словам белорусов, на 60 процентов состоит из российских деталей. И не он один. Поэтому, когда Медведев называет Беларусь самым близким союзником, а Лукашенко Россию братским народом, и оба дают понять, что сегодняшний конфликт сугубо межличностный - это не только лирика. Допустим, Обама теоретически может запретить тому же "Джон Диру" сотрудничать с авторитарным режимом. Для американской компании это не станет сколь-нибудь ощутимой потерей. Россия на такие санкции в принципе не способна: заинтересована в белорусском рынке не меньше, чем Беларусь в нашем. Кому еще, кроме белорусов, нужны изделия отечественных заводов? Разве что Чавесу и его соседям по континенту? Или: попробуй по политическим мотивам прикрыть сборку БелАЗов в Коркино. Наш шахтерский городок от этого пострадает больше, чем "ихний" автогигант.

Кроме цен на нефть, Россия может экономически пощекотать Беларусь запретом ее продуктов на собственной территории. Но и здесь нас засуха подвела. И теперь колхозы Минской области только в Татарстан отправляют десятки тысяч тонн картошки. Кстати, интересно, как руководители тамошних сельхозпредприятий объясняют, почему к возможному разрыву хозяйственных связей с Россией относятся болезненно. На западный, говорят, рынок переориентироваться тяжело: страны Евросоюза так поддерживают своих фермеров дотациями, что белорусская еда, как ни крутись, получается дороже, а значит, менее покупаемой. То есть с Россией иметь дело приятнее: здесь государство мало заботится о своих крестьянах.

В итоге цена на топливо - единственный инструмент, которым российское руководство может без ущерба для себя воздействовать на Беларусь. Но и его эффективность, пусть медленно, но тает. Дело даже не в том, что батька грозит найти альтернативного поставщика энергоресурсов. А в том, что полушвейцарскими часами, полукитайскими микроволновками и многим другим Беларусь развивает внутренний спрос. Это когда граждане готовы оплачивать кровным рублем вполне приличный товар, произведенный внутри своей страны. Именно такой спрос считается лекарством от сырьевой зависимости. И его доза для относительно компактного девятимиллионного населения Беларуси видится ощутимой.

Следовательно, влияние России на союзников впредь будут определять не взаимоотношения с конкретным президентом, и даже не цена топлива, а качество ее экономики в целом и конкретной продукции в частности. Если не научимся делать, к примеру, детали для машин дешевле и лучше мировых производителей, нам останется лишь костерить отдельно взятого батьку за бесчестность. И чем раньше уйдет Лукашенко, тем быстрее это правило окончательно восторжествует на белорусском кусочке постсоветского пространства.

Хулиган и юрист

Кстати, пояснение президентом Беларуси его позиции по независимости Абхазии и Южной Осетии звучит убедительно:

-- Встречаемся мы с одним западным политиком, - рассказывает Александр Григорьевич. - Он приехал специально и говорит: "Вы что, действительно хотите признать Осетию и Абхазию?" Я говорю: "Чего вас это так напрягает? Мы союзники". И он мне изложил тот спектр отношений, который сложится у нас с Европейским союзом и Америкой. Нам пригрозили. А с Евросоюзом, чтобы вы знали, мы сегодня торгуем чуть больше, чем с Россией. Это миллиарды долларов. И когда нас Россия выпихнула с рынка, Евросоюз это не посмел сделать. Хоть они нас квасили по полной программе и "мочили", как у вас принято говорить. Сказали, что расчеты в евро и долларах забудьте. Ну и что делать государству? Мы начали думать, искать выход. Я встретился с вашим президентом в Сочи. И мы обсуждали эту проблему. Сказал ему: "Вот последствия. Мы их просчитали". Вы готовы, господин президент, разделить, дорогой друг Дмитрий Анатольевич, с нами эти последствия? Вы готовы подставить свое плечо? Дословно: "Ну, Александр Григорьевич, давайте не будем торговаться. Это одна тема, а это - другая". Я говорю: "Спасибо. Тема закончена". Если для вас это одна тема, а это другая - продолжения разговор не имеет.

