Новости

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Пострадавший пятилетний ребенок госпитализирован.

О молодом человеке, лежащем на снегу около железнодорожного моста через Каму сообщили свидетели ЧП.

64-летняя женщина организовала кредитно-потребительское общество, устроенное по принципу МММ.

Пострадавших госпитализировали в медучреждения.

Наряды ДПС будут приближены к нерегулируемым пешеходным переходам.

На ярмарке можно будет купить оригинальные поделки или сделать их своими руками.

Приведут в порядок дворовые территории, подъезды, козырьки, кровли и тротуары.

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Образование на пути перемен

19.10.2010
Ни одно учебное учреждение, считает директор Челябинского института развития образования Федор Клюев, не закрыли сегодня «сверху».

За два последние года в области реорганизовали 23 учебных заведения. В этом году эта участь постигнет еще 13. Что происходит в системе профессионального образования? Почему одни училища закрывают, другие укрупняют, третьи объединяют с техникумами, а новые учебные учреждения делают частью вузов? К чему ведут перемены? Хорошо это или плохо?

Свою точку зрения высказывает директор Челябинского института развития профессионального образования Федор КЛЮЕВ.

- Федор Николаевич, почему, на ваш взгляд, началась вся эта перетряска?

- Жизнь заставила. Никто не хочет детей учить, начиная со школы. Попробуйте привести в первый класс ребенка, который не умеет читать и писать. Там глаза из орбит вылезут. Как мы его возьмем, если он ничего не умеет?! Так научите. На то вы и педагоги начальной школы. У вас есть методики обучения, свои технологии. Нет, урезали детство, и начинаем готовить к школе уже с четырех лет.

Может быть, высшее образование дает профессию и глубокие знания? Тоже нет. Оно, главным образом, удовлетворяет амбиции родителей и молодежи.

И наконец, возьмем «кузницу кадров» - профучилища и техникумы. Уж они-то должны готовить рабочих и средний технический персонал для предприятий. Но, к сожалению, у работодателей тоже немало претензий. Вот и получается, что мы только упрекаем друг друга: школа - родителей, вуз - школу, а работодатели - всю систему профессиональной подготовки.

- В чем же вы видите выход?

- Не надо никого обманывать, и самих себя тоже. Давайте честно скажем. Кого готовит начальное профессиональное образование? Рабочих. А среднее и высшее, наконец? Тоже ведь частично рабочих. Походите по заводам, сами увидите, сколько там специалистов с дипломами у станков. Сейчас ни в одном профучилище нет секретаря без высшего образования. У всех дипломы юристов, экономистов. А почему? Работать больше негде, не умеют ничего.

Так вот. Поскольку мы все занимаемся одним и тем же делом, значит? нужно объединяться, выстраивать единое образовательное пространство. Создавать цепочку: училище, техникум, вуз, работодатель. И это решит многое. Работа по объединению учебных учреждений на Южном Урале уже началась и даже дала плоды.

В Магнитогорске, например, несколько учебных заведений начального и среднего образования объединились и создали политехнический колледж. Выиграли федеральный конкурс. Получили солидные гранты по 20 и 30 миллионов рублей. Так ведь это теперь картинка! В нем есть то, чего еще нет даже на предприятиях. Второй пример - Магнитогорский технологический колледж. В его учебной парикмахерской такое современное оборудование, которое в городе пока еще не увидишь. База для обучения принципиально другая.

- Это понятно. Но что для ребенка лучше: учиться в маленьком училище или в большом учебном заведении?

- В большом, разумеется. Фактически он поступает в университет, что будет тешить самолюбие учащегося и его родителей. Он попадает в среду непрерывного образования, но у него есть выбор. Не пошла учеба, может пойти работать после того, как получит профессию. Появится желание продолжить учебу, пожалуйста. Перспектива как вширь, так и вверх. Дорога не закрыта. Лесенка роста здесь такова. Человек приобрел профессию, реализовал себя в ней, а потом получил еще и высшее образование. Да такому инженеру цены не будет!

А сегодня наши университеты готовят исключительно теоретиков. Я хорошо отношусь к ЮУрГУ. Сам его выпускник, но знаю, как там проходит практика. Придут студенты на предприятие, а им говорят: «Если хотите познакомиться с производством - идите, погуляйте по территории. Если не прочь заработать - есть для вас дело. Вот старый склад, разберите его, а мы вам заплатим». Поэтому практика инженера обычно сводится к тому, что он два раза склады разбирал.

