Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Герой России Максим Сураев: «Космос пахнет детством»

30.12.2010
Первый челябинский космонавт не прочь сняться в ремейке фильма «Белое солнце пустыни»

Первый челябинский космонавт не прочь сняться в ремейке фильма «Белое солнце пустыни».

Летчику-космонавту Максиму Сураеву всего 38 лет, а его послужной список занимает в Википедии целую страницу. В этом перечне - три высших образования, 700 часов налета на боевых истребителях, сотня прыжков с парашютом, полковничьи звезды и даже экзотическая квалификация «офицер-водолаз». Кажется, этому улыбчивому светловолосому крепышу есть дело буквально до всего.

Но главная веха в его биографии (по крайней мере, на сегодняшний день) - это длительная работа в качестве командира корабля «Союз ТМА-16» на борту Международной космической станции. Полет проходил с 30 сентября 2009-го по 18 марта 2010 года.

Хотя Сураев стал 104-м космонавтом с гражданством СССР и РФ, к нему вполне применимо словосочетание «самый первый». Максим был первым россиянином-космонавтом с таким именем, первым российским космическим блогером (на протяжении всей миссии он вел открытый интернет-дневник). Он первым вырастил на МКС полноценные колосья пшеницы. И, наконец, Максим - первый космонавт с челябинскими корнями, он родился в столице Южного Урала. Что и послужило поводом к тому, чтобы включить Максима Сураева в число номинантов премии «Светлое прошлое». Думается, данная награда найдет его быстрее, чем звезда Героя России, вручению которой так долго противилось «родное» Министерство обороны. В январе наступающего года космонавт собирается посетить Челябинск, а пока, пользуясь случаем, в эксклюзивном интервью «Челябинскому рабочему» поздравляет земляков с Новым годом.

- Максим, от космонавтов приходилось слышать, что из полета человек возвращается немного другим. С вами произошло то же?

- Действительно, после полугодового пребывания в космосе возникает какое-то особое ощущение. Смотришь сверху на нашу планету и понимаешь, насколько мы… Ну не то чтобы ничтожны, а зависимы от многих факторов, от тех же природных явлений. А космос - он, наоборот, безграничен. Вот тут-то и осознаешь, что мы, земляне, находимся пока на очень низкой стадии развития. И наши земные неурядицы, которые изводят нас в повседневной жизни, оттуда кажутся ничтожными, мелкими.

- Вы стали первым челябинским космонавтом. Что можете вспомнить из южноуральского этапа вашей жизни?

- Действительно, родился я в Челябинске. Но прожил в нем совсем немного, где-то до полутора лет. Потом отца перевели служить в Шадринск Курганской области. Дело в том, что он офицер-авиатор, поэтому мы сменили много городов, много гарнизонов. Но с Челябинском семью Сураевых связывает еще и то, что мой отец - выпускник Челябинского училища военных штурманов.

- В этом году вас номинировали на премию «Светлое прошлое». Насколько это было для вас неожиданно?

- И неожиданно, и очень приятно. Когда буду в Челябинске, то после всех протокольных мероприятий обязательно встречусь со своим другом Максимом Чурбаковым, он живет в вашем городе. Мы с ним вместе учились в военном училище. Потом наши пути разошлись, мы давно не виделись, так что с удовольствием воспользуюсь случаем.

- Кстати, о церемонии. На ней будет присутствовать еще один космонавт, дважды Герой Советского Союза Георгий Гречко. Несмотря на разницу в возрасте, вы с ним очень похожи: и внешне, и тем, что улыбаетесь постоянно…

- Мне трудно судить. Если честно, с Георгием Михайловичем мы видимся нечасто. Да и живем не рядом: он в Москве, я в Подмосковье. А то, что он будет на церемонии… Так решили организаторы «Светлого прошлого». Очень надеюсь, что во время челябинской поездки мы с Георгием Михайловичем пообщаемся поплотнее.

- Максим, вы принадлежите к поколению, мальчишки которого (в отличие, например, от пацанов 60-х) не мечтали поголовно покорять Вселенную. Тем не менее вы стали космонавтом. Что к этому подтолкнуло?

- Во-первых, я еще захватил советское время, когда в школах говорили о патриотизме, о долге перед Родиной, когда ребенку старались привить чувство ответственности. Во-вторых, я воспитывался в семье военного. Так что когда встал вопрос о выборе жизненного пути, то альтернативы для меня не было: только военное училище. С детства хотел стать летчиком, как мой отец. Но профессия космонавта тогда представлялась мне чем-то нереальным, запредельным. Казалось, до этой вершины я дотянуться никогда не смогу. Но потом окончил летное училище, военную академию и все-таки прошел отбор в отряд космонавтов. Наверное, мне помогло то, что и училище, и академию окончил с отличием. Отбор состоялся в 1997 году, а через двенадцать с половиной лет я полетел в космос. Кто ищет, тот всегда найдет.

- Несмотря на южноуральские корни, своим родным городом вы считаете подмосковный Ногинск.

- Да. Так получилось, что там я получил аттестат о среднем образовании, там до сих пор живут мои родители. Перед своим полетом я связался с Ногинским департаментом образования, и мы организовали сеанс связи школьников с космонавтами.

- С орбиты вы отвечали на детские вопросы. Были среди них такие, что поставили вас в тупик?

- Наверное, нет. Вопросы, которые интересуют школьников, очень похожи на те, которые мне задавали взрослые. Ну, например: как вы там живете, как спите, как едите, как ходите в туалет, не страшно ли вам было? Стандартный, типовой набор вопросов.

