Новости

«Хвостатики» найдут приют в здании бывшего свинарника.

160 объектов приспособлены для людей с ограниченными физическими возможностями.

У жителя Ливенского района при обыске обнаружен ствол пулемета МГ-34.

У него изъято 15 килограммов синтетического наркотика.

Трагедия случилась во время движения автобуса.

Столбики термометров поднимутся до -5 градусов Цельсия.

Соответствующая информация появилась накануне на портале госзакупок.

Выплату в размере 5000 рублей в начале 2017 года получат 15 миллионов пенсионеров по всей стране.

Мужчина проведет в охраняемом поселении пять с половиной лет.

Общественный транспорт временно перенаправили по улице Максима Горького.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Где сделать мужскую прическу - подробное описание здесь.
Клининговые компании по уборке квартир: подробности на Юду.
Замена экрана на mini iPad - в Екатеринбурге.
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

Медовые надежды

27.12.2002
Получит ли пчеловодство области помощь, без которой оно не поднимется?

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

В нашей жизни что-то происходит. Возрождаются надежды. Те и эти. И даже медовые. Десять лет пчеловодам говорили одно: не до вас.

Получит ли пчеловодство области помощь, без которой оно не поднимется?

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

В нашей жизни что-то происходит. Возрождаются надежды. Те и эти. И даже медовые. Десять лет пчеловодам говорили одно: не до вас. Пропадает пчеловодство - и пусть. В области пропадает молочное стадо, говорили им, нет скота на откорме, сокращается поголовье свиней, птицы, а вы - о пчелах...

Но процесс падения перевалил через какую-то точку, и возникла надежда. У пчеловодов - тоже. Об этом мы и говорим с генеральным директором ООО "Южуралпчелопром" В.М. Кожемякиным.

-- Владимир Михайлович, в каком состоянии пчеловодство области сейчас?

-- Состояние критическое. С 1992 года, когда в стране начались реформы, у нас одна за другой переставали существовать пчеловодческие хозяйства и организации, имевшие статус юридического лица.

-- По сути, государство отказалось от пчеловодства?

-- Ну, тогда оно, как мне кажется, отказалось от сельского хозяйства вообще. А пчеловодству и подавно не уделялось никакого внимания.

-- Какой-то политики не было?

-- Не было. Шли бесконечные реорганизации, перерегистрации, приватизации. И в конце концов отрасль пришла в полный упадок. Но я должен сказать, что накануне, с началом перестройки, пчеловодство испытало настоящий бум. Началось повальное увлечение пчелами. Почему? Условия были благоприятными. Кооперативное движение дало первый толчок хозяйственной инициативе. Пенсионер на 120 рублей пенсии мог сразу купить пять пчелосемей с ульями. (Теперь пенсии не хватит и на одну семью). Потому тогда многие пенсионеры занялись пчелами, и не без успеха. Не было проблем с инвентарем. Хорошие и дешевые ульи делал Сугомакский леспромхоз, а также столярный цех электровозоремонтного завода в Челябинске. Действовали пчеловодческий кооператив "Уральский мед" и кооператив "Нектар". Набирало силы мощное Магнитогорское товарищество, насчитывавшее более тысячи пчеловодов.

-- И вдруг все обрушилось?

-- А почему? Инфляция, нестабильность. Область перестала защищать собственных производителей меда. Сегодня на рынке почти весь мед завозимый. Челябинского меда нет. Так же, между прочим, как и башкирского. К нам везут из Краснодара, Ростова, Самары, Воронежа. Наши пчеловоды, как правило, на рынке не торгуют. Торгуют перекупщики. А наши пчеловоды, сколько их осталось, обходятся своей клиентурой. Не удивительно, что много меда фальсифицированного. В том числе и сотового. Считается, что сотовый мед - настоящий. Зачастую он, наоборот, сахарный.

-- И что получилось? Что имели и что имеем?

-- С чем сравнивать... Нет смысла сравнивать с 70-ми годами, когда пчеловодство нашей области было одним из ведущих в России. А в последние десять лет потери большие. Точных цифр нет. Вообще статистики нет. Но если прикинуть, можно утверждать, что количество пчелосемей сократилось по крайней мере в 4-5 раз. Соответственно и производство меда. Самая большая беда - повсеместно выбита местная аборигенная пчела среднерусской породы. А взамен имеем низкопродуктивных пчел, завозимых из Средней Азии, по большей части контрабандно. Потеряна и материальная база, на которой держалась отрасль.

-- Полный ноль?

-- К счастью, нет. Выжили малые формы - частные пасеки, фермерские хозяйства. Что-то сохранилось. Но они не могут стать проводниками государственной политики в отрасли.