- По-моему, вы говорите о старых проблемах, но не они ведь разрушили систему профессиональной подготовки. Какой же удар она не выдержала?

- Расскажу по порядку. Пока все предприятия были государственными, все было нормально. Государь готовил кадры для своих заводов. Сегодня 90 процентов предприятий - в частной собственности. И государь про себя думает, а почему я должен все затраты нести за частника? У частника же своя логика: я налоги плачу, все остальное - дело государево. В итоге мы оказались в «свободном полете».

Все стали сами определять: кого готовить, чему учить и оценку своему выпускнику тоже ставили сами. Хорошую, разумеется. Нет ведь таких дураков, чтобы себя по лбу бить. В экзаменационную комиссию приглашали, правда, работодателей, но больше для проформы. И они нам не предъявляли претензий, поскольку ничего в нас не вкладывали. А председателем комиссии был свой человек, директор соседнего училища.

Самое интересное, что мы, когда вошли в рынок и потеряли институт работодателей, не очень-то и огорчились.

Обойдемся, мол, и без базовых предприятий. Проживем! Будем продавать своих выпускников. Было такое шапкозакидательское настроение. Но вот пришло время первого выпуска, и мы получили кукиш. Зачем работодателю платить, если наш выпускник в августе к нему бесплатно и так придет?! Сам будешь готов заплатить, лишь бы глаза не мозолил. Что нас ждет на «вольных хлебах», об этом мы узнали потом, когда остались без денег. За последние 20 лет в профучилища государство не вложило ни копейки на учебные цели. Хочешь готовить водителей, собирай с родителей деньги на бензин и учи.

- И тебя потом посадят, как коррупционера, что случилось, например, с Али Алиевым, директором Коркинского профучилища.

- Вот именно. Поэтому мы все и стали коррупционерами. Система профессиональной подготовки потихоньку покатилась под откос. В итоге рабочих кадров вообще не стало.

- Вы имеете в виду квалифицированных рабочих?

- Никаких не стало. Сегодня у нас еще много рабочих мест, где требуются просто «руки-ноги». И предприятия рады-радешеньки, если мы им «это» поставляем. А там уж они сами обучат под свое рабочее место. Училище делает вид, что готовит кадры, а предприятие, что за них рассчитывается. Нормально? Мы об этой ситуации говорили много раз на заседаниях Академии профессионального образования и везде при удобном случае, но нас не слышали. И только теперь об этом на Госсовете заговорил Президент РФ Дмитрий Медведев. Надо, мол, чтобы работодатель пришел в учебное учреждение, боролся за качество своих кадров, а не только, чтобы специалисты предлагали себя.

- Но придет ли работодатель? Ведь сами только что объяснили, что нет ему резона на вас тратиться...

- Придет, когда нужда припрет. Первый шаг он уже сделал. Вложил свои средства в открытие 28 ресурсных центров, что появились в области. Ведь почему он раньше к нам не шел? Потому что ничего не вкладывал. А теперь он вправе и спросить с нас за подготовку кадров. Ресурсные центры мы создали на условиях софинансирования. По два с половиной миллиона рублей в каждый из них вложил губернатор, столько же - работодатель и такую же сумму - само учебное учреждение.

- Что такое ресурсный центр, поясните, пожалуйста, для читателей?

- Красивое название того, что всегда было в системе начального профессионального образования. Когда я начал работать в 1967 году в этой системе, все училища были ресурсными центрами. Они имели классы спецтехнологий, материаловедения, техники безопасности и обязательно черчения, плюс мастерские или полигон, в зависимости от профиля. Потом эта база устарела, и мы ее потеряли. Сегодня идет процесс восстановления. Челябинское училище № 102, колледж индустрии питания и торговли, например, на 7,5 миллиона рублей закупил новейшее оборудование для ресторанного бизнеса. На нем девчонок учат, и все они сегодня нарасхват.

Токарное производство - удовольствие, конечно, дорогое. Один станок стоит больше миллиона рублей. Но мы нашли выход. Закупили действующие модели. Если учащийся на ней научится работать, то и большой станок освоит быстро.

Ресурсный центр - это механизм привлечения инвестиций, с одной стороны, а с другой - новейшей учебное оборудование, отвечающее современным требованиям производства.

- Как вы относитесь к тому, что часть училищ закрывают. Не жаль?

