Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Плачет и поет русская душа

16.11.2010
Поэт и писатель из Саткинского района Павел Шахов размышляет о том, что есть русский человек сегодня

Валерий ЕРЕМИН

Саткинский район

В поликлинике с пациенткой стало плохо. Потребовалось срочное переливание крови, причем редкой группы. Услышав просьбу медиков, Павел Шахов, тогда начальник участка на руднике, сразу же вызвался быть донором. И отдал путем прямого переливания около 800 миллилитров крови. Больная благодаря этому выжила.

Поэт и писатель из Саткинского района Павел Шахов размышляет о том, что есть русский человек сегодня

Валерий ЕРЕМИН

Саткинский район

В поликлинике с пациенткой стало плохо. Потребовалось срочное переливание крови, причем редкой группы. Услышав просьбу медиков, Павел Шахов, тогда начальник участка на руднике, сразу же вызвался быть донором. И отдал путем прямого переливания около 800 миллилитров крови. Больная благодаря этому выжила.

-- Когда я поднялся с кушетки, меня покачивало, сил не было двигаться, но душа ликовала: спас человека, - вспоминает Павел Павлович. - Причем не считаю, что сделал что-то необычное или героическое. Это в натуре русского человека - жертвовать собой ради ближнего. Я веду речь не о национальности, а об исторически сложившемся менталитете россиянина.

В последнее время по "Радио России" как бы рефреном между передачами звучит вопрос: что есть русский человек сегодня? Ответы демонстрируют неравнодушие слушателей к этой теме. Ее актуализация на всероссийском радио говорит о многом. Хотя бы о том, что сегодня очень важно глубже заглянуть в себя, понять свои "корни", свое предназначение. Важно также осознать себя не только в окружающем мире, но и в конкретном временном отрезке истории. К слову, к этому призывает Никита Михалков в своем "Манифесте просвещенного консерватизма", недавно размещенном в Интернете. Этот во многом судьбоносный, широко обсуждаемый документ появился, конечно же, не случайно: у меня, как у многих жителей России, ощущение, что страна стоит на краю пропасти. И от того, насколько мы осознаем историческую миссию, начертанную Божьим промыслом, и попытаемся направить развитие российского общества именно в это русло, настолько сохраним нацию, ее духовные и материальные богатства, территориальную целостность, политический вес в мире. Мне близки многие положения манифеста, призывающего россиян вспомнить свою историческую суть, стать собой. Думаю, он будет понятен и поддержан значительной частью населения России. И прежде всего, провинциалами, жителями глубинки. Чем дольше я живу "на земле", ближе к природе, к людям традиционного российского мировоззрения и труда, тем острее ощущаю насущные потребности души этих рядовых граждан. Они дорожат таким укладом жизни, в котором немалое место отведено традициям, связывающим наше время с духовным и культурно-бытовым наследием прошлых веков:

Шахов, будучи пенсионером, живет на даче в поселке Сулея, работает на подворье, пишет стихи и прозу. Недавно закончил роман "Поцелуй души" - про трудную судьбу молодой женщины, сбившейся на кривую дорожку. Ей выпало искупать вину в колонии общего режима. Книжка эта также о нравах женской "зоны".

-- Как ты собирал материал, ведь сам никогда не был "за колючкой"? - спрашиваю товарища по перу (Шахов когда-то был и газетчиком, и тележурналистом).

-- Помогли те, кто сидел. В подробностях рассказали о тяготах заключения и встречающемся на зоне беспределе, - отвечает писатель. - В ходе работы думал о криминальной, тюремной стороне российской действительности. Страшно то, что эти "университеты" разрушения души, уничтожения всякой внутренней культуры и нравственности проходят миллионы наших соотечественников. Отбыв наказание, они возвращаются в отринувший их мир с багажом не самых лучших знаний. В том числе юнцы, молодые матери.

Беда эта куда глубже. Именно здесь, в нашем мире, в пагубных страстях и бездумных поступках, в тяге к наслаждениям и незаработанным деньгам вызревает тот ужас, который затем махровым цветом заполоняет "зоны", а после в новом качестве перетекает "на волю".

Особых проблем с воссозданием тюремной атмосферы не было. Как и с описанием мытарств и душевных страданий героини. Хорошо зная прототип, накладывал создаваемый образ на обстоятельства. Куда ответственнее и сложнее была другая задача - приблизиться к правде жизни. Понадобился весь накопленный за многие годы опыт осмысления происходящего с нами и в нас, когда много и долго вглядывался в наших современников, вдумывался в свое бытие.

-- И какие представления ты вынес о наших соотечественниках?

