Новости

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Прагматичный идеализм Никиты Михалкова

13.11.2010
Внимательное чтение манифеста "Право и Правда" заставляет думать о серьезном заказчике этого политического документа

На безрыбье

В 2010 году правящая партия России наконец-то попыталась определиться со своей идеологией. Оно и понятно: все социологические опросы показывали, что в глазах населения это партия бюрократов с вросшим в нее крупным бизнесом с платформой "воруй больше, кидай дальше" (в смысле, за кордон). Надо было что-то делать.

Но попытка эта была очень осторожная и чахлая. Типа только источники идеологии - комплекс идей русского консерватизма.

Внимательное чтение манифеста "Право и Правда" заставляет думать о серьезном заказчике этого политического документа

На безрыбье

В 2010 году правящая партия России наконец-то попыталась определиться со своей идеологией. Оно и понятно: все социологические опросы показывали, что в глазах населения это партия бюрократов с вросшим в нее крупным бизнесом с платформой "воруй больше, кидай дальше" (в смысле, за кордон). Надо было что-то делать.

Но попытка эта была очень осторожная и чахлая. Типа только источники идеологии - комплекс идей русского консерватизма. Опять же очевидно. Ведь внешняя консервативная политика у нас легко сочетается с неолиберальными внутренними шагами типа монетизации и сворачивания бесплатного образования, ориентированными на увеличение разрыва в уровне доходов между самыми богатыми и, к сожалению, даже не самыми бедными, а всем населением. Что с русским консерватизмом уж никак не вяжется.

И тут на помощь партии пришла творческая интеллигенция. Отпрыск автора "Дяди Степы" и трех советских и постсоветских гимнов Никита Сергеевич Михалков, претендующий на русский престол (я серьезно, было, гляньте в Интернете), разродился 60-страничным опусом "Право и Правда. Манифест просвещенного консерватизма". Поэт в России больше, чем поэт. Мы все в пророки лезем. Не дают нам покоя лавры Александра Солженицына с его "Как нам обустроить Россию". Тоже, кстати, голимый идеализм. Но у того хоть в искренность веришь.

В силу профессиональных научных инстинктов (20 лет занимаюсь русским консерватизмом) мне пришлось просмотреть сей трактат. У нормального человека терпение лопнет на второй странице. А зря: презабавнейшее и о многом говорящее чтиво. Манифест - нечто среднее между царским (милостиво повелевать изволяю), пролетар-ским (вся нефть - крестьянам, но распоряжаться будут комиссары) и сюрреалистическим в смысле художественного презрения к реальности. Этакие три ипостаси Никиты Сергеевича.

Вообще цифра "3" имеет для него магическое значение. Ну, это через философа Ильина гегелевская триада, хотя не уверен, что Михалкову знакомо это понятие. Построение, стилистика, пафос, вплоть до терминологии, калькированы с "Наших задач" того самого Ильина. Но то были листовки для членов РОВСа, преимущественно казаков, и соответствовали уровню образования и пропаганды того времени. Сегодня это смешно.

К тому же наш пророк элементарно безграмотен. Впечатление, как будто приличную лекцию профессора пересказывает старательный троечник. Вроде все то, но так жестко, безапелляционно, упрощенно, что мне на экзаменах слушать стыдно. Этакие "Философcкие тетради" Ленина (очень тупые конспекты Гегеля). Каждый раздел предваряет эпиграф из себя, любимого. Зачастую им исчерпывается все содержание, и дальнейшую манную кашку читать просто нет смысла.

Но пройдемся по тексту.

Процесс введения

Введение начинается с призыва "Не делить нашу историю", то бишь априорно принять: все, что в ней было, хорошо есть. Затем дается авторское, и очень авторское, видение истории России, разделенное почему-то по географиче-скому принципу на пять этапов - Киев, Владимир, Москва, Петербург-Петро-град, Москва. Для меня вот раболепный Петербург XVIII века и декадентский начала XX - две большие разницы.

