Новости

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Коуч сибирских хоккеистов Андрей Скабелка подал в отставку.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Леонид Парфенов: "Я не из тех, кто смотрит передачи"

03.12.2010
Известный телеведущий раскрывает некоторые секреты нового проекта "Какие наши годы!"

Экс-ведущий передачи "Намедни", некоторое время безработный, а после экс-главный редактор экс-журнала "Русский Newsweek" - популярный журналист Леонид Парфенов снова прочно обосновался на телевидении. Причем с НТВ, где проработал много лет, перебрался на Первый канал. Теперь в его трудовой книжке стоит запись: "Телеведущий проекта "Какие наши годы!"

--  Скажите честно, Леонид: "Какие наши годы!" - это ваша идея?

--  Нет, это была инициатива генерального директора Первого канала Константина Львовича Эрнста. Для меня поговорить про советское время - сами понимаете, дело не новое. Но Эрнст очень хотел, чтобы это было не так, как в программе "Намедни" - когда журналист отстраненно рассказывает о времени.

Известный телеведущий раскрывает некоторые секреты нового проекта "Какие наши годы!"

Экс-ведущий передачи "Намедни", некоторое время безработный, а после экс-главный редактор экс-журнала "Русский Newsweek" - популярный журналист Леонид Парфенов снова прочно обосновался на телевидении. Причем с НТВ, где проработал много лет, перебрался на Первый канал. Теперь в его трудовой книжке стоит запись: "Телеведущий проекта "Какие наши годы!"

-- Скажите честно, Леонид: "Какие наши годы!" - это ваша идея?

-- Нет, это была инициатива генерального директора Первого канала Константина Львовича Эрнста. Для меня поговорить про советское время - сами понимаете, дело не новое. Но Эрнст очень хотел, чтобы это было не так, как в программе "Намедни" - когда журналист отстраненно рассказывает о времени. Его идея - чтобы в новой программе о времени рассказывалось как-то по-домашнему: когда студия заполнена людьми и о продуктах и товарах можно говорить, трогая их. Музыка, мода, политические события - все проживается в реальном времени. Вот сегодня в нашем дворе-студии - 1968 год. Поэтому мы вспоминаем "Бриллиантовую руку", Олимпиаду в Мехико, ввод танков в Чехословакию: Также в этот год строят Калининский проспект, а в армии служат не три года, а два - поэтому у нас в гостях сегодня был "дедушка" Советской армии Петр Толстой.

-- А у вас есть какие-то личные воспоминания о 1968 годе?

-- Они, конечно, есть. Но я здесь от первого лица ничего не говорю. У нас был Владимир Груздев - депутат Государственной Думы и основатель известной торговой сети магазинов, мы с ним обсуждали Продовольственную программу. Поделились друг с другом личными воспоминаниями о том, где и у кого родители доставали продукты. У меня отец работал на заводе, а у него - был офицером. Мой отец брал продукты в ОРСовских магазинах, а у него - в магазине "Военторга". А кому-то родственники возили продукты из Москвы или Ленинграда, когда ездили в командировки:

-- Когда вам предложили вести проект "Какие наши годы!", вы восприняли это как нечто новое для себя или как возвращение к любимому и привычному?

-- Конечно, можно сказать, что этот проект тематически перекликается с передачей "Намедни". Но если судить по тому продукту, который выходит на экраны - это небо и земля: там - журналистика, которая исходит от меня, а здесь - шоу. И оно от меня требует каких-то других навыков, красок, приемов: Мы сейчас снимаем гостевые блоки, чтобы людей не задерживать, а всю журналистику пропускаем - будем снимать чуть позже, когда всех отпустим: И мне как телеведущему приходится жить в этом интерьере, куда-то ходить, что-то делать, показывать: Это такое: не то чтобы совсем шоуменство, но попытка сделать передачу развлекательно-познавательной - когда про первый советский "Оскар" за игровой фильм, который получила картина "Война и мир" Сергея Бондарчука, мы рассказываем, пригласив в студию сына режиссера Федора Бондарчука. Кстати, специально для этого эпизода прикатили пушку. А для кадра с вводом танков в Чехословакию пригнали настоящий танк, а из музея взяли транспарант с лозунгом: "За нашу и вашу свободу!" Пригласили Владимира Петровича Лукина - уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, который в тот год работал в журнале "Проблемы мира и социализма" - это был журнал соцстран, выходивший в Праге:

-- А костюмы, в которых вы ведет программу, подлинные или их шьют на заказ?

