Новости

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Пострадавший пятилетний ребенок госпитализирован.

О молодом человеке, лежащем на снегу около железнодорожного моста через Каму сообщили свидетели ЧП.

64-летняя женщина организовала кредитно-потребительское общество, устроенное по принципу МММ.

Пострадавших госпитализировали в медучреждения.

Наряды ДПС будут приближены к нерегулируемым пешеходным переходам.

На ярмарке можно будет купить оригинальные поделки или сделать их своими руками.

Приведут в порядок дворовые территории, подъезды, козырьки, кровли и тротуары.

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Парторг синагоги и другие

22.01.2003
Cтарая публикация дала жизнь новой теме и открыла новые страницы биографии скульптора Эрнста Неизвестного

Осенью 2000 года в "Челябинском рабочем" на полосе "Большой мир" появилась статья "Эрнст Неизвестный - жертва уральского патриотизма", в которой рассказывалось о судьбе коллекции работ мастера, оказавшейся на Южном Урале. Кроме того, в статье упоминалось о том, что дед скульптора жил в Верхнеуральске. Через несколько дней после публикации раздался телефонный звонок.
- Здравствуйте, - поприветствовал меня приятный мужской баритон, - это вас из Верхнеуральска беспокоят. В 2004 году нашему городу исполняется 270 лет и в этой связи мы собираем все, что позволяет по-новому, более глубоко и подробно, взглянуть на историю Верхнеуральска.

Cтарая публикация дала жизнь новой теме и открыла новые страницы биографии скульптора Эрнста Неизвестного

Осенью 2000 года в "Челябинском рабочем" на полосе "Большой мир" появилась статья "Эрнст Неизвестный - жертва уральского патриотизма", в которой рассказывалось о судьбе коллекции работ мастера, оказавшейся на Южном Урале. Кроме того, в статье упоминалось о том, что дед скульптора жил в Верхнеуральске. Через несколько дней после публикации раздался телефонный звонок.

-- Здравствуйте, - поприветствовал меня приятный мужской баритон, - это вас из Верхнеуральска беспокоят. В 2004 году нашему городу исполняется 270 лет и в этой связи мы собираем все, что позволяет по-новому, более глубоко и подробно, взглянуть на историю Верхнеуральска. И тут как раз ваша статья об Эрнсте Неизвестном, семья которого, оказывается, жила в нашем городе. Хотелось бы подробнее узнать, каким образом они оказались в Верхнеуральске, чем занимались предки скульптора, что побудило их покинуть эти места:

Вот так от магистральной темы публикации отпочковался маленький отросток, самостоятельный сюжет-веточка, который постепенно пошел в рост и со временем превратился в новую полноправную тему - тему поиска верхнеуральских корней скульптора Эрнста Неизвестного. Дело в том, что, несмотря на всемирную славу, ни на Урале, ни даже в России нет ни одной русскоязычной книги, художественного альбома или хотя бы брошюры, из которых можно было бы почерпнуть нужные биографические сведения. А сам Эрнст Иосифович, судя по его воспоминаниям, не очень хорошо знает период, связанный с жизнью его семьи в Верхнеуральске. Единственное пока издание о скульпторе Юлии Матафоновой, вышедшее в Екатеринбурге в 2001 году, к сожалению, грешит неточностями.

Инициаторами поиска стали заместитель главы администрации Верхнеуральска А.М. Вернигоров (это он звонил мне по телефону) и бывший директор областной детской Челябинской библиотеки им. Маяковского Н.А. Капитонова. В течение многих лет Надежда Анатольевна дружила с матерью Неизвестного Беллой Абрамовной Дижур, а с тех пор, как та перебралась к сыну в США, поддерживает с ней переписку. И конечно, прекрасно знает ее творчество, в котором так или иначе отражены семейные предания о Верхнеуральске. К примеру, это рассказ "Три истории о дружбе народов", опубликованный в газете "Вечерний Свердловск" в августе 1991 года, и рассказ "Парторг синагоги", вышедший в июне 1993 года в русскоязычной "Панораме", издающейся в США. Документальным же доказательством пребывания семьи Неизвестновых (в начале ХХ века фамилия деда скульптора звучала именно так) в Верхнеуральске оказался Уральский торгово-промышленный адрес-календарь за 1913-1914 годы, изданный М.К. Вершовым в Перми и обнаруженный работниками областного краеведческого музея, к которым Н.А. Капитонова обратилась за помощью. Ксерокопию страницы, в которой говорится о деде Эрнста Неизвестного, Надежда Анатольевна передала Вернигорову при встрече. С этого-то листочка, собственно, все и началось.

Впрочем, предоставлю слово А.М. Вернигорову:

-- В календаре значилось, что в 1914 году Неизвестнов Моисей Иосифович имел в Верхнеуральске типографию и переплетные мастерские, вел торговлю мебелью, - рассказывает Александр Михайлович. - Фамилию Неизвестнова мы нашли и в "Отчете Верхнеуральского городского общества взаимного от огня страхования" за 1915 год. В списке под номером 123 написано, что он владел тремя акциями и застраховал имущество от огня на сумму 3500 целковых. Конечно, это меньше, чем у знаменитых верхнеуральских купцов Голубевых, сумма страхования которых составляла 17 тысяч. Но все-таки бизнес был приличный.

О достатке, в котором жила семья Неизвестновых в верхнеуральский период, говорит и уже упомянутый рассказ Беллы Дижур "Парторг синагоги" :

"Лишившись огромного богатства, изгнанная из собственного дома, убежавшая из родного города (до революции они жили в Верхнеуральске) с двумя малышами и почти пустым чемоданчиком, потерявшая, наконец, сына в этой страшной революционной мясорубке, она была восторженной поклонницей Ленина, - пишет Дижур про свою свекровь Эсфирь Ароновну. -Однако это не мешало ей охотно вспоминать прошлое, свой богатый дом, пышные приемы, которые она устраивала, загородные пикники, туалеты и шляпки, присылаемые ей из Петербурга и Варшавы:

Она рассказывала об этом всем, кто готов был ее слушать: В вечерние часы клубом служил балкон. Бабушка, набросив шаль, выскальзывала на него тайком от Оси (Ося - Иосиф Неизвестный, отец Эрнста, - Л.П.). Он этого не любил: Во время балконных собеседований бабушка не упускала случая вспомнить способ изготовления какого-либо блюда.

Например: "Миндальный торт я делаю так:"

Но вот бабушка возвращается в комнату. Ося, не без яда в голосе, спрашивает:

-- Мама, скажите, когда вы в последний раз пекли миндальный торт?

Бабушка вспыхивает:

-- Что значит "когда"? Когда родился Шурка!.."

Шурка - младший сын Эсфири Ароновны и родной дядя Эрнста Неизвестного, который родился в Верхнеуральске в 1913 году, а сегодня живет в Кургане. О его существовании Н.А. Капитонова узнала от двоюродного брата скульптора - Юрия Абрамовича, проживающего в Екатеринбурге, сообщила об этом Вернигорову, и тот уже собирается в Курган, чтобы познакомиться с дядей Неизвестного.

Юрий Абрамович Неизвестнов тоже внес посильную лепту в поисковый процесс, подарив Верхнеуральскому краеведческому музею три семейные фотографии, две из которых сделаны в Верхнеуральске и имеют фирменный знак Кулевского, владевшего местной фотомастерской в начале века. На снимке, который мы публикуем, изображены Моисей и Эсфирь с детьми (Иосиф - крайний слева). Вооружившись лупой, можно различить на пряжках ремней сыновей Неизвестновых три буквы "ВРУ", что означает "Верхнеуральское реальное училище". На другой фотографии трехлетний Эрик на коленях у матери, в центре дед с бабкой, справа родители Юрия Абрамовича. Это фото, видимо, сделано вскоре после переезда в Екатеринбург. Но почему семья решилась на переезд и сколь продолжительным был в жизни этих людей верхнеуральский период?

Ныне здравствующие представители фамилии Неизвестновых в России и в США ответить на эти вопросы не могли. Вернигоров пытался найти эти данные по церковным книгам, написал сначала в Челябинский архив, потом пришла мысль написать в Оренбург, бывший тогда центром губернии, в состав которой входил и Верхнеуральский уезд.

Первый ответ из Оренбурга был неутешительным: "О жизни М. Неизвестнова в Верхнеуральске архив сведениями не располагает". Но Н.А. Капитонова, веря в удачу, написала снова, направив письмо на сей раз по своим библиотечным каналам. И о чудо! Ей пришел подробный ответ с документами, справками и даже попыткой составить генеалогическое древо Неизвестновых, первой ветвью которого оказался прадед Эрнста Неизвестного по имени Иосель. А самое неожиданное и приятное заключалось в том, что оренбуржцы по-человечески заинтересовались поиском, увидели в нем нечто большее, чем просто установление календарных дат. "Ваш вопрос заинтересовал общественность Оренбурга, работников архива, областной научной библиотеки и всех, кто слышал и принимал участие в поисках, - говорилось в письме. - Этот материал - дань уважения человеку, участнику войны и талантливому художнику, возможно, имеющему корни на нашей земле:"

Далее в письме перечисляются сведения, подтверждающие факт пребывания Неизвестновых в Верхнеуральске и Оренбурге. Капитонова и Вернигоров систематизировали их, дополнили новыми доказательствами и в итоге внесли относительную ясность в историю семьи в период между 1910-1917 годами (до недавнего времени зарубежные биографы, включая самого Э. Неизвестного, писали об этом времени по-разному) и одновременно добавили дополнительные штрихи к истории Верхнеуральска.

В итоге стала вырисовываться такая картина: дед Эрнста Моисей Неизвестнов был оренбургским мещанином, сыном отставного николаевского солдата Иоселя Неизвестнова, родившегося в 1840 году. Видимо, отсюда бойцовские качества характера самого Эрнста Иосифовича, его храбрость на фронте (он поднял солдат в атаку, за что был представлен к ордену Красной Звезды, но награда нашла его только через 25 лет, получил тяжелое ранение, приведшее к инвалидности, но не поддался недугу, на всю жизнь оставшись великим тружеником, борцом и философом). У Эрнста были тетка Тамара (Муся, как называли ее в семье) и четыре дядьки. Один из них, Исаак, погиб в гражданскую, Абрам участвовал в Великой Отечественной, потом работал рабочим-гравером в Свердловске, Александр, как говорилось выше, сейчас живет в Кургане, и только о Тамаре пока еще мало известно, кроме того, что она родилась в 1909 году в Верхнеуральске. По всей видимости, в Верхнеуральске семья жила с начала ХХ века вплоть до 1917 года, а потом переехала в Екатеринбург. Некоторые факты указывают на то, что и в Верхнеуральске, и в Екатеринбурге имущество семьи экспроприировали. Однажды Эсфирь Ароновна узнала свой персидский ковер, украшавший фойе оперного театра. Старики это тяжело переживали. Их прах покоится на Михайловском кладбище в Екатеринбурге.

Иосиф Моисеевич, отец Эрнста, был известным в Екатеринбурге детским лор-врачом (пожалуй, именно благодаря его известности семья избежала ареста). С Беллой Абрамовной они всю жизнь прожили в великой любви и согласии. Когда он умер, Дижур посвятила его памяти прекрасное стихотворение:

:Шепоток рябины

В уголке твоем.

Господи! Отныне

Здесь твой новый дом.

Какой он одинокий,

От меня далекий,

А над ним сосна:

Вот и все, мой милый,

Над твоей могилой

Божья тишина:

Последние строки высечены на камне, который установлен на могиле Иосифа Неизвестного на Широкореченском кладбище Екатеринбурга. Интересно, что именно эту могилу с букетом астр показали по ЦТ во время недавней передачи о надгробных памятниках. А потом оказалось, что букет принесла екатеринбургская родственница Н. Капитоновой, которую Надежда Анатольевна попросила навестить могилу Иосифа Неизвестного, чтобы уточнить даты рождения и смерти: И таких совпадений, неожиданных сюжетных поворотов в процессе исследования было немало.

-- А что будет дальше? Каким образом вы употребите информацию о вашем знаменитом земляке? - спрашиваю А.М. Вернигорова.

-- Во-первых, поиск еще не закончен, - говорит Александр Михайлович. - Мы написали несколько писем Эрнсту Иосифовичу, в которых рассказали о своих исследованиях, и надеемся, что он найдет время нам ответить. Сообщили о проделанной работе своему депутату, курирующему зону Верхнеуральска, П. Крашенинникову, который знаком с Неизвестным и обещал помочь установить с ним контакт. Эта задача наверняка упростится, когда Неизвестный приедет из США в Москву работать над монументом "Древо жизни", который считает главным делом своей жизни. Так или иначе все материалы исследований лягут в основу будущей экспозиции, которая разместится в помещении нашего краеведческого музея.

:Историки говорят, что если бы железная дорога пролегла не через Челябинск, а через Верхнеуральск, именно он стал бы столицей Южного Урала. Судьба распорядилась иначе, но даже сейчас эта земля таит в себе некий скрытый потенциал. И прежде всего он - в людях Верхнеуральска, в их неуспокоенности, интересе к своей истории, стремлении раздвинуть рамки привычных горизонтов и тем самым сделать богаче и интереснее свою сегодняшнюю жизнь.

Лидия ПАНФИЛОВА

Комментарии
Комментариев пока нет