Характеристика первых двух этапов списана с работ Г.П. Федотова "Святая Русь" и "Лицо России". Только Федотов, великолепный стилист и просто грамотный человек, от такого пересказа в гробу бы перевернулся. Ну, например, восхваление православных подвигов А. Боголюбского (это вырезание Киева и кража икон). Вера у нас, видите ли, органично входила в быт. Впечатление, что "Андрея Рублева" Тарковского автор не смотрел. Правильно, чукча не читатель:

Муссируется старая тема о симфонии царства и священства. Причем при Петре она "преобразилась". Вот это да! Низведение патриарха до госчиновника, попытки превращения монашества в крепостных - симфония, значит? Оратория, блин.

XIX век описывается с позиций К. Леонтьева. Самая знаменитая цитата про извечную любовь русского народа к "сладостному свисту плетки". Либерализм у нас, видите ли, родился только в начале ХХ века (и Тургенев нам не указ) с призыва к гражданскому обществу. Тогда и термина-то такого не было.

В первую мировую мы ввязались исключительно в защиту Сербии. Впечатление, что политику России всегда вершили нестяжатель Нил Сорский и Сергий Радонежский. Далее идет замазывание преступлений большевизма: "С 20-х годов наша страна стала жить на пределе возможностей". Так, сама собой и стала под гимн Михалкова-отца. Неудивительно, что манифест поддержали коммунисты.

Но и с новыми хозяевами жизни гуттаперчевый Никита Сергеевич ссориться не хочет. Поэтому "потери 90-х - цена за обретенную государственную независимость". От кого?

Что делать?

Вторая глава, скромнейшим образом озаглавленная "Что делать?", описывает плачевное состояние современной России. Типа все клятые либералы и заморские веяния виноваты. И дает целевые установки. Пересказ Ильина, но творческий. Например, для краткости в первый пункт объединено "развитие культуры и национальной безопасности". Я даже знаю, что там будет главным.

Вкладом от писавших текст пиарщиков стало пожелание "сформулировать общенациональную миссию". Раньше Достоевский, теперь - Михалков. Все это расписывается на фоне абсолютно платоновского идеализма, исходящего из посылки "как должно" (по разуму) и чихавшего на реальное состояние дел (а на фиг нам Аристотель!) Типа все равно только тень истины. Отсюда - смешение этики, морали и права (Право и Правда), допустимое разве что для первокурсника, и упования на постоянное состояние "роста и стабильности". Чувствуется, что макроэкономику мы осваивали на практике. Ну да, такое положение в России возможно, если ты сидишь на госбюджете, тогда тебе ни спады, ни кризисы нипочем.

Кто в лавочке остался

Нововведением является термин "просвещенный консерватизм". Ранее у нас таким был только абсолютизм. Хотя в данном варианте разница не так и велика. Перечисляя основания оного, автор почему-то начинает с цитаты Бердяева (близко не консерватора), безапелляционно относит к ним легального марксиста П.Б. Струве, напрочь забывая о славянофилах и Тихомирове. Европейских идеологов консерватизма нет вообще. Правильно, еще папа автора боролся с низкопоклонством перед Западом. Зато записывает в консерваторы всех царей, не различая Николая Палковича и Александра Освободителя. Характеризуя свою потенциальную паству, делает социологическое открытие, что "именно за консерваторов во всех цивилизованных странах всегда голосует" : интеллигенция. А мы-то все (и Ильин в том числе) думали, что она традиционно левая. Делает вывод о консерватизме русского народа в целом. Ага, великие консерваторы Степан Разин, Петр I, Емельян Пугачев, Ленин с Троцким и Гайдар с Чубайсом в придачу. Опять же Пушкин, писавший про русский бунт:

Симфония без предрассудков

В главе об идеях и принципах просвещенного консерватизма можно было бы ограничиться несколькими цитатами. "Просвещенный консерватизм - это консерватизм без предрассудков".

"Принцип - это следование Божьему порядку". И чьему Богу - православному, мусульманскому или Верховному Разуму? Но до конфессионально-национальной политики мы еще не дошли. Будет позже.

Опять "симфония духовного и материального производства". Сам термин "производство" указывает, кто в этой симфонии будет играть первую скрипку.

Фрейдистское "укрепление вертикали власти и расширение горизонтали культуры". Так и видишь сны автора, как в горизонтальном положении культура широко распахивает свое лоно, а тут ее на вертикаль, на вертикаль.

И в завершение - рекомендация выработать умение подчиняться "авторитетной силе".

