Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Не пугайтесь!"

22.01.2003
Хомяков и Паращук изучали физиологию публики

В минувшую пятницу в Челябинском органном зале Владимир Хомяков продолжил серию своих необычных концертов, объединенных рубрикой "Картины музыкального пространства". На этот раз делать зарисовки ему помогал знаменитый екатеринбургский саксофонист-виртуоз Игорь Паращук.
Напомним, что первый концерт цикла состоялся в ноябре прошлого года. Тогда Хомяков выступал с не менее известным трубачом Сергеем Пронем. Смысл проекта - продемонстрировать новые возможности органа, его валентные связи с другими инструментами.

Хомяков и Паращук изучали физиологию публики

В минувшую пятницу в Челябинском органном зале Владимир Хомяков продолжил серию своих необычных концертов, объединенных рубрикой "Картины музыкального пространства". На этот раз делать зарисовки ему помогал знаменитый екатеринбургский саксофонист-виртуоз Игорь Паращук.

Напомним, что первый концерт цикла состоялся в ноябре прошлого года. Тогда Хомяков выступал с не менее известным трубачом Сергеем Пронем. Смысл проекта - продемонстрировать новые возможности органа, его валентные связи с другими инструментами. Дабы подчеркнуть эффект, музыканты используют музыку, написанную современными композиторами, а также импровизацию.

Первый концерт хоть и стал явлением, но имел все же, так сказать, пристрелочный характер. Были определенные накладки, вполне объяснимые премьерной скованностью музыкантов. Ведь нигде в мире до той поры не звучали импровизационные экзерсисы органа и трубы. Сегодня, после второго концерта, стало ясно, что и переход от барокко к свободному джазу был весьма крут.

Нынче же все было заметно иначе. Вообще, в таких проектах год опыта идет за три. Учитывая непривычность, как сейчас принято выражаться, формата, Владимир Хомяков и Игорь Паращук в этот раз хорошенько продумали программу. Все произведения, прозвучавшие в минувшую пятницу, исполнялись в России впервые. А одно из них - "Моравские этюды" - так и вовсе было написано екатеринбургским композитором В. Владимировым специально для нашего концерта. С самого начала был задан контрапункт - некая импровизационная увертюра. Музыка началась еще до появления на сцене самих музыкантов. Зрители недоуменно наблюдали за шевелением клавиш органа, будто к ним прикасался человек-невидимка. Как это делал Хомяков, непонятно - шаман, наверное. Партия органа сопровождалась изысканным говорком сопрано-саксофона. Вскоре на темную сцену выплыл Паращук, а затем появился и сам Хомяков с какой-то дудкой. Заинтриговав зал, наш органист поздоровался с публикой и вкрадчиво объяснил, что в начавшемся концерте будет масса необычных вещей.

Первое отделение, как и в концерте с Пронем, было наполнено весьма гармоничной музыкой, насколько может быть таковой музыка ХХ века. Преобладали кантиленные формы и тематическая законченность (сочинения Й.Г. Райнбергера, С. Вайнера, А. Гильмана, Ф. Девресса). Причем гармония подчеркивалась великолепной слаженностью ансамбля. Критики подчеркивают, что солист Хомяков все чаще проявляет себя как ансамблист. Орган - инструмент для такого великодушия не самый удобный. И здесь необходимо изрядное мастерство, чтобы обуздать его индивидуализм, не впасть раньше времени в соблазн показать его мощь. Впрочем, к тому есть и объективные предпосылки, и Владимир Хомяков дал возможность вспомнить, что труба, кларнет или саксофон с органом - родственники по духовой линии.

Если представить весь концерт как лестницу, то ощущение ансамбля, возникшее практически сразу (здесь и чувствование друг друга, и уникальное тембровое сочетание инструментов), - это одна из первых и важнейших ступеней. Потому что во втором отделении музыкантам предстояло решать более серьезные задачи. Они даже переоделись из строгих концертных костюмов в легкомысленные черные майки.

Очевидно, связка из медитативной пьесы Р. Люттманна и в высшей степени экспрессивного "Dies Irae" ("День гнева") К. Лауба была кульминационной частью концерта. Его логика выстраивалась на постепенном отказе от привычной гармоничности, законченности и приближении к отдельному звуку. Таким образом, музыканты незаметно выходили за рамки собственно музыкальных задач и в какой-то момент занялись уже физиологией восприятия, заставляя публику вслушиваться в потоки, извлекаемые трубой иерихонской, и в стоны мятущихся грешников. Стало ясно, что все, случившееся до этого, было лишь прелюдией к этому аттракциону. Орган, который до той поры вел себя тактично и даже нежно по отношению к визави, теперь стал настоящим зверем. Неспроста Владимир Хомяков перед исполнением этого произведения предупредил слушателей: "Не пугайтесь!" Было с чего напугаться. Кларнет Паращука тоже вдруг как взбесился, он охал и кряхтел, издавал щелчки и протяжно выл, как летящий снаряд, доводя слушателей до грани нервного истощения.

Вероятно, неопытному слушателю все это могло показаться иллюстрацией к известной формуле "сумбур вместо музыки". Но вот музыковед Татьяна Синецкая отметила высокий уровень культуры звука, подаривший публике редкое чувство колоссальной внутренней свободы. Именно звук стал в этом концерте самоценным явлением, а музыканты, раскрывшие этот ларчик с богатствами, явились миру настоящими демиургами.

Строго говоря, концерт должен был бы состоять из трех отделений. Потому что вслед за "Днем гнева" Хомяков и Паращук повернулись к публике человеческим лицом и исполнили несколько сугубо джазовых импровизаций. Причем наш гость продемонстрировал владение сразу несколькими инструментами: альт-саксофоном, сопрано-саксофоном, кларнетом и даже двумя кларнетами враз. Владимир Хомяков в свою очередь отбивал ритм ладонями на столешнице органа, а затем снова вытащил из-за сцены свою загадочную дудку. В какой-то момент казалось, что сидящие в зале люди вот-вот начнут пританцовывать и прихлопывать в такт импровизаторам. Но никто не вскочил с места. Наверное, в силе оказалось строгое предупреждение ведущей концерт Лидии Заркиной о том, что концерт записывается для пластинки. А может, слушатели не до конца поверили в перевоплощение своего любимого органиста.

Я. ГАЙВАРОНЦЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет