Новости

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Северное планирование

29.12.2010
У нязепетровцев сложился свой рецепт борьбы с депрессией в экономике

Андрей САФОНОВ

Нязепетровск

Слово "город" с приставкой "моно" отчетливо зазвучало в последние два года. Хотя территории, где главный кормилец - единственный завод, существовали столетиями и часто являлись сильным звеном отечественной экономики. Но кризис последних двух лет, пожалуй, впервые выявил неравенство перед испытаниями жителей мегаполиса и "завод-ских окраин" областей. Даже в столичное информационное пространство постучалась весть: в глубокой провинции есть люди. И они хотят жить.

У нязепетровцев сложился свой рецепт борьбы с депрессией в экономике

Андрей САФОНОВ

Нязепетровск

Слово "город" с приставкой "моно" отчетливо зазвучало в последние два года. Хотя территории, где главный кормилец - единственный завод, существовали столетиями и часто являлись сильным звеном отечественной экономики. Но кризис последних двух лет, пожалуй, впервые выявил неравенство перед испытаниями жителей мегаполиса и "завод-ских окраин" областей. Даже в столичное информационное пространство постучалась весть: в глубокой провинции есть люди. И они хотят жить.

Моно - сейчас модно

Федеральный центр не просто публично озаботился судьбой депрессивных местечек, но даже готов помочь деньгами. В бюджете страны предусмотрено на текущий год 642,76 миллиона рублей для поддержки моногородов Челябинской области. Большую часть получат Сатка и Карабаш, уже защитившие планы развития, цель которого - снизить зависимость территории от градообразующего завода. Остальным, дабы получить столичные рубли, надо самим на месте придумать, как внедрить у себя новые производства и что, собственно, внедрять. Муниципальные власти теперь говорят не только о промышленности, привычной в городах, и даже не о бизнесе вообще. В предложениях появились конкретика и некое дерзание. К примеру, если еще пять лет назад разговоры про туриндустрию на Южном Урале воспринимались как элемент гламура, теперь это часть экономических программ. Разумеется, не единственная.

Мы попытались вблизи посмотреть на отдаленные от центра колыбели развития. Одна из таковых - Нязепетровский район.

Культура снега

Нязепетровск - город снега. Так же, как и соседний Верхний Уфалей, километров за 20 до которого (если ехать из Челябинска) мокрый асфальт резко сменяется заснеженным. Будто пересекаешь границу зимы.

Но уфалейский снег все-таки с оттенком городской жизни. А в Нязепетровске он насыщенно-белый. Особенно когда накануне ночью выпадает с лихвой. Наутро нязепетровцы вооружаются лопатами. К полудню воскресенья возле ворот многочисленных деревянных домишек идеальная чистота, хотя подгоняемые ветром белые хлопья падают, почти не переставая. Бывший токарь кранового завода Геннадий Федорович борется со стихией будто бы даже в охотку. Хотя управляться с деревянной лопатой приходится, опираясь на костыль. В его добродушной улыбке сквозь седую бороду - что-то сказочное, из детства.

Пару раз за день выход от двора на дорогу заваливает спрессованная снежная масса - от расчищающего улицы грейдера. Хозяева "усадеб" беззлобно убирают ее с пути. Привычка. После снегопада грейдеры в Нязепетровске можно увидеть чаще, чем в Челябинске. Возможно, потому, что грейдер большой, а Нязепетровск маленький.

Говорят, климат влияет на традицию. Один из ее образчиков - фабрика "Северянка". Точнее, сапоговаляльный цех. Здесь делают валенки. В день по сорок пар различного размера. Станки - сочетание железа и дерева. Сырье - шерсть. Механические лапы раскатывают ее, формируя ткань будущей обуви. Казалось бы, техника, но будто вековой давности. В воздухе запах - терпкий и теплый.

Для приезжих издалека "Северянка" - не столько экономическая единица, сколько культурный штришок. Настоящая милая архаика в эпоху виртуальной модернизации.