-- Все-таки без государства не обойтись?

-- Разумеется. Дело в том, что в одиночку пчеловодством заниматься нельзя. Не получится. Необходимо какое-то поле, на котором соблюдаются определенные правила. Вот наш "Южуралпчелопром" и решил начать эту работу. Потому что видим, что ситуация с каждым годом ухудшается.

-- А "Южуралпчелопром" это что такое?

-- По замыслу создателей, это организация, которая должна комплексно заниматься пчеловодством. Тут и племенная работа, и изготовление инвентаря, и торговля, и пропаганда.

-- На чьи деньги?

-- На деньги учредителей.

-- А зачем "Южуралпчелопрому" такие общие организаторские хлопоты?

-- Затем, повторяю, что видим: дальше отступать некуда.

-- А в чем она должна состоять, помощь государства, областной власти?

-- Мы много не просим. Деньги, конечно, нужны, но с ними потерпим. Нам необходимо прежде всего законодательное обеспечение. Нужен закон о пчеловодстве. Такие субъекты Федерации, как Рязанская область, Башкирия, приняли свои законы. 15 субъектов имеют законы. Еще десятки областей работают по постановлениям губернатора или правительства. У нас ничего нет. Больше двух лет назад С.С. Салихов, ученый-пчеловод, и его коллеги направили в Законодательное собрание области проект закона о пчеловодстве. Депутаты не отреагировали на него никак. Надо бы срочно к нему вернуться. Затем надо восстановить инспекцию. Без нее не будет ни порядка, ни учета.

-- Инспекция? Это обременительно для бюджета?

-- В былые времена штат инспекторов насчитывал 14-16 человек. Теперь на первых порах хватило бы и пятерых. Надо защитить нашу пчелу. Это очень важно. Башкирия запретила ввоз пчел в республику. Почему? Потому что с пчелами завозятся и болезни. У нас в последние годы появились болезни, о которых раньше мы и не знали. Наконец, нужна обязательная паспортизация. В паспорте указывается все - место пасеки, владелец, количество семей, порода пчел и их здоровье. Это поможет и учет вести. И вслед за тем рассчитать, сколько меда необходимо области. И может быть, ограничить его ввоз, как это сделано в Пермской области. А пока мы завозим из Перми пчел и закупаем там мед.

-- Словом, надо навести порядок. И вы стали обращаться в органы власти?

-- Да. Мы обратились в администрацию области. Первый заместитель губернатора А.Н. Косилов наши проблемы признал важными и своевременными. Наше письмо он направил в управление сельского хозяйства для решения вопроса. Состоялась встреча с начальником управления животноводства Г.К. Барановым. Он поддержал нас. Кроме того, мы имеем поддержку не только в области, но и в Москве, в инспекции по пчеловодству.

-- И вам было поручено начать работу по возрождению отрасли?

- Да. На нас возложены обязанности по координации, учету и контролю в пчеловодстве области. Прежде всего мы решили провести несколько кустовых семинаров пчеловодов. Первый из них уже прошел в Челябинске. Собрались люди опытные, заинтересованные. Ведь раньше пасеки держали не только любители. Их имели многие предприятия - завод автоприцепов, Челябинскуголь, "Полет". Пасек давно нет, а специалисты остались. Всех беспокоят прежде всего вопросы защиты пчелы, пчеловодов, меда. Ведь Южный Урал с некоторых пор стал приграничным районом, и у нас гуляет немало непрошеных гостей.

-- Владимир Михайлович, а не жаль той полной свободы, которая была у пчеловодов?

-- Нет, не жаль. Полная свобода - это абсурд. Ее нигде нет. В США государство имеет полный контроль над пчеловодством. Там так просто пасеку не откроешь. У меня есть знакомый, уехавший в Америку, пчеловод не в одном поколении, и он захотел там заняться пчелами. Не смог. Не разрешили. В Израиле государство в обязательном порядке закупает всю продукцию пасеки, определяет ее качество. В Норвегии килограмм меда стоит 2 доллара, а государство закупает его у производителей за 5 долларов.

-- А что, без меда - никак?

-- Конечно. Это же лекарство, витамины, здоровье людей.

-- А можно сказать, что состояние пчеловодства определяет уровень сельского хозяйства вообще? Что пчеловодство - это "тонкая технология" на грани земледелия и животноводства?

-- Конечно. Последние годы как раз это и подтвердили. Но теперь у нас появились надежды на то, что мы вернемся по крайней мере к прежнему уровню развития отрасли. Надо работать. n

Комментарии
Комментариев пока нет