Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Контуры нашего процветания

30.10.2010
Политик Андрей Некипелов и его единомышленники создали свой проект развития Южного Урала

Андрей САФОНОВ

Челябинск

Сближение России и США во имя нашей модернизации может отозваться даже в глубинке. Недавно группа экспертов из регионов России побывала в Калифорнии. Россияне встречались с руководителями ведущих корпораций, американскими экономистами и политиками. Смысл встреч - в попытке переноса на отечественную почву западных инновационных наработок. О том, насколько это возможно в посткризисный период, говорим с участником российской делегации, председателем исполкома регионального отделения партии "Правое дело" Андреем Некипеловым.

Политик Андрей Некипелов и его единомышленники создали свой проект развития Южного Урала

Андрей САФОНОВ

Челябинск

Сближение России и США во имя нашей модернизации может отозваться даже в глубинке. Недавно группа экспертов из регионов России побывала в Калифорнии. Россияне встречались с руководителями ведущих корпораций, американскими экономистами и политиками. Смысл встреч - в попытке переноса на отечественную почву западных инновационных наработок. О том, насколько это возможно в посткризисный период, говорим с участником российской делегации, председателем исполкома регионального отделения партии "Правое дело" Андреем Некипеловым.

Бренд - это творческая среда

-- Андрей Валентинович, как вы попали в этот тур?

-- В конце сентября мне позвонили из Москвы, пригласили поучаствовать. Пояснили, что цель поездки - наработка региональных связей в контексте действий комиссии по модернизации, которую совместно создали президенты Дмитрий Медведев и Барак Обама. Звонок был результатом того, что в зоне внимания федеральных структур оказалась "Дорожная карта стратегии процветания Южного Урала". В ее составлении я участвовал вместе со своими единомышленниками.

-- Вам кто-то поручил ее составить?

-- Нет. Просто в 2008 году грянул кризис. Когда все посыпалось, федеральное правительство придумало антикризисный план. Наше областное минэкономразвития составило точно такой же документ. Потом появились посткризисный, модернизационный планы. Когда мы их изучили, поняли: все это имитация, цель которой - успешно отрапортовать Кремлю. А между тем планирование имеет огромное значение.

-- И как, по-вашему, нужно планировать?

-- Общеизвестно, структура экономики области перекошена. ММК, по разным оценкам, наполняет региональный бюджет от 40 до 60 процентов. Следовательно, регион имеет колоссальные риски. Людям либеральных убеждений было понятно: монополия должна быть разбита. И мы создали мозговой центр, или, как говорят американцы, think tank из неравнодушных. Общаясь и анализируя, создали собственный план развития региона. Назвали его "дорожной картой" и разместили в Интернете. Мы прописали очевидные вещи: главное - инфраструктура. За инфраструктурой пойдут инвестиции, за ними инновации. Это тот модуль, который использует весь мир. План хотели вынести на общественное обсуждение с приглашением представителей прежней администрации поучаствовать в дебатах. Но случилось так, что руководство области поменялось. Действия, которые совершает новая команда, близки нашему видению. Инвестор идет в тот регион, среда которого ему понятна. Отсюда важность работы над брендом, выделение фишек, показывающих наше конкурентное преимущество. Бренд - это не просто количество денег, вложенных в имидж, а создание среды, которая помогает человеку творить. Например, речь идет о художественных выставках, формирующих нестандартное мышление, гастролях ведущих музыкантов. Когда, допустим, приезжает музыкант мирового уровня, слава его имени ложится и на город, который он посетил. Говоря об инвестициях, важно понимать: проблема не в том, где взять деньги (в мире их очень много), а в том, в какую идею их вложить. Инвесторам нужны именно идеи.

-- Как их производить в промышленных количествах?

-- Помимо прочего необходима целая инфраструктура законов, раскрепощающих малый бизнес. Нужны простые процедуры: во-первых, открытия и банкротства предприятий, во-вторых, привлечения денег. Необходимо упрощать формы различной отчетности, в первую очередь бухгалтерской. Предприятия вынуждены тратить огромное количество денег на содержание штата бухгалтеров и отвлекают ресурсы. Понимаю, это вопрос не регионального уровня. Но у нас есть право законодательной инициативы.

Опять приватизация

-- Итак, вы оказались в США:

-- Визит состоял из двух частей. Первая - посещение предприятий, знакомство, установление прямых деловых связей. Мы посетили PLUG&PLAY. Компания инвестирует в небольшие стартапы - фирмы, выдвинувшие новую идею. Также побывали в штаб-квартирах всемирно известных корпораций Google, INTEL, в Стэнфордском университете: Вторая часть визита - участие в ежегодном российско-американском деловом саммите. Он прошел буквально семь дней назад в Сан-Франциско. Уровень делегаций очень высокий. В режиме он-лайн выступал помощник президента Аркадий Дворкович. Лично присутствовали Анатолий Чубайс, Виктор Вексельберг, посол России в США Сергей Кисляк, первые лица крупнейших американских корпораций. Был губернатор Шварценеггер. Выступал четко, убедительно, профессионально - и как публичный оратор, и как руководитель крупнейшего штата.

