Новости

«Хвостатики» найдут приют в здании бывшего свинарника.

160 объектов приспособлены для людей с ограниченными физическими возможностями.

У жителя Ливенского района при обыске обнаружен ствол пулемета МГ-34.

У него изъято 15 килограммов синтетического наркотика.

Трагедия случилась во время движения автобуса.

Столбики термометров поднимутся до -5 градусов Цельсия.

Соответствующая информация появилась накануне на портале госзакупок.

Выплату в размере 5000 рублей в начале 2017 года получат 15 миллионов пенсионеров по всей стране.

Мужчина проведет в охраняемом поселении пять с половиной лет.

Общественный транспорт временно перенаправили по улице Максима Горького.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Визаж образ: подробное описание.
Клининг в офисе - подробности здесь.
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

Прорыв в бессмертие

15.01.2003
Столетие со дня рождения академика И. Курчатова отметили на его малой родине

Светлана ЖУРАВЛЕВА, Сим
Всем известно, что Игорь Васильевич создавал свое ядерное оружие и атомную бомбу в "сороковке". Но мало кто знает, что родился он тоже в нашей области, в рабочем поселке Сим, затерявшемся среди отрогов Южного Урала. В Аше и сегодня еще живут его родственники- двоюродная сестра, племянница и племянник. В Симе покоится прах его дедушки и бабушки.

Столетие со дня рождения академика И. Курчатова отметили на его малой родине

Светлана ЖУРАВЛЕВА, Сим

Всем известно, что Игорь Васильевич создавал свое ядерное оружие и атомную бомбу в "сороковке". Но мало кто знает, что родился он тоже в нашей области, в рабочем поселке Сим, затерявшемся среди отрогов Южного Урала. В Аше и сегодня еще живут его родственники- двоюродная сестра, племянница и племянник. В Симе покоится прах его дедушки и бабушки. Памятник дедушке выдержал испытание временем. И поэтому к нему не зарастает тропа благодарных потомков. В церкви Сима будущего создателя атомной бомбы крестили. С Уралом связаны и его первые детские впечатления. Судьба распорядилась так, что через тридцать с лишним лет после выезда из Сима Курчатов вновь вернулся на Южный Урал, чтобы одержать здесь свою самую большую научную победу.

Столетний юбилей великого соотечественника на малой родине праздновали, я бы сказала, скромно. Не было высоких гостей из Москвы, не присутствовали и первые руководители нашей области. Объяснить это можно, наверное, тем, что Курчатов давно уже принадлежит не столько Уралу, сколько России, более того - всему миру. Его именем назван сто четвертый химический элемент в Периодической системе Менделеева, Институт атомной энергии в Москве, проспекты и дома культуры во многих городах России, есть медаль Курчатова и т.п. Чтобы почтить память этого человека, совсем не обязательно ехать в провинцию. Это, может быть, даже и хорошо, что в Симе не было высоких гостей, а приехали только те, кто продолжает сегодня дело И. Курчатова: делегации из Снежинска, Озерска, Трехгорного, Миньяра, Аши и Челябинска. Меньше было официоза, и праздник получился по-семейному теплым. Домашнего уюта добавило ему и присутствие на торжестве двоюродной сестры И. Курчатова - Алевтины Николаевны Кузнецовой, а также племянницы - Нины Владимировны Федюковой. Праздник начался в средней школе N 1. Гости стали свидетелями того, как ей вручили постановление о присвоении имени Курчатова. Благодарность школе, с которой все начинается в жизни каждого человека, придало церемонии особенно трогательную окраску. Тем более, что в биографии Игоря Васильевича со школой связаны и личные моменты. Его мать Мария Васильевна была по образованию учителем. Еще до поступления в университет сам Игорь Васильевич успел поработать воспитателем в детском доме (факт малоизвестный, а потому интересный). Семья уехала из Сима как раз по той причине, что здесь не было хорошей школы. Сегодня она есть. Выпускники школы: В. Конюхов - сотрудник полиграфического института, работает в Японии; доктор медицинских наук Н. Дятлова возглавляет кардиологическое отделение в Снежинске; врач высшей категории В. Швецов лечит людей в Симе... Предметом гордости школы является и музей, для которого местный краевед Л. Решетов собрал уникальную коллекцию материалов благодаря тому, что был лично знаком с родным братом Курчатова - Борисом Васильевичем. По-детски открыто похвасталась школа тем, что скульптор Авакян подарил ей рабочую модель памятника Курчатову, установленного в Челябинске на проспекте Ленина неподалеку от ЮУрГУ (кстати, здесь тоже состоялись митинг и возложение венков).