Мораль отдаленной глубинки

Впрочем, обновление нязепетровской земле не чуждо. Градообразующий завод краностроительным стал в середине прошлого века. До этого с 1747 года был железоделательным, металлургическим. Продукция славилась за пределами страны, как сказано на сайте компании, за "доброту" и "мягкость" железа. Но когда требовалось, из этого железа делали бомбы. За их производство в 1943-м заводчан поблагодарил Государственный комитет обороны СССР. После войны предприятие перешло на изготовление камнедробилок, гравиемоек и прочей стройтехники. В конце 40-х - середине 50-х освоили производство кранов.

Типично для Урала: заводом формируется не только город, но и особая среда в нем. Профессор-экономист Виктор Бархатов (он сам вырос в Нязепетровске) указывает на мощное действие заводских династий. И впрямь, если в семье хотя бы два человека из одного коллектива, коллектив начинает духовно влиять на семью. Так у жителей любого моногорода. Но почему-то именно в Нязепетровске хозяйственные передряги на заводе, вызванные внешними причинами, не приводят к безысходности в жизни. Город затихает, но не чахнет.

-- Здесь люди никогда не надеялись на кого-то извне, - говорит Виктор Бархатов. - Ничего не просили. Другие чего-то требуют. А эти сами строили дома, помогая друг другу. Жили не только для себя. В войну с западных областей приезжали эвакуированные, которые до Урала добирались уже к холодам. Нязепетровцы давали пришлым теплую одежду, брали на постой. А после войны являлись те, кто искал потерянных в эвакуацию детей. Куда их вывезли? Приезжает женщина к нам в город. Пытается все разузнать о детках. А на что ей жить-то? Многие из них шили хорошо. Пока выясняет, она все шьет. Обошьет всех, дальше поедет. Найдет не найдет кого: Сейчас это все забылось почти.

От Нязепетровска всегда было далеко не только до могущественной власти, но и просто до более комфортных мест. В одиночку не выстоять. Потому местным трудно понять, зачем сытые, молодые и здоровые мужики по Москве с арматурой и дубинками бегают, бьют друг друга. Странные они, москвичи.

-- Нас воспитывали очень жестко, - вспоминает В. Бархатов. - Провинился - весь город знает.

Мораль и ценности - не надуманные, выстраданные, слабо подверженные коррозии. Ощущение себя частью не массы, но общества. Со своими правилами поведения. Отец В. Бархатова работал в райкоме партии, но косил траву и содержал хозяйство, как все. Нынешний мэр Нязепетровска Александр Коростелев беседовал с нами о настоящем и будущем города в воскресенье после обеда. Ранним же утром с сыновьями разделывал быка, выращенного на собственном подворье. Может, просто мне не везло, но я нечасто встречал мэров, не брезгующих ведением подсобного хозяйства. Зато слышал про директоров захудалых сельских фирмочек, всерьез называющих себя местной элитой. В Нязепетровске, насколько я понял, элиты нет. К счастью.

Два года назад довелось в этих краях провести день с лесозаготовителями. В течение 12 часов валили сосны, спиливали сучки и убирали территорию делянки все члены бригады, включая владельца деревообрабатывающего предприятия и юрисконсульта. Ну, не принято здесь делить "воротнички" на белые и обычные.

Край с такими правилами и природой притягивает.

-- Люди всегда были преданны этому местечку и пытались воспроизводить тот уклад, который сложился до них, - говорит В. Бархатов. - Помню, еще в моей молодости, летом, сижу что-то пишу. По радио - концерт по заявкам. Женский голос: "На Урале есть маленький городок. До сих пор о нем болит душа, я так о нем скучаю. И этот город Нязепетровск". Люди, даже переезжая в Москву, сохраняют ауру, привязанность. Существует какой-то генетический код.