-- Он, наверное, сказал, где взять деньги на модернизацию. У нашего государства их нет, а крупный бизнес не заинтересован в переменах: зачем отказываться от собственной монополии, если она и так хорошо срабатывает? Что американских бизнесменов побуждает рисковать и вкладывать в новое?

-- При всей своей прагматичности американцы верят в идею.

-- То есть идеалисты?

-- Да. Они верят в то, что сначала должна появиться идея, которая потом привлекает энергию в виде денег.

-- Я правильно понимаю американский подход: к владельцу ММК Виктору Рашникову приходит Кулибин с инновационным проектом, и Виктор Филиппович в духе идеализма дает пачку купюр?

-- Нет. Не задача В. Рашникова выкладывать изобретателям пачки денег. На это должны работать институты. Они привлекают деньги от инвесторов к себе и вкладывают, куда диктует им бизнес. Виктор Филиппович как бизнесмен понимает, что отдать деньги Кулибину - значит заведомо их потерять. Изобретатель их не сворует, создаст гениальный продукт, но продукт этот не будет отвечать запросам рынка. И у нас опять получится подкованная блоха: красиво, но бесполезно. Мы до сих пор, к сожалению, делаем вещи не для того, чтобы их выгодно продать и получить прибыль, а чтобы удивить и утереть всем нос. Необходимо менять институциональную среду. Как работает PLUG&PLAY? У них есть бизнес-инкубатор. Они организуют конкурс на получение грантов. Есть идея - требуется бизнес-план. Стандартный и небольшой. Я видел бизнес-план микропроцессора INTEL. Он всего на одной странице! Листочек бумаги без всяких сложных математических расчетов. Идея должна быть понятна всем: что именно создаешь и как этот продукт будет приносить деньги.

-- У нас эта схема сработает?

-- Уверен. Денег, повторюсь, много: и в России, и в мире.

-- Но наш специфический деловой климат пока отпугивает иностранных инвесторов.

-- Согласен. Поэтому государство, понимая проблему, аккумулирует в Сколково деньги для прорывных проектов.

-- Но даже если в Сколково родится какой-нибудь инновационный огурец, за пределами этой теплицы он просто обречен. Продвижение любого продукта сопряжено со взятками куче чиновников.

-- Нет никакого сколковского огурца и не будет. Сколково - аналог американского PLUG&PLAY, площадка, где рассматриваются вопросы по инвестициям в идеи. Причем неважно, где идеи родились: в Москве, Коркино или Копейске. Человек, который заинтересован продвинуть свой замысел, может обратиться к обученному специалисту (пока в Сколково, потом, не исключаю, аналог будет и в Челябинской области) и получить дружественное участие. Сколково - не "бериевская шарашка", а площадка для инвестиций. Это еще и неминуемая децентрализация управления экономикой. Но главное, людей будут учить превращать идею в бизнес-план.

-- Планируемая продажа госпакетов акций - способ привлечения иностранного капитала?

-- Да. Современная российская правящая элита во главе с президентом намерена сделать Россию понятной для инвесторов и дружественной им. За три года от продажи государственных акций крупных предприятий планируется выручить до 30 миллиардов долларов. Об этом говорил советник Президента Медведева Аркадий Дворкович. Такая приватизация - уменьшение государственного контроля. Автоматически снижение уровня коррупции: если чиновнику нечего распределять, ему не за что давать взятку. Мы видим понятный и очевидный шаг элиты к вовлечению нашей страны в глобальный рынок.

-- То есть позиция россий-ского руководства, обращенная к Западу, формулируется так: вы нас критиковали за чрезмерное участие государства в экономике, теперь мы отыгрываем назад. Но факт участия государства дает вам дополнительные гарантии.

-- Мне показалось, А. Дворкович сказал, что мы не отыгрываем назад, а, наоборот, идем вперед. Консолидировали стратегические предприятия, поставили их на ноги, подняли капитализацию. Теперь продаем их не за бесценок, а по нормальной рыночной цене. Продавая, уменьшаем степень вмешательства государства в экономику. По сути, это либерализация.

А не вступить ли нам в НАТО?

-- В диалоге России и Америки одна из тем - вступление нашей страны в ВТО. Мы вообще туда еще хотим?

-- Дворкович и Чубайс говорили о болевых точках нашего вхождения во Всемирную торговую организацию. Но посыл определен четко: мы стремимся в нее вступить. И сейчас благодаря позиции США стало понятно, что до конца года мы в ВТО вступим.

-- А нас в период адаптации будет сильно трясти?