-- Все подлинное! На мне сейчас водолазка и пиджак чехословацкий 1968 года. А в гримерке на вешалке весит пиджак 1961 года. Есть джинсовый костюм - он для съемок передачи про 1982 год. Кстати, полного джинсового костюма у меня самого никогда не было - были только джинсы, потому что я не мог себе позволить потратить на куртку еще 150 рублей:

-- Костюмы, которые вам предложили, вы сразу утвердили?

-- Они оригинальные, поэтому тут нечего возражать. Другое дело - что стандарты изменились, поэтому что-то смотрится мешковато, а рукава пиджака мне коротки, так как у меня длинные руки. Кстати, в таком прикиде в 1968 году тусовалась продвинутая молодежь. А собирались они в кафе "Лира", которое находилось на Большой Бронной - сейчас там "Макдональдс". А длина у моих брюк 1968 года - правильная: тогда было принято, чтобы они были слегка коротковаты, чтобы всегда был виден цвет носков:

-- Как быстро вы сработались с Татьяной Арно? Все-таки это первый проект, когда у вас есть соведущая - обычно вы ведете программу один:

-- Это было мое предложение - пригласить в качестве моей соведущей Татьяну Арно. И Константин Львович Эрнст его одобрил. Во-первых, я понимал, что не должен быть один - потому что тогда получится, что я делаю передачу "под себя". Во-вторых, если это проживать, то нужна компания, должны быть партнеры. А то получается, что я волк-одиночка, шастающий среди двора, населенного людьми, которые мне будто бы и незнакомы: У нас ведь и приглашенная массовка с нами взаимодействует, а не просто сидят какие-то бабушки и хлопают в ладоши, как это часто бывает. Ну и плюс еще - мы же одеваемся в одежду того времени. Например, наряд Татьяны на 1962 год - он был просто потрясающий! Лариса Голубкина приходила вместе с Гариком Харламовым - мы обсуждали с ними "Гусарскую балладу", поручика Ржевского и шутки на грани фола - и они не могли отвести от Тани глаз. Она, конечно, шикарная женщина!

-- Съемки в проекте "Какие наши годы!" отнимают у вас много времени?

-- Да, отнимают: вчера все началось в 10.30 утра, а закончилось в три часа ночи. Поэтому ни на что другое времени не хватает. Я уже три ночи подряд больше четырех часов не сплю:

-- Знаю, что вы готовите сейчас большой проект, посвященный 200-летию войны 1812 года:

-- Там пока все только начинается - еще не все решено, многое не написано... Я пока даже не могу сказать, какой из вариантов окажется рабочим: Одно скажу точно: делать проект мы будет вместе с французами.

-- Вы выпустили уже четыре книги "Намедни", готовите пятую. Что вам приносит большее удовлетворение: написание книг или работа на телевидении?

-- Работа на телевидении делится на две: это написание сценария и сами съемки. Когда я работаю над сценарием, то получаю такое же удовольствие, как и тогда, когда пишу книги. Но журналистская работа - она сложная, потому что со своей съемочной группой мы постоянно роемся в архивах, договариваемся о каких-то съемках, планируем командировки: А непосредственное ведение программы может утомлять, так как занимает массу времени. И в принципе я это за работу почти не считаю, это такое чистое исполнительство в сравнении с работой собственно журналистской. Для меня не то чтобы это удовольствие - ну, часть технологии, не более того. Особенно если это авторские проекты - то есть все это было написано мной... А со своей съемочной группой я работаю уже давно - около десяти лет. И даже не пытаюсь понять, что они делают, я лишь выполняю их команды: повторяю тексты для дублей, сажусь то на одну лавочку, то на другую, а они смотрят, чтобы ракурс был удачным: Ну а если съемки на выезде - так это вообще просто приятная поездка:

-- Телевизор смотрите?

-- Нет.

-- Вообще?!

-- Вообще не смотрю! Я из тех, кто делает передачи, а не из тех, кто их смотрит. Могу иногда посмотреть что-то в Интернете, но это бывает разово. А так, чтобы сесть и включить определенный канал, передачу, такого нет:

-- А свой блог в интернете вы сами ведете?

-- Да я его фактически и не веду! Человек, который журналистикой занят профессионально, привыкает к тому, что текст пишется в связи с информационным поводом, который важен всем, и понятно: что тут за новость и что нужно написать. А блог предполагает режим дневника - неважно, есть новости или нет, но что-то нужно понаписать. Для меня это странно. Я к этой функции никак не могу привыкнуть: Но надеюсь, что со временем освою - какие наши годы!

Татьяна Трушкова

Комментарии
Комментариев пока нет