Даже если код этот - миф, само наличие мифа одухотворяет территорию, делает ее живой. Пример - истории с пугачевским восстанием. По одной из версий, нязепетров-ские металлурги делали для крестьянских повстанцев оружие. По другой - к тому времени, когда пугачевские братушки пришли напрячь завод, труженики уже разбрелись по личным подворьям. То есть ушли во внеплановый отпуск, спровоцировали кадровый голод, и предприятие потеряло ценность для тогдашних "рейдеров". Какая из версий достоверна, конечно, важно. Но главное в том, что эти предания вообще существуют. Связь прошлого и настоящего, местечкового и общенационального. Благодаря ей можно жить сколь угодно далеко от столиц и ощущать свой край не захолустьем, а звеном большой общей Истории. Профессор Бархатов вспоминает, с каким трепетом в 50-х годах нязепетровцы хоронили землячку, сподвижницу Марии Ильиничны Ульяновой. Фамилия революционерки - Бархатова. Говорят, что жена Якова Свердлова имеет нязепетровские корни. Да мало ли еще нитей, вплетающих Нязепетровск в российский исторический клубок!

Крановая экономика

В нынешнем октябре на выборах главы района победил Валерий Селиванов. Самовыдвиженец. Главный инженер краностроительного завода. О предприятии, будучи уже в должности муниципального лидера, говорит как о родном:

-- Завод в процедуре банкротства. Главное, чтобы она удачно завершилась. Не нарушила технологию, сохранила людей. График работы сейчас рваный, выполняются разовые заказы. Долгосрочных контрактов, насколько знаю, пока нет.

Дома в стране не строятся - кран не нужен. Тем более техника - товар не самый скоропортящийся, а рынок насытился ею еще до кризиса и сейчас спит. Когда проснется, потребует новинки. Нязепетровцы, кстати, недавно испытали кран КБ-586.

-- Сегодня больше ни один из российских заводов не делает технику такого уровня, - убежден Валерий Селиванов. - Она вполне конкурентоспособна и в Европе, и в мире. К тому же дешевле.

Тем не менее лишь краном экономику не вытянешь. Для предприятий международной нефтяной компании "Тоталь" заводчане делали крепежи высокой прочности и литые заготовки. Опыт планируется развить как одну из альтернатив монопроизводству. Расчет на новых инвесторов. Муниципалитет готов подвести к площадке все нужное, включая электричество, газ, тепло и хорошие дороги. Часть денег надеется получить по федеральной программе поддержки моногородов. Если, конечно, федералов удастся убедить в том, что Нязепетровску стоит дать денег. План развития района в ноябре одобрила межведомственная рабочая группа с участием чиновников федеральных министерств.

Кредитная история тети Нади

Ядро плана - строительство нового завода. Производить он будет из фильтрационной пыли (промышленных отходов) удобрения и металл. Стереотип: география Нязепетровска экономически ущербна. Но ведь район на стыке Свердловской, Челябинской областей и Башкортостана. От них можно получать сырье и им же поставлять готовый продукт. Есть железнодорожная ветка, которая соединяет Свердловскую и Южно-Уральскую магистрали. Буквально три-четыре километра от газопровода и линии электропередачи.

Сейчас здесь деревенька Ураим. Примерно в 20 минутах езды от райцентра. Исторически сложилась из двух частей - пристанционной и лесной. Между ними около километра. В каждой по десятку домишек, еще целых.

В отдалении от полустанка несколько домов рухнули от собственной ненужности. Обычно брошенное жилье разбирается на дрова и прочее людьми нещепетильными. Но то в населенных деревнях. Здесь растаскивать некому. Потому дом, словно почувствав, что оставлен, оседает. Оголенные подпорки надворных построек, припавшие к земле крыши, торчащие ритмы старых заборов. Ограждать уже давно нечего, а они стоят. К столбу такого забора-стража привязан шест скворечника. Дом разрушился, а скворечник готов приютить жизнь. Несколько брошенных построек угнетают пустотой окон. И как-то неуместно веселится на ветру флюгер.

Эта часть деревни состоит из двух пересекающихся улиц: Моховой и 40 лет Октября. Живут здесь девять человек. Телефонная связь - мобильная. Хлеб в основном пекут сами. За другими продуктами ездят в Нязепетровск. Бывшая почтальонка Надежда Гизетдиновна Гизатуллина примерно раз в неделю уезжает в магазин на поезде в 9.07. Возвращается вечером, минут 20 шестого. Быстрее в магазин не сходишь.

Коммерсантов сюда даже на полчаса не заманишь:

-- Из-за нескольких булок хлеба столько километров наматывать? Больше бензина сожжешь, - отвечают.