-- Как таковых исследовательских задач я не ставил. Главное было и есть - стараться не просто слушать, а слышать тех, с кем общаешься. А также глубже заглядывать в себя, во все уголки своего сердца. И сравнивать все это с идеалом - со сложившимися в народе представлениями о русской душе. Радовался, когда зазоры были небольшими. Но зачастую приходилось кричать про себя от отчаяния: затоптали мы в себе, замарали грязью русскую душу.

Ее, как известно, пытались постичь многие писатели, поэты, музыканты. Но хоть зачитайся и заслушайся великих и не очень творцов, не поймешь, если не развивать в себе наблюдательности, особого чутья к людям, их душевным передрягам. Как младенец молоко матери, впитывал рассказы иных, зацепивших меня людей. А в поэзию и песни был влюблен с младых ногтей. Но не в модные шлягеры, что звучали с экрана телевизора или по радио. Западало в душу, прежде всего, то, что слышал в компаниях простых людей, в самодеятельности, со сцен провинциальных домов культуры. Потому что чувствовал: вот она, русская душа:

-- Так что же она собой представляет?

-- Любое определение, даже самое умное и обстоятельное, не передаст всех граней этого явления. Скажу лишь о своем восприятии русской души. Она лирична, совестлива, жизнерадостна, готова к трудностям и невзгодам, милосердна, хлебосольна, доверчива. А в первую очередь - тянется к Богу, верит в Него сокровенно, до слез и самозабвения, до внутреннего распятия себя, когда после тяжких грехов вдруг взорвет окаменелое сердце неистовое, глубокое раскаяние: В моем стихотворении "Православная Русь" я попытался передать это восприятие таким четверостишием:

-- Моя милая Русь! Сколько

боли в глазах?!

Не сказать, не сравнить,

не измерить.

Выпью горечь до дна,

искупаюсь в слезах.

Буду жить, буду петь,

буду верить.

Может, получилось нескладно, но это стихотворение заметили четыре композитора из разных мест, написали свои варианты песни. Она не раз звучала по радио. Но не успех меня волнует, а то, слышат ли в ней люди свое, родное:

Во многих своих вещах, будь то стихи или проза, я стремился обозначить те или иные грани русской души, как я ее понимаю. Например, в стихотворении "Милосердие" пишу:

Не скупись, не стыдись

Делать людям добро.

Просто так поделись

И не требуй оброк.

Свою душу открой,

Без сомненья впусти.

Обогрей и устрой,

Чем богат - угости:

-- Павел Павлович, что тебе дает жизнь в деревне?

-- Многое. Детские годы я провел в маленьком таежном поселке Талица, что в Свердловской области. Среди густого леса, в основном елового, стояли четыре барака. Большая часть жителей занималась заготовкой древесины. А мы, маленькие дети, ждали родителей с работы, играя среди гулкой тишины и завораживающей сказочной природы. И эти корни крепко держат меня - по сей день всеми фибрами тянусь к лесу, к его красоте, тишине и звукам, ласкающим душу воспоминаниям детства.

-- Чем еще запомнились детские годы?

-- Постепенным осознанием, что главное в жизни - труд. Пусть он тяжелый, изматывающий, но он - основа того, чтобы чувствовать себя уверенно, спокойно, с достоинством. Наблюдая непростую жизнь взрослых, мы, ребята, также не искали легких путей. Например, к школе надо было идти пешком семь километров. Однажды мороз был под сорок, когда я пришел в школу, ничего не зная об отмене занятий. Постоял в пустом здании, поговорил со сторожем и пошел домой. И не обморозился. И не считал, что сделал что-то сверх своих сил, чем-то отличился.

Бог помогает тем, в ком с детства заложены совестливость и ответственность. Или эти качества воспитаны. Много лет я руководствовался этим правилом. И когда работал на руднике, и когда перешел в средства массовой информации. Но в среднем возрасте, пройдя через соблазны и падения, понял: для взросления души нужны еще и страдания, скорби. И при всем этом нельзя забывать о Боге, Его любви к нам, готовности по нашей просьбе прийти на помощь. Иначе душевные метания могут привести к духовному помрачению, смерти. А если веришь и молишься, беды отступают.

Взять минувшее лето. Несмотря на непомерную засуху, без должной поливки на многих огородах в нашем поселке вырос неплохой урожай. А все потому, что люди не отчаивались, вкладывали в работу душу и верили, что не будут оставлены Богом.

-- Что еще в твоих представлениях отличает верующую душу?