- Я своим коллегам говорю всегда напрямую, что еще ни одно училище не закрыли «сверху». Все себя закрывают сами. Если нет контингента, если готовят абы кого и неизвестно куда, на что рассчитывать? Есть, например, в г. Симе училище № 7. Там - целый комплекс, а учатся меньше ста человек. Полы помыть уже некому. Разумно держать такие площади? Конечно, нет. А Симский механический техникум, между прочим, ютится в приспособленных помещениях на заводе «Агрегат». Я говорил им: объединяйтесь! Жизнь вас заставит это сделать. Не захотели.

Или Катав-Ивановск взять. Там техникум и училище объединять надо, чтобы пережить демографическую яму. Это ведь решение вопроса, но тоже медлят.

Крупные учебные учреждения, к сожалению, окончательно разорят село, которое мы и так уже разворовали дальше некуда. В село ребята после педуниверситетов, агроинженерной академии домой не возвращаются.. Но меня, как директора учебного учреждения, общие проблемы не должны волновать. Пусть об этом думают те, кому положено. А мне набор нужно сделать.

- Но что будет с детьми-сиротами? Профучилища, в которых они учились, выполняли ведь еще и социальную роль, давали кров и стол...

- А почему детский дом перестает быть домом, как только ребенок поступает в училище? У него ведь были другие условия проживания, и присмотр за ним не такой, как у нас. Вы, наверное, бывали в детском доме № 6 Челябинска? Там на 60 детей более 60 взрослых. Он - семейного типа. Ребята живут, как в квартирах. Все в коврах, зимний сад, бассейн. А у нас в общежитии таких условий нет, по четыре человека в комнате и на весь этаж - одна воспитательница. Дети после девятого класса остаются практически без присмотра. И сразу же попадают в конфликтные ситуации. Три года мы ловим их «по российским просторам и ждем не дождемся когда же, наконец, выпустим. А ведь эти дети уже потеряны для общества. Они познали улицу и не лучшие стороны жизни. С созданием учебных заведений нового типа этот вопрос, я надеюсь, будет тоже решен. Ведь деньги-то одни, государевы...

- В какой мере, на ваш взгляд, необходимо присутствие государства в системе профессионального образования?

- Должна быть государственная политика. Она выражается в том заказе, который получает система подготовки кадров. Кто сегодня знает, сколько будет нам надо через четыре-пять лет каких и какого качества специалистов? Никто. А ведь система образования консервативна. Для подготовки специалиста в начальном звене надо три года, в среднем - четыре, а в высшем - пять-шесть лет.

Несколько лет назад ЗЭМ получил мощный заказ. И вот собрал все училища Ленинского района и начал с претензий. Вы, мол, тратите государственные деньги, а готовите не того, кого надо. Я встал: «Мужики, вы спасибо скажите этим директорам, что за 15-20 лет сохранили материальную базу и свои учебные заведения. И вам теперь есть к кому обратиться со своим заказом. А если вам требуется 300 токарей, то сказать об этом надо было еще три года назад. И не просто заявку сделать, но еще и объяснить, что как только заказ кончится, люди окажутся без заработка, на улице. Так ведь и получилось. (ЗЭМ возил токарей из Ижевска, а когда заказ выполнили, людям сказали: пошли вон - С.Ж.).

У строителей еще хуже. Новые технологии упростили процесс. Поэтому хозяева берут гастарбайтеров, платят им копейки. Закончилась стройка - людей выгнали, и никаких проблем.

- Может быть, так и дальше будет?

- Нет, не будет. Сама власть заговорила о необходимости государственной политики в сфере профессионального образования. Вот, например, что говорит губернатор Михаил Юревич корреспонденту газеты «Известия» (9.09.2010 г.): «Задача власти - связать воедино все звенья процесса: помочь в трудоустройстве выпускников, следить за ситуацией на рынке труда и оперативно вносить коррективы в региональные программы». Правительство будет разрабатывать программы развития начального, среднего и высшего образования. А больше ничего и не надо. Поэтому, можно сказать: свершилось то, о чем мы мечтали последние 15-20 лет. И этому мы, конечно, рады.

В связи с реорганизацией часть специальностей среднего профессионального образования переводится на ступень высшего, появляется новая квалификация - прикладной бакалавриат. Работать по новой программе в числе 30 техникумов России будет и Челябинский монтажный колледж, который выиграл федеральный конкурс для участия в этом эксперименте.

Ректор Томского политехнического университета Петр Чубик предлагает предоставить вузам право входить в уже действующие инновационные предприятия с целью внедрения в производство результатов интеллектуальной деятельности вузов.

Комментарии
Комментариев пока нет