Культурка и нацвопрос

У Ильина культура выводится из Культа. Он не более чем ее источник. У Михалкова они вообще отождествляются. И слышно скалозубовское ворчание на экспансию ложных культур. Правильно, истинная-то одна - михалковская.

Крайне невнятен автор в области национальных вопросов. Осторожничает: тема-то горячая. Но позицию вычислить можно. "По Божеской воле сложившийся в России союз народов". А мы-то думали, что союз сколачивали казаки Ермака, гусары Ермолова и егеря Скобелева. Нет, это у них, у империалистов проклятых. У нас все по любви.

На фоне легких евразийских реверансов (не глубже Дугина, Флоровский явно не читан) целью провозглашается "возрождение достоинства русского человека при неущемлении прав других народов". Классно. "Нам", значит, достоинство, а "им" - максимум неущемление прав. Вообще-то статью за разжигание национальной розни еще никто не отменял. После этого понятно, что "национальное чувство каждого народа требует к себе сочувственного отношения". Посочувствуем.

Семья и свобода

Просвещенные консерваторы уверены, что смогут спасти и сохранить традиционную большую семью. И неважно, что все социологи убеждены, что в современных городских условиях она невозможна и отмирает.

Откуда-то из глубин творческого подсознания ни к селу ни к городу всплывает революционное "гармоничное сочетание" свободы, равенства и братства. Хотя свобода несовместима с равенством, а братство - это по определению оковы, пусть зачастую и приятные.

При этом абсолютно рабская психология типа: государство проявляет свой смысл, только совершая насилие. Терзай нас, православный государь Иоанн Васильевич, терзай!

Политес и инфоманс

Как черт из табакерки выскакивает ницшевское "Политика - это воля к власти", но при этом она же и "искусство брать". Ну, это-то наши политики умеют, еще бы и делиться научились. А зачем, если "мэры и губернаторы назначаются президентом", а всю палитру политической жизни необходимо свести к трем партиям, дабы не путали. Больше у Никиты Сергеевича в голове не помещается. Держаться все это, разумеется, может только на штыках. Армия теперь у нас не социальный институт госнасилия, а "культура", которая "превращает наших юношей в мужчин". Не знаю, не пробовал. В моем случае в 16 лет с этим великолепно справилась милая девушка и, что характерно, без малейших затрат госбюджета.

Хотя зачем армия, МВД и ФСБ, если "власть есть свободно принимаемая народом сила". Так и слышится: "Земля у нас богатая: прейди и княжь".

Вся "информация и коммуникации - это капилляры власти", прокладка. Слышали, господа журналисты? Забудьте ваши "свобода слова", "журналистский долг" и прочие сантименты.

Наш Капитал

В разделах, посвященных собственности, финансам и экономике, автор откровенно заявляет, что его первостепенная задача - "найти пути легитимации" разворованного в 90-е, и через страницу призывает: "вернуть то, что было разграблено". Поди догадайся, как это совместить. Но это и будет "экономика с человеческим лицом", помню такой же социализм конца 80-х: И вообще мы "не нация торгашей, а нация героев". Торгаши - это сытая Европа, нам такое не блазнит. Нам героику стахановскую. Голодные, разутые, от хомута до стойла, но герои капиталистического труда.

На посошок

Заканчивается вся эта каша чем-то типа "все во имя человека, все во благо человека" "и да поможет нам Бог".

Как все эскапады Никиты Сергеевича, манифест вызвал широкий резонанс. Кто-то увидел в нем наезд на курс президента, кто-то курс к спасению, кто-то параноидальную попытку остановить медведевскую оттепель.

Но в общем уровень анализа удручающе поверхностен. Тот же Глеб Павловский отделался дежурными обвинениями в местечковости (в целом верными) и абсурдными характеристиками первоисточников. Например, того же Ильина как фигуры, дискредитирующей (консерватизм) и противоречивой, так как у последнего есть фашистские вы-сказывания. С чего это дискредитирует консерватизм и противоречит ему, непонятно. Вся консервативная идеология в 30-е и 60-е реализовывалась в форме различных фашистских течений. Путать их с национал-социализмом безграмотно. И русская мысль здесь не исключение.

Анализировать подобные тексты необходимо. У них чувствуется серьезный заказчик, уж социальный точно.

Андрей ЛАВРОВ,

кандидат философских наук

Челябинск

Комментарии
Комментариев пока нет