-- Более 300 лет назад кардинал Ришелье сказал: "Если вы уклоняетесь от игры, вы ее проигрываете". Я разговаривал со многими представителями нашей политической и бизнес-элиты. И понял, что по вопросу вступления в ВТО элита едина во мнении: в организацию входить нужно. Потому что если мы не там, то в экономических взаимоотношениях с передовыми странами находимся в позиции недоразвитого младшего брата. Мы должны вступать в ВТО, чтобы не только получать преференции, но и влиять на ее политику для роста нашей конкурентоспособности. Более того, считаю (возможно, приведу в ужас своих оппонентов), что нам нужно вступать в НАТО. Для оказания действенного влияния на работу и этой организации. Почему нет?

-- Не получится ли так, что вступление в ВТО не только не поможет зарождению отечественного производства электроники и бытовой техники, но позволит зарубежным конкурентам задушить и продовольственный сектор?

-- ВТО подтолкнет нас к производству качественного продукта. Без этого с места ничего не сдвинется. Наши чиновники в основном лодыри. Им, главное, уйти от ответственности, игнорируя в том числе активную часть общества. Сейчас этим можно заниматься безнаказанно. Но в открытой и агрессивной экономической среде жизнь изменится радикально. Государство вынуждено будет вводить прозрачные таможенные правила для выгодного импорта не товаров, но технологий и комплектующих. Это и есть один из стимулов к развитию внутреннего производства и спроса. Важно понять: в мире уже развернулась глобальная борьба за конкурентоспособность. Раньше она окрашивалась в кровавый цвет (вспомните мировые войны). Сейчас более цивилизованные формы. Глобальная конкуренция сплачивает нацию, заставляя ее двигаться вперед. Это сегодня элита может позволить себе попадать под влияние кланов и лоббистских групп, потому что расслаблена. Но когда после вступления в торговую организацию появятся первые потери (потом они компенсируются), это позволит нашей элите и активной части общества консолидироваться перед внешними конкурентными угрозами и вызовами.

-- Значит, южноуральскому куриному мясу ВТО не грозит?

-- И макаронам тоже.

В Google можно поспать

-- Вы упомянули Стэнфорд как ключевое звено инновационной инфраструктуры Калифорнии.

-- Альма-матер.

-- Да. У нас такая альма-матер есть, особенно в техниче-ской сфере?

-- Стэнфорд действительно напоминает кормящую мать. Другой образ - благодатная земля, на которой растут идеи. Но есть еще люди, общественные механизмы, институты, оплодотворяющие эту землю. Назовем их общим словом "папа". А папа - это деньги, инвесторы.

-- С папой мы разобрались, и, насколько я понял, при желании его можно найти:

-- Мама у нас тоже есть. Кстати, Стэнфорд похож чем-то на наш ЧелГУ. Он такой академический, классический. Не хочу обижать ЮурГУ, очень хорошо к нему отношусь, но он все-таки напоминает завод с массовым производством. А Стэнфорд - образовательная элита. Я считаю, мы должны объединить научную мысль ЧелГУ и ЮУрГУ. Говорю не об административном слиянии, а о площадке, которая была бы интеллектуально кормящей матерью. Ученых и просто людей, способных генерировать идеи, у нас очень много. Возможно, пока они чувствуют свою сиротливость и ненужность. Наша задача - убедить этих людей в том, что их идеи востребованы. Представляете, как это вдохновит! Творческим личностям зачастую даже деньги не нужны в той мере, как необходимо признание.

-- Творческих людей еще убивает бюрократия. Вам не кажется, что наша академическая наука забюрократизирована не меньше любой чиновничьей структуры?

-- Можно отвечу примерами из поездки по США? Первый пример: меня поразил Google. Компания - несколько гектаров красивой, дружественной территории, где можно полежать на лужайке, покататься на корпоративном велосипеде. В офисе нет никаких отделов, табличек. Могу прислать фотографию, где сотрудник крупнейшей корпорации спокойно спит на диване. Персонал бесплатно кормят дважды в день. На заседание рабочей группы можешь по согласованию с коллегами приходить, когда тебе угодно. Абсолютно никакой структуры. Просто перед рабочей группой ставится задача, и все, что от нее требуется, - соблюдение сроков выполнения. Если есть результаты, тебя стимулируют зарплатой. Если очень хорошие результаты - становишься акционером. Это первое. Второе. Я очень хорошо понимаю нашего президента, который говорит, что нужна новая площадка по импорту, экспорту и созданию инноваций. Старые структуры создавались людьми, которые далеки от сетевых культур. Вся наша наука служила потребностям оборонки, а это жесткая вертикаль. Одним из создателей атомной бомбы - хай-тек ХХ века - был Берия. И советская наука не исчезла, она лишь стала называться российской. Ее не надо уничтожать, но альтернатива и конкуренция просто необходимы. С инновационной точки зрения академическая наука - это не совокупность юридических лиц, а живые люди с мозгами и идеями.

Комментарии
Комментариев пока нет