Чем на это отвечает в блоге Дмитрий Медведев? Рассказом про то, как Лукашенко сплетничал о Путине и Ельцине. Конечно, со стороны батьки это, как минимум, некрасиво, как максимум - хамство. Но в наш прагматичный век на реальные отношения двух стран это влияет косвенно.

Тем не менее обиду российского лидера понять можно. Когда Запад А. Лукашенко даже на порог к себе не пускал, российские власти дешевой нефтью его чуть ли не с рук кормили, на исчезновения оппозиционеров глаза закрывали. И где благодарность? Попросили по-человечески признать независимость двух кавказских республик - артачится. Пропесочили в воспитательных целях по федеральным каналам - плюется в ответ. Ничего не поделаешь, пришлось вспомнить, что Россия не торгует своими принципами.

Самое обидное в том, что делать альтернативную Лукашенко предвыборную ставку просто не на кого. Оппозиционное пространство Беларуси выжжено под ноль с согласия российской элиты. В Интернете без труда находятся ссылки на позитивное восприятие В. Путиным белорусской избирательной кампании 2008 года. "Парламентские выборы в Беларуси прошли на высоком организационном и политическом уровне", - говорил еще два года назад наш премьер. То есть Россия в лице собственных лидеров пожинает тот урожай, который сама столь заботливо взрастила. Именно это дает Лукашенко возможность быть откровенным, беззастенчиво нарушая то, что Дмитрий Медведев называет дипломатической этикой и "просто человеческими приличиями". Батька может открыто быть хулиганом. А юрист Дмитрий Анатольевич нет. Потому, когда Лукашенко дает понять, что разберется после выборов с теми белорусскими изданиями, которые его критикуют, ему веришь. А когда Медведев утверждает, что свобода лучше несвободы, - он неубедителен. Потому что батька сказал - сделал. А юрист пока просто сказал.

"Это мой сын, я от него не отказываюсь"

На пресс-конференции корреспондент "Челябинского рабочего" спросил А. Лукашенко, не чувствует ли он дискомфорт от того, что за 16 лет в Беларуси не созрел политик, способный его побороть. Вот постареет батька и на кого страна останется? Ответ был почти дословно следующий:

-- Я не знаю, как будет завтра, когда я не буду президентом. Но я скажу, как я сейчас это понимаю. Люди в меня верили и, наверное, верят. До сих пор не могу найти объяснение, почему меня в 38 лет избрали президентом. Я знаю, что во втором туре люди шли больные с постели, многих везли на колясках, и они за меня голосовали.

Я категорически не хочу оскорбить свой народ и не дать ему права выбора. Поэтому забудьте все эти разговоры о том, что я готовлю своих сыновей как наследников. По наследству власть никто передавать не будет. Я говорю так, как сегодня это понимаю. Говорю честно и искренне. Я не хочу, чтобы мои дети были в Беларуси президентами. Не хочу. Я наелся, и моим детям из-за меня хватило этого президентства. Президентство - это не царствование. Это жуткая, напряженная, дикая работа. Единственное, о чем мечтаю, чтобы, когда уйду, над моими детьми никто не издевался. Особенно над малышом. А это может быть. Что он сделал плохого? И Медведев, и Путин его знают. Путин ему даже пистолет боевой подарил. За что ребенка начали долбать? Ну, родился он так, не так - какое кому дело? Это мой сын, я от него не отказываюсь. Он родился. Я бы мог его спрятать, как у вас умеют это делать. Но я не хочу этого делать. Дети - это от Бога. Единственное, чего хочу, чтобы моих детей потом не трогали. Чтобы они жили спокойно, работали, и их не упрекали за отца. Право выбора для людей мы сохраним. В конце концов, если я буду нормально уходить, а не под палками народа, то могу (за кандидата. - Авт.) слово замолвить перед людьми. Но не больше. Я так сегодня думаю. Может, мое мнение поменяется через полгода, когда страну начнут на части разрывать, и буду вынужден принимать какие-то радикальные решения. Но я этого не хочу. Запомните то, что я вам скажу: президентами не становятся. Президентами рождаются.

Комментарии
Комментариев пока нет