Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В Пардубицы, к пану Саучеку

29.10.2010
Педагог из Копейска Виктория Громова так мечтала встретиться с геройским чехом, что в ход событий вмешался кто-то свыше

Марина МОРОЗОВА

Копейск

Любознательность и врожденный педагогический талант помогли Виктории Громовой и ее поисковикам раскрыть малоизвестную страничку истории Великой Отечественной войны. А потом Громова совершила почти невозможное: не зная языка и точных координат, она разыскала в Чехословакии пана Саучека, имя которого вписано в чешские учебники истории периода Второй мировой.

Вожатая правофланговых

В 60 "с хвостиком" Виктория Громова - заводила и любительница путешествий. Ее профессия - педагог - угадывается с первого взгляда. Впрочем, по образованию Виктория Владимировна - модельер-конструктор.

Педагог из Копейска Виктория Громова так мечтала встретиться с геройским чехом, что в ход событий вмешался кто-то свыше

Марина МОРОЗОВА

Копейск

Любознательность и врожденный педагогический талант помогли Виктории Громовой и ее поисковикам раскрыть малоизвестную страничку истории Великой Отечественной войны. А потом Громова совершила почти невозможное: не зная языка и точных координат, она разыскала в Чехословакии пана Саучека, имя которого вписано в чешские учебники истории периода Второй мировой.

Вожатая правофланговых

В 60 "с хвостиком" Виктория Громова - заводила и любительница путешествий. Ее профессия - педагог - угадывается с первого взгляда. Впрочем, по образованию Виктория Владимировна - модельер-конструктор. Но настоящим ее призванием стала школа. Почти сразу после практики в свердловском Доме моделей по семейным обстоятельствам Вика вернулась в Потанино, устроилась в родную школу преподавателем.

Однако вскоре Громовы переехали в Якутию. Виктория Владимировна стала старшей пионервожатой в маленькой поселковой школе на полюсе холода Оймякон. С новой вожатой ребята из северной глухомани сразу почувствовали свою причастность к большому миру. Клуб интернациональной дружбы начал переписку с друзьями русского языка из чехословацкого города Великий Осек. Кроме того, в школе появилась группа РВС - республика военных следопытов. Как истинная уроженка Южного Урала пионервожатая Громова предложила детям узнать все о подвиге Челябинской добровольческой танковой бригады. Скоро вся школа в подробностях знала боевую историю танкистов. Ведь ребята учили ее не по учебникам, а по живым свидетельствам очевидцев. Вместе с РВСовцами Виктория Владимировна открывала новые имена и факты, побывала у многих танкистов, в том числе - у живших в Москве.

Рассказ о неизвестном герое

-- Заочно мы дошли с ребятами до Праги. Взять последний рубеж - Монесов мост - нам помог боевой генерал, бывший стрелок танка Александр Филиппов, - вспоминает Виктория Громова.

В Москве от Филиппова они впервые услышали о пане Саучеке. Генерал подарил военное фото. На нем был запечатлен танк Т-34, на котором сидел высокий худощавый человек с немного застенчивой улыбкой. В мае 1945 года во время марш-броска на Прагу этот чех вывел наших к центру города.

А дело было так. По пути к столице Чехословакии челябинская танковая бригада освободила концлагерь. Один из узников вызвался показать дорогу к Монесову мосту. Проводник в полосатой робе забрался в люк первого танка, которым командовал наш земляк Гончаренко. Прорывались тяжело. Колонна шла по узкой пустынной улице старой Праги, а в домах с обеих сторон ее поджидали враги с противотанковым оружием.

Весь экипаж первого танка долго считали погибшим. И только два десятилетия спустя журналисты выяснили: живы все танкисты, кроме командира - лейтенанта Гончаренко. Их разыскали и пригласили на 20-летие Победы в Прагу. Советских танкистов встретили с почестями, наградили, присвоили звание "Почетный гражданин Праги". Здесь ветераны впервые рассказали о том, что в 1945 году им помогал освобожденный из концлагеря чех. Ни имени, ни фамилии этого человека никто не знал. Тогда по радио было передано специальное обращение. Неизвестного героя просили откликнуться. Так нашелся Франтишек Саучек.

Узнав о нем, РВСовцы и КИДовцы с воодушевлением начали писать чеху-герою, но ни разу не получили ответного письма. Вскоре прииск, где работали и жили Громовы, закрыли. Они вернулись домой, в Копейск.

"Пан в аптеке не живет"

В 1989 году, как только пал "железный занавес", Виктория с мужем и дочкой-студенткой отправились на собственной машине в Чехословакию. Их давно приглашала погостить старая знакомая по переписке Здена Машинова из Великого Осека. Уже в пути Виктория пожалела, что не взяла адрес пана Саучека. Она мучительно вспоминала: "Город Пардубицы. Вроде, улица Мира. Номер дома, кажется, 90".