Игорь Васильевич Курчатов - личность столько же легендарная, сколько для абсолютного большинства людей и загадочная, скрытая завесой секретности. Поэтому грех было не воспользоваться присутствием родственниц, чтобы не поговорить об академике. Беседую с двоюродной сестрой А. Кузнецовой о том, встречалась ли она со своим знаменитым братом и при каких обстоятельствах.

-- Общение с ним было исключительно письменным, - рассказывает Алевтина Николаевна. - К празднику мы получали от него поздравительные открытки, иногда посылки с книгами, подарками. Были и письма, в которых он почти ничего не рассказывал о себе. О том, что работает над чем-то очень важным для Родины, мы узнали из газеты, сообщившей о присуждении ему Государственной премии. "Это же наш Игорь!" - воскликнула от неожиданности мама, прочитав сообщение первой.

Несколько раз Алевтина Николаевна ездила в Москву в гости к Борису Васильевичу. Он, как и брат, работал в условиях сверхсекретности и сверхнапряжения. Ведь ему поручили одну из центральных задач проекта, над которым работал Игорь Васильевич, - получение плутония. Один брат был физиком, другой - химиком.

Жил Борис Васильевич на одной лестничной клетке с А. Сахаровым. В доме у брата содержали прислугу, в чье пальто и платье переодели Алевтину Николаевну, перед тем как отправить ее в Большой театр.

Рассказы об Игоре Васильевиче, которые дошли до нас, страдают противоречивостью. Одни говорят, что он был по-человечески притягательной личностью. Другие утверждают, что его отличали такие черты, как непримиримость и жесткость. Одни называют его гением, ученым-титаном, другие - настоящим "красным директором", заслуга которого состоит лишь в организации процесса по созданию бомбы. Рассказывают, что назначенный руководителем атомного проекта Курчатов будто бы первое время то ли робел перед вождем народов, то ли в силу врожденной деликатности совестился запрашивать огромные средства, требовавшиеся для бомбы. Однако есть и другая версия - будто Игорь Васильевич сразу поставил Сталину условия и потребовал:

-- Если мне придется запрашивать что-то для атомного проекта даже на коробке "Беломорканала" - подписывайте. Если будут нужны ученые из тюрем - отпускайте...

И Сталин якобы подписывал. И отпускал. Ведь после бомбардировки американцами японских городов Хиросимы и Нагасаки стране нужна была собственная атомная бомба. И она появилась в самый кратчайший срок. Ее оценивают и как великое достижение человечества, и как великую ее трагедию.

Раскаялся ли Игорь Васильевич в том, что оставил миру свое страшное детище, история умалчивает. Но не исключено, что он, как потом и А. Сахаров, был противником ядерных испытаний. Хотя бы в душе. Не случайно ведь задумался о том, как лучше использовать атомную энергию в мирных целях, после чего в Обнинске по его проекту заработала первая в мире атомная электростанция. Сенсационным было и выступление Курчатова на международной конференции в Англии, где он рассказал о целой программе использования ядерной энергии в мирных целях.

Его ранняя смерть в 57 лет тоже окружена разными слухами и сплетнями. Одни говорят, что Игорь Васильевич сам укоротил свой век, ужаснувшись тому, что сделал, и не видя другого выхода. Его пренебрежение к своей безопасности выглядело, по мнению коллег, как самоубийство. Алевтина Николаевна Кузнецова, не утверждая ничего категорично, говорит лишь о том, что он предчувствовал свою смерть. И едва ли не накануне заказал и прослушал мессу. Умер Игорь Васильевич в подмосковном санатории "Барвиха" по причине рака крови, который стремительно развился после облучения. "Ему помогли уйти в мир иной, - уверяют другие. - Курчатов был опасен, потому что слишком много знал. В частности, о том, что чертежи атомной бомбы украли у американцев".

"Ничего подобного, - спорят третьи. - Здесь имело место просто трагическое стечение обстоятельств". Расставить акценты и оценить деяния человека, совершившего прорыв в бессмертие, предстоит Истории. Нам же надлежит одно: не забывать про особый план Пентагона "Троян", который предусматривал 1 января 1950 года ядерное нападение на СССР. И только произведенный 29 августа 1949 года взрыв нашей отечественной атомной бомбы охладил военный пыл Вашингтона. Ядерный щит, созданный нашим соотечественником и земляком, хранит нас и поныне. n

Комментарии
Комментариев пока нет