-- Терзаешься годами, пока не вымучаешь в себе способность любить по-настоящему. Любить не только близкого человека, друзей и родственников. А всех, кто рядом с тобой нуждается в поддержке. Сосед ли, коллега ли, случайный ли знакомый. Любить - не значит бросаться с поцелуями на шею. Это - проявлять заботу, помогать словом и делом. И вот такому благоделательному отношению к окружающим неустанно учусь.

К примеру, мне не просто интересны мои трудолюбивые и стойкие в житейских невзгодах пожилые соседи, уклад их жизни, характеры. Мне важно стать для них хоть в чем-то полезным. Казалось бы, что надо дачнику? Наслаждайся близостью леса, радуйся дарам своего огорода. Но у меня неспокойно на душе, если не все в порядке у моих односельчан. Так, настоящим бедствием для поселка стала безработица. Сопереживаю, стремлюсь привлечь к этой проблеме депутатов, районную и областную власть. Беспокоили одно время плохие дороги, хотя своей машины у меня нет. Слыша, как многие сокрушались по этому поводу, не сидел сложа руки. И как потом радовался, когда новая поселковая администрация решительно взялась за благоустройство, многое сделала, договорившись с дорожниками. Мне доставляет огромную радость, когда какой-нибудь сельчанин, проходя мимо, не просто поздоровается, а подойдет, чтобы пожать руку, спросит "Как дела?", "Как здоровье?" Это значит: если понадобится, мы вместе, плечом к плечу, постоим за свою малую родину.

-- А твое творчество? Разве это не способ быть нужным, помогать?

-- Да, не думал я в молодости, что обычная шариковая ручка станет для меня как отбойный молоток для шахтера, как автомат для воина. Но я очень нуждаюсь в отклике, в обратной связи. Что-то написал, а радоваться не тороплюсь. Хочу скорей услышать, как мое произведение отзовется в читателе, заденет ли за живое, подвигнет ли на добрые дела? Потому дарю свои книги всем, кто проявит к ним хоть какой-то интерес. Недавно позвонила знакомая из Пласта. Она расчувствовалась, прочитав мою книгу "Мелодия души". Значит, не напрасно марал бумагу. И еще меня очень волнует, трогают ли слушателя песни на мои стихи, написанные разными композиторами. И хоть мне сообщают, что иные из них участвуют в конкурсах, отмечены придирчивым жюри, для меня важно другое - услышать отзыв простых людей. А также друзей, которых очень прошу не угодничать и не льстить. В этих песнях, как мне представляется, порой удается передать то, чем жива русская душа. Тогда я по-настоящему счастлив.

-- Что в последнее время тебя больше всего огорчает и больше всего радует в окружающем мире, в себе?

-- Россия утрачивает свое духовное богатство. Да, возносятся новые храмы, люди в большем количестве посещают их, но дух в российском обществе давно не тот, противен Богу, пагубен. Уже никто не скажет вслед за Пушкиным: "Здесь русский дух, здесь Русью пахнет". И происходит это, считаю, прежде всего, от катастрофического нравственного опустошения людей, оскудения тысяч и тысяч душ. Этой болезнью, говорю не сомневаясь, страдает большая часть российского чиновничества. А многие новые русские, бизнесмены и негоцианты так и не приобрели должной для цивилизованного, развитого общества культуры, порядочности, милосердия к малоимущим соотечественникам. И потому русская душа в тех, в ком она еще сохранилась, зачастую пребывает в повседневном напряжении, стиснута, задавлена. Почему взгляд многих хороших людей сегодня грустный, потухший? Да потому, что они чувствуют себя так, будто оказались в среде глухонемых. Духовно больные правители на местах не слышат даже то, что говорит им президент.

Не все, конечно, у нас плохо. Радует душевная стойкость и мудрость старшего поколения, духовные брожения в творческой среде, выплескивающиеся в стоящие произведения. В тот же "Манифест просвещенного консерватизма". Что касается меня, грустно бывает от осознания своего бессилия что-то по существу изменить, подправить. Огорчаюсь, если долго не пишу, если не делаю добрые дела, пусть небольшие, малозаметные. Радуюсь, что есть надежные друзья, благополучно в семьях обеих моих дочерей. В радость нехитрый труд на подворье, походы в лес за грибами и целебными травами. Но более всего греет душу то, что немало еще в спивающейся провинции хороших людей, трудолюбивых, талантливых, любящих, надеющихся на лучшие времена. Давайте же сохраним это богатство и оплот нации, наделив жителей малых городов, сел и рабочих поселков ощутимой, заметной помощью государства, духовно и культурно поддержим их.

Комментарии
Комментариев пока нет