За водой ходят к полустанку. Зимой тяжеловато. Особенно когда дорогу перемело, а грейдер до Ураима добраться не успевает.

В комнате Надежды Гизетдиновны голландская печь. Бросается в глаза старая мебель. Ее сделали очень давно. Кажется, еще в первой половине прошлого века. Из интерьера выбивается относительно новый телевизор LG.

-- Купила в кредит несколько лет назад, - поясняет хозяйка.

Когда денег оставалось побольше, платила за два месяца сразу. То есть на географической точке будущего экономического роста живут люди с хорошей кредитной историей.

Недавно тетя Надя обзавелась еще усилителем сигнала:

-- Теперь у меня пять каналов ловит, даже Уфу. Как без телевизора: надо же хоть как-то забыться:

Любовь Ивановна Ужегова живет на другом краю деревеньки, на улице 40 лет Октября. Гостей флегматичным лаем встречает чистопородная кавказская овчарка Рекс. Бегающая по двору Жучка более эмоциональна.

-- Щенята у нее, - поясняет тетя Люба.

Любовь Ивановна приглашает в дом, зовет выпить чаю. Уютно у нее в доме, тепло и как-то даже забываешь, что вокруг разруха и время от времени, особенно в непогоду, в деревне выключается свет. Тетя Люба не жалуется. Рассказывает, что ее постоянно навещает внук. Он занимается бортничеством. В окрестностях весной и летом много пчел.

-- Спасибо, порадовали меня, - непонятно за что благодарит тетя Люба. - Весной приезжайте. С Андреем (внуком) по бортям походите:

И уже как-то не пугают заборные ритмы брошенных подворий. И веселье замеченного на обратном пути флюгера уже не раздражает.

Вода или пыль?

Строительство нового завода для Нязепетровска может стать экономическим прорывом. Но не нарушится ли баланс волшебной природы и человеческого мастерства? Пыль все-таки.

Виктор Бархатов предлагает сосредоточиться на развитии индустрии отдыха. Чебаркуль - озерный край. Нязепетровск станет горнолыжным. Екатеринбуржцы, кстати, уже начинают покупать дома под дачи.

Лыжи - одна из местных, как принято говорить, фишек. Нязепетровская ребятня - прыгуны с единственного в области трамплина - теснят соперников с пьедесталов всероссийских соревнований. База - для регулярных турниров по лыжному двоеборью. Об этом уже идет речь.

Другое богатство - вода. Когда в октябре в Нязепетровске был губернатор Михаил Юревич, говорили, что на местных реках можно ставить малые гидроэлектростанции. Вклад в инфраструктуру и среду для малого бизнеса. Энергия будет дешевая.

Виктор Бархатов богатство воды видит в ее чистоте и обилии. В засушливые периоды это важно, и запасы надо бы сохранить, не испортив. Немного мест осталось в области, где природа не нарушена.

По решению губернатора из областной казны выделено 95 миллионов рублей на строительство моста через реку Уфу. Старый, построенный в середине прошлого века, износился.

Сказывают, губернатор сначала усомнился в необходимости столь крупной суммы. Но потом посмотрел на реку Уфу, переправу длиной 110 метров, соединяющую с центром поселок на 500 жителей. Лично спустился под мост, посмотрел на подгнившие сваи. Сказал: "Надо строить". Поднялся на высокий берег, добавил: "Будем строить мост". Проект уже готов.

Жаль другое. При существующей в стране системе сбора налогов, сколь ни строй предприятий, в местном бюджете все равно останутся крохи. Основное вытянет центр. Значит, зависимость от вышестоящих властей в любом случае сохранится. К примеру, сейчас 56 процентов поступающих в район денег - областные. При воплощении задуманного паритет своих и "пришлых" финансов в местной казне будет 50 на 50. Впрочем, нязепетровцы на это не жаловались. Здесь вообще не принято жаловаться. Они искренне ценят, что хотя бы время от времени от губернского и федерального начальства можно получить не только обещания, но и помощь. Искренность согревает.

Комментарии
Комментариев пока нет