- Вы военный летчик. По литературе и фильмам мы знаем, что авиаторы - народ весьма суеверный. Скажите, а у космонавтов есть свои приметы, обычаи, суеверия?

- Даже больше, чем у летчиков. На порядок больше. Тут, наверное, сам характер нашей рискованной работы сказывается. Космонавт, на которого давит груз огромной ответственности, всегда подспудно думает: не дай бог случится ошибка, а ты до этого не выполнил какой-то заведенный другими ритуал. На кого тогда пенять? Космонавт права на ошибку не имеет.

- А можете привести пример «космических» примет?

- Ну, их очень много. Перед полетом космонавты обязательно расписываются на двери номера, где жили, на станции над своими каютами крепят эмблему корабля. В последнее время стали приглашать батюшку для освящения ракеты. Есть и такие приметы, которые я не стал бы широко озвучивать. А об обязательном просмотре перед полетом фильма «Белое солнце пустыни» знают все.

- Да, это факт общеизвестный, неоднократно озвученный. Кстати, если бы сегодня снимали ремейк этого советского вестерна и на съемки пригласили космонавта Сураева, то какую бы роль он для себя выбрал?

- Даже не знаю… Скорее всего, ту, которую бы режиссер предложил. Очень люблю этот фильм, готов пересматривать его бесконечно. Разумеется, из героев нравятся Сухов, Верещагин, Саид… (на борту МКС Максим работал в футболке с ликом товарища Сухова на груди. - Авт.)

- А Петруха?

- Петруха тоже симпатичен. Но он больше чувство жалости вызывает. По возрасту Петруха еще почти пацан, а попадает в такие переплеты, которые даже осмыслить толком не может, под которые не может подстроиться.

- Короче, таких, как Петруха, не берут в космонавты?

- Ну почему же, он вызывает симпатию. Но Петрухе бы в школе еще поучиться, а он уже воюет. К сожалению, такие были обстоятельства.

- Американцы называет своих первопроходцев космоса астронавтами. Мы - космонавтами. Какой термин, на ваш взгляд, лучше выражает суть профессии?

- Честно говоря, я особой разницы не вижу. Там, на станции, границ нет, не как на Земле. Так что в этом смысле космонавты и астронавты - люди будущего. Мы с американцами занимаемся похожей работой. И они, и мы, отправляясь в полет, держим в уме одно: нужно выполнить свою миссию максимально качественно, чтобы помочь человечеству продвинуться чуть-чуть вперед. Сказано, может, высокопарно, но это так.

- Скажите, а как выглядит Челябинск из космоса? Вы специально присматривались?

- Конечно. Хорошо он из космоса выглядит. Крупный, значительно больше других городов. Иногда следы выбросов заводов и фабрик можно увидеть, но на фоне снега они трудноразличимы.

- В наступающем году исполняется 50 лет со дня полета Юрия Гагарина. Будь Юрий Алексеевич жив, что бы вы ему подарили, что бы пожелали?

- Что бы подарил? Трудно сказать, может, пшеницу, которую на станции вырастил. А вот насчет пожелания… Конечно, пожелал бы ему, чтобы он берег здоровье. Юрий Гагарин - это один из немногих, а, может, даже единственный человек, пропитанный аурой добродушия, порядочности, скромности, трудолюбия. И если бы он был жив, я бы сказал ему: «Юрий Алексеевич, берегите себя, потому что вы нужны не только нам, но и всем землянам».

- Звезду Героя вам уже вручили?

- Пока нет. Указ президент 30 октября подписал, а для звезды, видимо, золото еще где-то намывают (смеется).

- Что бы вы пожелали жителям Челябинской области?

- Пользуясь моментом, хочу пожелать всем южноуральцам здоровья. Потому что без него - никуда. И еще - счастья, теплоты, чтобы социальные проблемы шибко не душили. Чтобы материальное положение улучшалось, чтобы было комфортнее жить, а детишки подрастали и радовали. С Новым годом!

Выдержки из космического дневника Максима Сураева:

О пшенице

Я, когда салат для эксперимента сажал, нашел оставшиеся от предыдущей экспедиции семена пшеницы. И контрабандой их посадил.

А пшеница все-таки шикарная выросла. До этого несколько раз пытались, а получались, как ученые говорят, «монстры без зерен». Не без сожаления я срезал свою пшеничку.

О питании

Передачи с земли от родных чем-то напоминают передачи в больницу.

Лука и чеснока присылают столько, что если съедать по цыбуле на завтрак, обед и ужин, то останется еще, чтобы натираться на ночь для приятных сновидений.

Эх, сейчас бы наших хрустящих огурчиков соленых, из бочечки!

Нас веселят переводы на американских банках с продуктами. Например, вместо «Орехи кешью» написано «Грехи кешью». Едим и грехи. Здесь можно.

О запахах

Как пахнет космос? В двух словах не объяснишь. Помните, в детстве: берешь два гранитных камушка и ударяешь друг о друга. Вот так пахнет космос.

В условиях невесомости обоняние обостряется. И когда приходит грузовик, то это как ритуал: все собираются у люка, чтобы вкусить воздух с Земли. Никогда не думал, что можно получать наслаждение от таких обычных вещей.

Комментарии
Хорошо что такие люди в стране нашей еще есть.
eserg512
04.01.2011 21:37:51