-- Хоть я уже и не работала, но не вычеркнула из сердца ту историю военной поры, - признается Виктория Владимировна. - Мне так хотелось увидеть отважного чеха!

Встреча с друзьями в Великом Осеке была замечательной. А в Пардубицы муж Виктории ехать отказался наотрез: чужая страна, незнакомый город, адреса точного не знаем. Но куда только не вели пути-дороги советских людей в поисках дефицита? Дело в том, что незадолго до путешествия их дочь начала пользоваться контактными линзами. В СССР для хранения хрупких линз выдавали обычные баночки из-под пенициллина. Специальные контейнеры были большим дефицитом. Громовы слышали, что их производят в Чехословакии. Однако даже в центральной пражской аптеке контейнеров не было.

-- Пока это редкость, - извиняющимся тоном сказали им аптечные работники. - Их делают в Пардубицах, купить можно только там.

По дороге в Пардубицы муж сразу предупредил: "Твоего пана искать не будем, все равно не найдем". Первую аптеку они увидели в центре, рядом с ратушей. Правда, на знаке автостоянки была какая-то непонятная надпись на чешском языке. Было ясно, что это парковка не для всех. Поскольку другого места все равно не было, Громовы поставили машину под знак с загадочной надписью: если что не так, иностранцам простят.

В аптеке Виктория Владимировна, конечно же, не удержалась и задала волнующий ее вопрос:

-- Где в вашем городе улица Мира?

-- Вот она, только это не улица, а площадь Мира, - ответила ей на ломаном русском девушка за прилавком.

-- А далеко ли дом номер 90?

-- Этот дом имеет такой номер.

Когда последовал вопрос о пане Саучеке, работницы аптеки не поленились: принесли большущую домовую книгу и стали читать фамилии жильцов. Ко всеобщему разочарованию, Саучек в доме не проживал. В это время подошла пожилая чешка и заинтересовалась: "Что ищет эта русская пани?". Потом она перекинулась с фармацевтами несколькими фразами на чешском. Аптекарша улыбнулась, вышла из-за прилавка, взяла Викторию за руку, вывела на площадь. Они перешли на противоположную сторону и позвонили во входную дверь как раз напротив машины Громовых. Под звонком Виктория Владимировна смогла прочесть до боли знакомое имя: "Франтишек Саучек". Выходит, они остановились на персональной парковке того самого пана Саучека!

Все поняли без слов

-- Видимо, настолько сильным было мое желание встретиться с этим человеком, что кто-то свыше помог, - верит в судьбу Виктория Владимировна. - Встреча была потрясающей! Как Франтишек был рад! Не знал, куда нас посадить, чем угостить. Моему мужу готов был подарить все свои рыбацкие снасти. При этом абсолютно не знал русского языка, ни единого слова.

-- Я жестами показывала: мол, мы с детьми писали ему письма, - продолжает Виктория Владимировна. - Пан Саучек отрицательно помотал головой. Но потом раскрыл свою папку с бумагами, и я среди множества других нашла три наших письма из Якутии.

В Чехословакию Громовы ехали через Москву и, как водится, купили подарки для всех, включая пана Саучека. Встреча получилась спонтанной, панно с видом Кремля и бутылку хорошей водки в Пардубицы они не прихватили. Ведь ехали-то за контейнерами для линз. Однако муж Виктории Владимировны, потрясенный теплой встречей, сам предложил назавтра вернуться и вручить подарки. На этот раз Франтишек пригласил их на дачу, у них это называется "на хату". Она находилась на берегу живописной речки и горы со старинным замком на вершине. На стене под стеклом Громовы увидели грамоту от генерала Свободы, а над кроватью хозяина висела красивая табличка с указателем: "Здесь спит пан Саучек". Жизнерадостный Франтишек вообще любил пошутить.

-- По пути туда и обратно он завозил нас в рестораны, угощал, громко и с гордостью рассказывал окружающим, что у него гости из Советского Союза, - улыбается хорошим воспоминаниям Виктория Владимировна. - Он танцевал со мной, а я совсем не замечала, что у него вместо ноги протез. Ногу Франтишек потерял после ранения в том самом танке лейтенанта Гончаренко.

Громовы не знают, жив ли Франтишек Саучек, но часто вспоминают встречу с ним. Книги о добровольческом танковом корпусе, пане Саучеке, переписку с интересными людьми (в их числе с сестрой и другом Юлиуса Фучика) Виктория Громова передала в городской музей Копейска.

Комментарии
Комментариев пока нет